Об особенностях экономической ситуации в Ливии в условиях гражданской войны. Часть 5

Гуманитарная деятельность и ливийская диаспора за рубежом

Драматические события февральского мятежа 2011 г. в Киренаике, вылившиеся в иностранную военную интервенцию прямо выступившую на стороне мятежников привели к исходу значительного количества ливийцев за пределы бывшей Джамахирии. Точной статистики на этот счет не существует, кроме разрозненных отчетов администрации центров помощи беженцам и перемещенным лицам, действовавшим под эгидой ООН и различных гуманитарных организаций, но они касаются, главным образом, беженцев неливийцев, а иностранных рабочих, выезжавших из страны в связи с закрытием большинства тех проектов, на которых они были заняты.

Нас же интересуют граждане Ливии и таковых, покинувших страну на конец 2011 года, приблизительно насчитывают не менее 350 тысяч человек, выехавших, в основном, в соседние Тунис, Алжир и Египет. Есть и более радикальные оценки, приближающиеся к полумиллиону человек, но, по нашей оценке, эта цифра более близка к общему количеству людей, выехавших из Ливии, включая иностранцев.

Что касается ливийцев, бежавших от войны, то их большее количество приходится на завершающий этап войны и первые два месяца после ее формального окончания в октябре 2011 года. Основная масса их спасалась от террора и анархии, охвативших Триполитанию в первые недели после падения режима, а вовсе не потому, что являлась идейными сторонниками Джамахирии. Около трети покинули страну в ходе боевых действий. По мере становления новой власти и окончания судебных процессов и разного рода люстраций и преследования сотрудников прежних органов власти, некоторые из беженцев вернулись, но их количество вряд ли превышало 50 тысяч человек, чему способствовали мягкий режим введенный для ливийских беженцев странами-реципиентами и достаточно высокий уровень состояния, знаний и умений этих людей: многие из них неплохо обустроились на новом месте, нашли работу, или могли, в общем, безбедно жить, поскольку успели вывести за рубеж средства, в частности, через тунисские и мальтийские банки.

Впрочем, эта т.н. «первая» волна иммиграции вскоре пополнилась второй, когда после 2013 года значительное число ливийцев, не менее 70-100 тысяч человек выехали из страны в поисках лучшей доли, работы, или на обучение и лечение, где многие остались и попытались найти себя на новом месте. Таких, назовем их, временно выехавших, много оказалось в Турции, в Египте, некоторым удалось добраться до Германии, Финляндии, Украины и даже, РФ.

Следует упомянуть и несколько тысяч человек, оказавшихся в соседних африканских странах: Чаде, Нигере, Мали, ЦАР.

В целом, образовавшаяся после событий 2011 года ливийская диаспора, сосредоточилась, главным образом в арабских странах: Египте, Тунисе, Алжире, ОАЭ, Катаре. Значительные группы беженцев проживают в Европе. Политически, на сегодня, примерно, половина из нее является сторонниками прежней власти, среди ее идейных сторонников, не лично семьи М.Каддафи, хотя, много и таких, а образа правления и общественной организации, много бывших функционеров Джамахирии, управленцев, старших и высших офицеров бывших Сил вооруженного народа, представителей интеллигенции и бизнеса, потерявших собственность в результате ее передела и под политическим предлогом. Часть из них поддерживает деньгами силы «Зеленого сопротивления», действующих на юге Ливии и склонна консолидироваться вокруг Айши Каддафи, дочери М.Каддафи, часть считает семью лидера виновной в поражении Джамахирии и предпочитает действовать самостоятельно. Вторая половина ливийской диаспоры политически индифферентна. Не лишне будет упомянуть о том, что под контролем части вынужденных переселенцев и беженцев оказались очень внушительные денежные средства, во всяком случае, части бывшей ливийской номенклатуры удалось сохранить активы на сотни миллионов долларов, хотя это обстоятельство не афишируется.

