Иран накануне выборов

14 марта в Иране проходят парламентские выборы. Лишь за неделю до их проведения — 6 марта были окончательно определены и опубликованы все партийные списки, и, согласно Закону о выборах, началась агитационная кампания. На 290 мест в парламенте претендуют почти 5 тысяч кандидатов, которые делятся на независимых и выставленных партиями или группами.

До 3 марта продолжал работу Наблюдательный совет, который подтверждал или пересматривал решения, принятые комиссиями на местах по отводу или утверждению кандидатов в меджлис. В результате пересмотра решений комиссий на местах, подтверждающих благонадежность кандидатов, было «реабилитировано» более 300 человек. В итоге не было допущено к выборам более 2000 из 7500 человек, подавших заявки на участие, или 27 %. 310 человек сами приняли решение об отказе от участия в выборной кампании.

С особой надеждой ожидали окончательного решения об утверждении кандидатур партии реформаторской ориентации, поскольку большинство их представителей на первом этапе не были допущены к выборам. В течение месяца Наблюдательный совет рассматривал поданные апелляции и буквально в последние дни подтвердил полномочия ряда кандидатов, что дало возможность реформаторскому лагерю сформировать списки по большинству избирательных округов и составить конкуренцию консерваторам. Несомненно, что политическая борьба будет проходить не на основе равноправного соперничества. Реформаторы практически лишились большинства знаковых фигур. Причем, часть из них оказалась недопущенной к выборам, другие же, пройдя утверждения, сами приняли решение отказаться от участия, не считая их демократическими, в качестве протеста против массового отклонения кандидатов от реформаторов или по другим, не разглашаемым причинам. Так, сняли свою кандидатуру такие известные представители как Мохаммад-Реза Ареф – вице-президент в период М.Хатами, Реза Амроллахи — бывший представитель ИРИ в МАГАТЭ и другие. Внук имама Хомейни после того, как Наблюдательный совет подтвердил его благонадежность, по настоянию семьи отказался от участия в предвыборной гонке. В итоге оппозиционное крыло смогло выставить своих кандидатов лишь в 1/3 избирательных округов страны. Реформаторы не представлены в таких крупных городах страны как Мешхед, Исфаган, Шираз, Решт и Сенендедж. Тем не менее, руководители всех течений реформаторского толка приняли решение принять максимально широкое участие в выборах, включив в свои списки менее известных лиц или поддержав приемлемые кандидатуры из других объединений, и основное внимание сосредоточить на Тегеране.

Окончательно определилась и расстановка политических сил. Лагерь реформаторов представлен тремя основными течениями, каждое из которых выдвинуло свой список по Тегерану и ряду других округов. В их числе Коалиция реформаторов (Этелаф-е эслахталабан, Reformists Coalition), в списки которой входят 116 кандидатов от Фронта Мошаракат (Партнерство, Islamic Iran Participation Front) и партии Каргозаран (Созидатели, Servants of the Construction Party). Это объединение считает своим лидером М. Хатами, себя рассматривает продолжателями линии фронта 2-го хордада. По мнению некоторых аналитиков, лишь присутствие кандидатов от партии Каргозаран может принести голоса избирателей этой коалиции .

Второй список выдвигает партия Народное доверие (Этемад-е мели, National Confidence Party), 78 кандидатов которой были реабилитированы Наблюдательным советом, и теперь ее списки включают 160 человек. Их лидер – М. Кярруби, который несколько дистанцируется от сторонников М. Хатами и движения Мошаракат и представляет наиболее умеренное крыло реформаторов. В последние предвыборные недели настолько остро проявились разногласия между этими двумя группировками, что бывший руководитель движения Мошаракат Р.М. Хатами заявил, что М. Кярруби нельзя относить к реформаторам.

Третий список представила Народная коалиция за реформы (Этелаф-е мардоми-йе эслахат, National Reformists Coalition). В это объединение входят такие партии движения 2-го хордада, как Исламская ассоциация женщин Ирана, Партия демократии (Хезб-е мардомсалари), Фронт освобождения (Джабхе-йе азади) и частично Партия солидарность (Хамбастеги). Появление этого образования было вызвано разногласиями, возникшими между сторонниками М. Хатами и М. Кярруби в ходе подготовки к выборам. Эта коалиция занимает промежуточное положение: с одной стороны, они разделяют линию Кярруби, но, с другой, стремятся сохранить свою связь с движением 2-го хордада.

Списки этих трех объединений имеют много общих кандидатов. Абульфазл Шакури – известный моджтахед, главный редактор газеты «Этемад-мели», депутат меджлиса 6-го созыва, Джавад Этаат – основатель Дома партий, политолог, Асадолла Кийан Эрси – депутат меджлисов 1-го, 2-го, 4-го, 6-го созывов, член Высшего совета племен Ирана и ряд других. В провинциях списки совпадают почти на 80%.

