О развитии социально-экономической ситуации в Ливане. Часть 1

Экономический кризис в Ливане, начавшийся осенью 2019 года и приведший к политическим потрясениям, не только не закончился, но и набирает новые обороты. Последняя неделя апреля продемонстрировала дальнейшее падение курса национальной валюты: до 4000 ливанских фунтов за доллар. Таким образом, настоящий обменный курс  национальной валюты в два с половиной раза превышает официальный. Свободное падение ливанского фунта вызвало 27-28 апреля массовые народные волнения в Триполи, где протестующие нападали на здания банков, кидали камнями и коктейлями Молотова в полицейских и военнослужащих и даже подожгли один армейский бронетранспортер.

В этих условиях заметно обострился конфликт между правительством Хасана Диаба и президентом Banque du Liban (Центробанка Ливана) Риядом Саламе, на которого нынешний кабинет министров хотел бы возложить ответственность за угрожающий финансовый кризис. 24 апреля премьер-министр Хасан Диаб  в своем выступлении обвинил Центробанк в «непрозрачности» и в выводе нескольких миллиардов за рубеж после начала кризиса. Премьер заявил о том, что недоволен действиями Banque du Liban и настаивает на независимом аудите. В ответ на это 29 апреля Рияд Саламе провел часовую видеоконференцию для того, чтобы оправдаться в своих действиях и снять с себя ответственность. По его словам, законодательство Ливана не обязывает согласовывать с правительством каждый издаваемый Центробанком циркуляр, но сотрудничество ЦБ с кабинетом министров будет продолжаться. «Мы будем защищать независимость Центрального банка, а наши циркуляры находятся в полном соответствии с законодательством», — сказал Саламе. Касаясь падения национальной валюты, банкир отметил: «Вопрос о контроле над обменным курсом осложняется дефицитом долларовых банкнот. Текущий курс в обменных пунктах колеблется в связи со спросом. Однако мы не будем пассивно стоять в стороне и сделаем все, чтобы этот курс стабилизировать». Что касается коммерческих банков, то, по словам Саламе, Banque du Liban старается не допустить банкротства ни одного банка, чтобы не допустить потери денег вкладчиков. Саламе отметил, что из 5,9 млрд долларов, выведенных из страны с момента начала кризиса, 3,7 млрд были выделены на покрытие кредитов, а 2,2 млрд – это деньги вкладчиков в наличности. По словам  Саламе, валютные резервы Центробанка составляют 20 млрд долларов, что достаточно для покрытия текущих расходов государства. Что касается упреков в том, что деньги, выделявшиеся Центробанком, разворовывались или расходовались не по назначению, то Саламе их парировал. По его заявлению, ЦБ только выделял деньги правительству, но не контролировал его расходы. Он отметил, что Banque du Liban не нагружал правительство новыми расходами, но наоборот способствовал уменьшению дефицита, в частности, регулированием цен на золото. «Мы не осуществляем непрозрачных расходов. Центробанк публикует свои отчеты каждые 15 дней», — заявил Рияд Саламе. В свою очередь Хасан Диаб выразил обеспокоенность утечкой из банковской системы 2,3 млрд долларов за рубеж с начала кризиса. По его данным потери  Центробанка с начала кризиса составили 7 млрд долларов, из них 3 млрд только за последний месяц. Премьер-министр предложил поручить независимой компании аудит Banque du Liban и оценку его нынешнего состояния.

Независимые эксперты отмечают, что ливанская экономика и без того пораженная тяжелым финансовым кризисом, может не выдержать локдауна, связанного с карантином, введенным в связи с пандемией коронавируса. Карантин был официально введен в Ливане 15 марта. 21 марта жителей обязали оставаться в домах, а 26 марта был введен запрет на перемещение в ночное время по улицам. Однако прекращение деловой активности в связи с карантином способно только еще больше усугубить экономические проблемы Ливанской Республики. Согласно прогнозу Всемирного банка, появившемуся еще в феврале 2020 года, 40% ливанцев к концу текущего года будут жить в условиях бедности, а сокращение ВВП достигнет 12%. Цены на многие продукты питания в связи с кризисом выросли почти вдвое и нет никакой гарантии того, что они вернутся к прежнему уровню.

Можно выделить несколько причин бедственного положения дел в ливанской экономике. Во-первых, получаемые прибыли в относительно благополучные 1993-2010 годы тратились не на капиталовложения, развитие производства и инфраструктуры, а на импорт, финансовые спекуляции и спекулятивные вложения в недвижимость. Во-вторых, гражданская война, развернувшаяся в 2011 году в Сирии привела к потере важного для Ливана сирийского рынка и торговых путей в Иорданию и страны Персидского залива, что способствовало снижению активности Бейрутского порта. В-третьих, ухудшение отношений Ливана с государствами ССАГПЗ и нестабильность в соседней Сирии привели к уменьшению доходов туристического сектора. Пандемия COVID-19 способна только усугубить экономический кризис. Ситуация осложняется слабостью государства и государственной социальной защиты в Ливане. По данным Всемирного банка, 40% ливанцев заняты в неформальном секторе и не могут рассчитывать на социальную защиту. Принятая в Ливане в 2012 году Национальная программа по борьбе с бедностью часто критиковалась как неадекватная. Только 10% зарегистрированных ливанцев с минимальными доходами получили материальную помощь. По словам профессора Американского университета в Бейруте Ли Бу Хатера, значительная часть социальной защиты осуществляется в Ливане неправительственными организациями (НПО), которые в свою очередь спонсируются государством. Около 250 организаций гражданского общества оказывают помощь 40 тысячам ливанцев. Очень часто эти организации носят конфессиональный характер,  то есть распределяют помощь среди представителей определенных религиозных общин. Такая практика укрепляет конфессионализм и социальные связи внутри определенных общин. Однако нехватка ресурсов в целом по стране ведет к снижению эффективности такой помощи.

Еще одним фактором, усугубляющим экономические проблемы Ливана, является упадок в сферах туризма и сервиса. Большинство ливанских фирм являются предприятиями мелкого и среднего бизнеса, в каждом из которых занято не более пяти человек. Значительный удар нанесен по индустрии общественного питания. В период с октября 2019 года по апрель нынешнего года только в Бейруте закрылось 800 ресторанов, что привело к потере работы 25 тысячами человек. Генеральный секретарь Синдиката владельцев ресторанов, кафе, кондитерских и ночных клубов Майя Бехази Нун отмечает, что эти 25 тысяч человек в свою очередь обеспечивали 100 тысяч человек в своих семьях. В настоящее время в ресторанах и кафе Бейрута работают 125 тысяч человек, но их будущее также находится под угрозой. В настоящее время предприятия общественного питания в Бейруте закрыты на карантин. Доставка разрешена, но не в ночные часы. Однако многие курьеры доставляют еду и ночью. По словам одного из них, он рискует оказаться в тюрьме, но это лучше, чем оказаться на улице без работы. Майя Бехази Нун отмечает, что ее Синдикат будет просить у правительства Ливана финансовую поддержку.

52.58MB | MySQL:112 | 0,327sec