Такое положение дел, а также сохранение в прежнем виде системы социальных гарантий, когда государство брало на себя лечение и медицинское обеспечение граждан, особенно тех, кто претендовали на те, или иные заслуги в «деле революции» обусловили реализацию обеими ветвями ливийской власти ряда гуманитарных акций, не имеющих в силу финансовых ограничений постоянный характер, а, скорее, разовых, но достаточно регулярных в силу PR составляющей и неизбежной, в таких случаях, политизированности, когда каждая из сторон стремится доказать, что она заботиться о людях надлежащим образом.  Бюджету подобные вещи обходятся «в копеечку».  Ситуация усугубляется тем, что часть ливийских дипмиссий в условиях противостояния Тобрука и Триполи не в состоянии полноценно и в срок оказывать помощь нуждающимся в ней беженцам и пребывающим за границей, гражданам.

Так, посольство Ливии в Каире заявило, что ежедневные расходы из-за присутствия 3500 ливийцев, оказавшихся в бедственном положении в Египте, составляют 60 000 долларов США, и обратилось к Верховному кризисному комитету по борьбе с пандемией короновируса при Президентском совете правительства национального согласия с просьбой вмешаться и решить эту проблему.

В письме, адресованном кризисному комитету, посольство уточнило, что число людей, оказавшихся в Египте, скорее всего, удвоится по мере его уточнения, что приведет к росту расходов, которые еще не оплачены.

Посольство подтвердило, что оно все еще ждет финансовых ассигнований на кризисный период, что поставило его в неловкое положение с гостиничными компаниями, которые просят заплатить деньги, в дополнение к тем больницам, где лечились ливийцы до кризиса короновируса.

Кроме того, посольство указало, что 7000 студентов, обучающихся за свой счет на разных уровнях образования, обратились в посольство, чтобы оплатить финансовые сборы за обучение из-за прерывания операций по переводу средств из Ливии, что «усложнило ситуацию».

Несмотря на наличие депозитов на счетах посольств в Каире, процесс распоряжения этими средствами затруднен из-за отсутствия разрешений на их использование, говорится в письме, адресованном кризисному комитету.

Посольство обратилось к представительству Ливийской инвестиционной компании в Египте с просьбой помочь в свете нынешнего кризиса, считая, что проблема носит «патриотический характер» и надеется, что властям в Триполи удастся обеспечить перевод финансовых ассигнований и «ускорить возвращение обездоленных граждан на родину, чтобы избежать дальнейших расходов и долгов».

Заместитель министра иностранных дел ПНС, Махмуд аль-Тлиси подтвердил, что фактические процедуры для карантина ливийцев, оказавшихся в Тунисе, Египте и Стамбуле введены в действие, объяснив, что график возвращения будет составлять 14 дней карантина, после чего их будут выпускать из обсерваций убедившись в их сохранности и полной свободе от вируса.

М.аль-Тлиси отметил, что под его председательством и в следующем составе: заместителей министров внутренних дел, экономики и здравоохранения был сформирован четырехсторонний кризисный комитет для рассмотрения всех вопросов, которые препятствуют возвращению ливийских граждан, оказавшихся за границей после принятия решения о приостановлении деятельности всех портов и аэропортов в стране.

М.аль-Тлиси пояснил, что комитет начал свою работу в контакте с консульствами, главами миссий и ливийскими посольствами за рубежом, чтобы обеспечить необходимое медицинское обслуживание, а также услуги проживания для граждан, находящихся в затруднительном положении, согласно тем положениями, что были опубликованы Комитетом по коммуникации и медицинской информации Национального центра по контролю за заболеваниями.

М.аль-Тлиси добавил, что механизм работы кризисного комитета был разделен на две фазы, первая фаза включала реализацию комплекса мер по предоставлению мест для «карантинного» жилья и предоставление медицинских услуг по уходу на дому. Вторая фаза включала обеспечение процедур обнаружения вируса и последующих мер по карантинным мероприятиям.

Заместитель министра иностранных дел ПНС также заявил, что число ливийцев, оказавшихся за границей, составило 15 000 граждан, проживающих в 45 европейских и африканских странах, отметив, что комитет «работает над сбором информации о тех, кто оказался в других странах, чтобы начать процедуру их возвращения». Очевидно, и это признает сам орган ПНС, что указанное количество не соответствует реальному числу, а относится к тем, кто встал на консульский учет в срочном порядке, и действительно затруднен в средствах так как многие ливийцы предпочитают по различным причинам не декларировать свое пребывание в той или иной стране.