Отдельно от коалиций реформаторов на выборах выступают умеренные (Джабхе-йе этедальгарайан, Moderates), представленные партией Умеренность и развитие (Этедал ва Тоусее, Moderation and Development Party) и Партией труда (Хезб-е кар, Labor Party). Это течение выставило кандидатов в 23 округах страны, причем ряд из них общие с реформаторским лагерем или независимыми консерваторами. Их лозунг на выборах – «Народ : умеренность, единство, достоинство ».

Консерваторам, несмотря на многочисленные попытки выступить единым фронтом, не удалось прийти к согласию относительно единого списка, и это течение будут представлять на выборах кандидаты нескольких объединений. Первое – Объединенный фронт консерваторов (UFF – United Fundamentalist Front, Джабхе-йе мотахед-е осульгарайан), руководство которого составляют сторонники президента, – основное объединение этого лагеря,. Свой список выставляет также Всеобщая коалиция консерваторов (Этелаф-е фарагир-е осульгарайан, Comprehensive Coalition of Fundamentalists), основу которой составляет недавно созданная Партия развития и справедливости под руководством Телаи Ника (Хезб-е эдалат ва тоусее). Появление и организационное оформление этой коалиции связывали с именами А. Лариджани, М.Б. Галибафа и М. Резаи, однако в последние дни перед выборами появились сообщения о том, что Галибаф и Лариджани будут поддерживать кандидатов Объединенного фронта. О своей поддержке ОФК заявили и руководитель Кумского религиозного центра аятолла Язди и лидер Общества борющегося духовенства аятолла Махдави-Кяни.

Третьей силой лагеря консерваторов выступает Народный фронт независимых консерваторов (Джабхе-йе мардоми-йе осульгарайан-е мостагель, Independent fundamentalists). Отдельно от основных объединений консерваторов выставляет своих кандидатов коалиция Хезболла (Этелаф-е бозорг-е хезболла, Hezbolla Coalition).

И, наконец, последний список кандидатов выставляет Ассамблея специалистов Ирана (Маджма-е мотахассесин-е Иран), который включает в себя представителей двух флангов.

Обращает на себя внимание большое количество общих кандидатов и среди объединений консервативного спектра, хотя ОФК официально запретил своим кандидатам давать согласие на вхождение в списки других объединений.

Большое количество списков, выдвигаемых объединениями, несомненно, приведет к распылению сил и ослаблению и того, и другого лагеря. Названия коалиций, выставляющих списки, практически совпадают, а повторение имен кандидатов вызывает у представителей основных сил опасения в том, что голосующие не смогут разобраться в их многообразии и сделать правильный выбор.

В ходе предвыборной агитации основные политические силы, предсказывая абсолютную победу свои кандидатам, резко критикуют действия и программы оппозиционного лагеря. Так, реформаторов обвиняют в связях с Западом и даже получении материальной помощи для выборной кампании от США. Ухудшение экономической ситуации в стране и рост ее международной изоляции увязывают с ошибками в политике, проводимой радикальными фундаменталистами. Их обвиняют и в извращении некоторых установок имама Хомейни. Так, например, в связи с выборной кампанией поднимался вопрос о вмешательстве военных в политику, в частности, их влияние на ход выборов. Предметом обсуждение стало высказывание руководителя Корпуса стражей исламской революции генерала М.А.Джафари, сделанное в начале февраля сего года о том, что Корпус и члены движения Басидж должны на выборах поддержать фундаменталистов. Такое заявление вызвало бурю негодования в иранской прессе и повлекло за собой обращения ряда известных богословов, в которых отмечалось, что Хомейни выступал резко против вмешательства военных в партийно-политическую сферу . Несколько дней спустя были даны разъяснения о том, что слова Джафари были неправильно поняты, он лишь имел ввиду поддержку фундаментализма в религиозном смысле. Тем не менее, вполне вероятно, что административный аппарат в своих интересах будет оказывать определенное давление на голосующих.

Активисты двух политических флангов выступают со своими прогнозами относительно результатов выборов. Так, представители реформаторов заявляют о возможности завоевать от 1/3 до 1/2 мест в новом парламенте, а партия Народного доверия делает ставку на 55% кресел . Фундаменталисты уверены в своей абсолютной победе. Спикер нынешнего меджлиса Г.Р.Ходдад-Адель считает, что большинство в новом парламенте будет в руках представителей умеренных фракций из двух политических лагерей. Лидер партии Каргозаран уверен, что реформаторы, даже получив меньшинство, сумеют создать сильную, дееспособную фракцию, подобно меньшинству в меджлисе 5-го созыва, и оказывать влияние на принятие решений относительно дальнейшего развития страны . Однако, в любом случае, окончательное решение будет за избирателями, и именно их явка на выборы решит судьбу основного законодательного органа страны.

1. Иран. 12.03.2008.

2. Там же.

3. Каргозаран. 13.02.2008.

4. Этемад-е мели.25.02.2008.

5. Tehran Times.12.03.2008.

51.96MB | MySQL:101 | 0,352sec