Об изменениях в военно-политической обстановке на Ближнем Востоке и в Северной Африке (27 апреля – 3 мая 2020 года)

Ливийская национальная армия (ЛНА) объявила 27 апреля, что берет на себя управление страной. Об этом в видеообращении к нации заявил командующий ЛНА фельдмаршал Х. Хафтар. Одновременно он объявил о прекращении действия Схиратского соглашения (политическое соглашение, подписанное в декабре 2015 г. в г. Схирате (Марокко) и основанное на мирном плане ООН, предусматривающем создание в Ливии органов власти, в частности, Правительства национального согласия (ПНС) и Президентского совета с функциями главы государства). Хафтар также сообщил, что ЛНА будет работать над созданием условий для формирования постоянных гражданских институтов государства в соответствии с волей народа.

Со своей стороны председатель Палаты представителей Ливии (постоянный избранный парламент, действующий на востоке страны) А. Салех заявил 29 апреля, что у него нет разногласий с командующим ЛНА. А. Салех также указал, что выдвинутая им инициатива по урегулированию кризиса в стране «не противоречит последнему заявлению Хафтара». Напомним, что ранее Салех призвал к прекращению боевых действий в Ливии в связи с наступлением священного для мусульман месяца рамадан. Среди его предложений — создание единых органов власти при соблюдении пропорциональной географической представленности трех исторических регионов страны (Киренаики, Триполитании и Феццана), разработка новой конституции, проведение в соответствии с ней президентских и парламентских выборов.

29 апреля командование ЛНА «в ответ на призыв дружественных стран остановить боевые действия в священный месяц рамадан» объявила о прекращении боевых действий, но оставило за собой право «незамедлительно и жестко отвечать на любые нарушения со стороны террористических группировок». Одновременно ЛНА сообщила, что «в течение нескольких дней будет объявлена дорожная карта переходного периода, который возглавит маршал Хафтар. Она предусматривает, в том числе, принятие новой конституционной декларации». 1 мая было объявлено, что ЛНА проводит в настоящее время консультации с целью формирования Высшего национального совета, а также правительства технократов для управления страной в переходный период.

В ответ на действия Х. Хафтара власти в Триполи в лице Президентского совета ПНС объявили, что считают заявление командующего ЛНА о дезавуировании Схиратского соглашения «фарсом и попыткой нового переворота в стране». Они призвали депутатов Палаты представителей в Тобруке «присоединиться к своим коллегам в столице Ливии, чтобы начать конструктивный диалог и продолжить движение страны по пути демократии до всеобъемлющего решения внутриливийских проблем посредством проведения всеобщих выборов». Президентский совет ПНС 30 апреля отверг объявленное ЛНА прекращение огня на период рамадана. Было заявлено, что «мы продолжим наносить удары по всем представляющим угрозу очагам, где бы они ни находились. Мы будем и дальше защищать себя и уничтожать незаконные группы по всей стране». По мнению ПНС, «вопрос о любом прекращении огня для достижения реального перемирия требует международных гарантий и механизмов».

Заявление Хафтара о переходе к нему власти в стране не приведет к решению конфликта и не может быть принято, заявили в Евросоюзе. Негативно действия командующего ЛНА оценили США. Россия не одобряет заявление  Х. Хафтара о переходе власти в стране к ЛНА, заявил глава МИД РФ С. Лавров. Москва призывала все стороны конфликта в Ливии немедленно прекратить боевые действия и возобновить диалог под эгидой ООН. В ООН заявили о поддержке политического соглашения об урегулировании в Ливии и выступили «против любых изменений, достигаемых военным путем». Турция осудила заявление Х. Хафтара. МИД Турции заверил, что Анкара продолжит поддерживать ПНС и все законные институты власти в Ливии. В то же время МИД ОАЭ поддержало  Х. Хафтара «в борьбе против вооруженных террористических формирований в Ливии», подчеркнув свою приверженность политическому решению конфликта и призвав все стороны к немедленному и всеобъемлющему прекращению огня». Была выражена «глубокая обеспокоенность в связи с вмешательством Турции и поддержкой с ее стороны вооруженных террористических организаций» на территории Ливии.