Махмуд аль-Тлиси подчеркнул, что комитет работает над механизмом для возвращения людей в Нидерландах и Португалии через карантин до их возвращения в Ливию, добавив, что ливийское государство будет работать над арендой самолетов, чтобы вернуть сограждан из стран, куда у ливийских самолетов нет разрешения на вход в их воздушное пространство.

Меры гуманитарного характера наиболее эффективны во взаимодействии с международными организациями и в этом ливийцы не стали «изобретать велосипед», Генеральный секретарь Ливийского общества Красного Полумесяца, Мари аль-Идриси проинформировал посла США в Ливии, Ричарда Норланда, сотрудников американского посольства и Агентства США по международному развитию о работе по жизнеобеспечению, проводимой Ливийским Красным Полумесяцем как крупнейшей и самой престижной национальной гуманитарной организацией в Ливии.

М.аль-Идриси заявил, согласно сообщению посольства США в Ливии на его странице в Facebook, что, Ливийский Красный Полумесяц, насчитывающий более 36 филиалов и 8000 добровольцев по всей стране, «стоит на передовой с точки зрения усилий по смягчению воздействия конфликта на гражданское население и оказанию помощи посредством усилий, предпринятых для сдерживания распространения новой эпидемии вируса».

Посол Норланд выразил желание США как можно скорее положить конец вооруженному конфликту, чтобы облегчить страдания и дать властям возможность сосредоточиться на противодействии угрозе общественному здоровью в Ливии и выразил свое восхищение хорошей работой, проделанной М.аль-Идриси и добровольцами Ливийского Красного Полумесяца, заявив: «Ливии повезло, что такие люди работают над облегчением страданий в своей стране».

Глава Президентского совета ПНС Фаиз Саррадж поручил своему Министерству иностранных дел выполнить рекомендации кризисного комитета, сформированного в соответствии с резолюцией Президентского совета № 206 2020 года, относительно ливийцев, оказавшихся за границей и желающих вернуться на родину.

Ф.Саррадж заявил, что это будет координироваться с Национальным центром по контролю за заболеваниями после проведения карантина и необходимых медицинских анализов в странах, в которых находятся ливийские граждане.

«Этот шаг осуществляется в рамках последующей деятельности секретаря кризисного комитета, которому поручено изучить положение ливийцев, оказавшихся за границей, и преодолеть трудности, с которыми они сталкиваются», — заявил Саррадж. Финансирование гуманитарной деятельности, тем временем, осложняется, зачастую, непредусмотренными препятствиями. Такими, когда, например, глава комитета по ликвидности при Центральном банке Ливии, Рамзи Ага сообщил, что есть информация из Турции о невозможности использовать ливийские средства, хранящиеся в турецких банках. При том что в Турции находится несколько тысяч ливийцев.

Р.Ага добавил через свой аккаунт в Facebook, что в переписке управляющего Центрального банка Турции с управляющим Центрального банка в Триполи, Аль-Сиддиком аль-Кабиром, говорится, что ливийские средства, депонированные в турецких банках, не могут быть использованы до погашения ливийского долга.

Председатель комитета пояснил, что к долгам относятся расходы по закупке оружия, лечению раненых и расходы на перевозку наемников, отметив, что уже существуют судебные прецеденты, когда турецкие суды выдавали компенсационные решения в отношении турецких компаний, заключивших контракты с ливийским государством.

Р.Ага предположил, что эти меры были вызваны ухудшением экономического положения страны Турции с возможностью крупного краха турецкой лиры, особенно после того, как доходы от туризма были прерваны из-за пандемии коронавируса.

Р.Ага отметил, что Центральный банк Ливии имеет валютные резервы, превышающие 80 млрд долларов, большая часть которых в последний период была переведена в турецкие банки и стала их неотъемлемой частью в соответствии с решением Центрального банка Турции.

51.9MB | MySQL:101 | 0,367sec