В целом, как полагают политические наблюдатели, «сами попытки перезагрузки архитектуры международных договоренностей по Ливии со стороны Хафтара с одновременным объявлением о прекращении боевых действий в одностороннем порядке свидетельствует только о том, что попытка силового захвата Триполи в рамках монополизации своей личной власти (Палата представителей в данном случае — это лишь придаток, который формально еще дает хоть какое-то основание считать Хафтара и его ЛНА элементом международно признанной системы в стране) однозначно потерпела фиаско».

Резко обострилась обстановка в Ливане. В столице страны Бейруте и ряде других городов 27-28 апреля прошли массовые антиправительственные выступления, которые во многих случаях перерастали в беспорядки и столкновения с армией и силами безопасности. Так, в Бейруте нападению подверглись офисы банков. В столице и её окрестностях военные были вынуждены разблокировать автострады, которые перегораживали время от времени горящими покрышками демонстранты. Патрули ливанской армии восстановили 28 апреля контроль над основными улицами Бейрута, вытеснив с них активистов протестного движения. В этот же день ливанская армия ввела бронетехнику и дополнительные силы в центр города Триполи на севере страны, где проходили массовые беспорядки. Здесь манифестантами причинен значительный ущерб имуществу банков. На юге, в Сайде и Набатии, протестующие осадили местные филиалы Центробанка Ливана. СМИ сообщают о множестве пострадавших в ходе столкновений. Командование ВС Ливана выступило с заявлением, в котором признало законное право граждан на проведение демонстраций, но при этом подчеркнуло, что уличные шествия и митинги должны сохранять мирный характер.

Новая волна протестов во многом была вызвана обесцениванием более чем вдвое национальной валюты — ливанского фунта, что повлекло за собой рост цен на 60% и более. Часть демонстрантов требовала от властей защиты их социальных прав, восстановления рабочих мест и компенсации за понесенные потери из-за принятых правительством чрезвычайных мер против коронавируса. Другие призывали к отставке правительства во главе с премьер-министром Х. Диабом и проведению досрочных парламентских выборов.

С 27 апреля правительство Ливана приступило к поэтапной реализации плана по возобновлению экономической активности. Власти пошли на частичное ослабление мер чрезвычайного характера, введенных в середине марта для противодействия эпидемии коронавируса. 30 апреля правительство утвердило программу антикризисных мер, предусматривающую реструктуризацию госдолга, который достиг 92 млрд долларов (170% ВВП). Программа предусматривает предоставление Ливану международной финансовой помощи в размере 10-15 млрд долларов на протяжении пяти лет для проведения назревших реформ в экономике, финансах и социальной сфере.

Управляющий Центробанком Ливана Р. Саляма отверг 29 апреля обвинения в свой адрес в ошибочной политике, которая привела к падению более чем в два раза валютного курса ливанского фунта. По его словам, «Центробанк не несет ответственности за то, что правительство до сих пор не сумело претворить в жизнь программу назревших экономических реформ».

Тем временем 30 апреля глава МВД Германии объявил о запрете любой деятельности ливанской «Хизбаллы» на территории страны и назвал ее «террористической организацией». В целом ряде федеральных земель прошли полицейские операции в отношении этой группировки. Сообщается, что израильская разведка «Моссад» передала властям ФРГ информацию о различных сторонах деятельности «Хизбаллы» в Германии.

В идлибской зоне на северо-западе Сирии на линии разграничения сил правительственных войск и исламистских бандформирований сохраняется напряженная обстановка. Тем не менее, число нарушений режима прекращения огня на минувшей неделе снизилось. Российские и турецкие военные дважды, 28 и 30 апреля, провели совместное патрулирование участков автотрассы М4 (Алеппо – Латакия).

Напряженная ситуация сохраняется в районе Африн к северу от Алеппо, который находится под турецким контролем. 27 апреля здесь был совершен крупный теракт, жертвами которого стали 40 человек. Сообщается, что теракт был организован запрещенной в Турции «Рабочей партией Курдистана».

27 апреля ВВС Израиля нанесли из воздушного пространства Ливана ракетный удар по району Дамаска. ПВО САР удалось сбить несколько ракет. 1 мая израильские вертолеты выпустили пять ракет с территории Голанских высот по ряду объектов в провинции Эль-Кунейтра на юго-западе Сирии. Министр обороны Израиля Н. Беннет заявил 28 апреля, что его страна больше не будет терпеть активность проиранских формирований в Сирии, таких как «Катаиб Хизбалла», и иранского КСИР. По его словам, Израиль настроен ликвидировать присутствие Ирана в Сирии, которое воспринимает как угрозу национальной безопасности еврейского государства.

Спецпредставитель США по Сирии Д. Джеффри заявил 30 апреля, что в Вашингтоне надеются на то, что Турция окажет давление на террористические группировки, в том числе на «Хайат Тахрир аш-Шам» (запрещена в РФ) в провинции Идлиб. По словам Джеффри, США уверены в необходимости сохранения режима прекращения огня в провинции Идлиб для политического урегулирования конфликта в Сирии. Он также сообщил, что США предложили России сотрудничество в борьбе с «Исламским государством» (ИГ, запрещено в РФ) на юго-западе Сирии, который контролируется сирийскими властями. Дипломат отметил, что по направлению к югу от Евфрата силы сирийских властей ограничены общим вниманием к Идлибу на северо-западе страны, в связи с этим ИГ проявляет активность в этом районе.

В Йемене после недолгого перемирия возобновились боевые действия между шиитскими повстанцами-хоуситами и армией президента республики А. М. Хади, поддерживаемого Саудовской Аравией. Повстанцы массово применяют дроны-камикадзе и ракеты малой дальности, что помогло им добиться крупных успехов в провинции Эль-Джауф. Одновременно на юге страны боестолкновения происходят между армейскими подразделениями и вооруженными формированиями сепаратистов-южан. Попытки саудовцев договориться с враждующими сторонами о новом перемирии пока ни к чему не привели. Хотя хоуситы официально не приняли условия перемирия, они снизили интенсивность боевых действий у саудовской границы и прекратили удары по территории КСА. В настоящее время их усилия сосредоточены на атаках объектов сил президента А. М. Хади во внутренних провинциях Йемена.

По имеющейся информации, валютные резервы Центрального банка Саудовской Аравии в марте сократились самыми быстрыми темпами, по крайней мере, за 20 лет. Денежно-кредитное управление КСА заявило, что его чистые иностранные активы, включая ценные бумаги, такие как казначейские облигации США, и иностранные депозиты, сократились в марте до 464 млрд долларов, что является самым низким показателем с 2011 г. Сокращение почти на 27 млрд долларов указывает на потребность королевства использовать свои огромные резервы, чтобы компенсировать последствия обвала цен на нефть и пандемии коронавируса. Минфин КСА сообщил, что дефицит бюджета в I квартале текущего года составил 9 млрд долларов. Нефтяные доходы за первые три месяца 2020 г. снизились на 24% в годовом выражении до 34 млрд долларов, а общий объем доходов сократился на 22% в годовом выражении. Ненефтяные доходы в I квартале упали на 17% по сравнению с аналогичным периодом 2019 г.

Иран не допустит, чтобы американские вертолеты летали над иранскими нефтяными вышками в Персидском заливе, заявил 2 мая командующий ВМС КСИР А. Тангсири. При этом военачальник добавил, что «Персидский залив является домом Ирана, и Тегеран не стремится к разжиганию [конфликта] в нем».

 

 

Приложение

 

 

О некоторых особенностях афгано-пакистанских отношений

 

 

На всем протяжении своей истории отношения между Афганистаном и Пакистаном носили конфликтный характер. В основе противоречий между этими государствами лежит нерешенность двух крупных проблем: пуштунской и линии прохождения афгано-пакистанской границы. Пуштуны (титульная нация в Афганистане) проживают на территории двух соседних стран. При этом афганские пуштуны всегда стремились к воссоединению всех своих соплеменников в составе единого государства, против чего выступают в Исламабаде. В «подвешенном» состоянии находится и вопрос о границе (2640 км), которая проходит по т. н. «линии Дюранда», определенной в 1893 г. по соглашению с британской колониальной администрацией в Индии сроком на сто лет. В Кабуле не считают эту линию официальной границей с Пакистаном, который, в свою очередь, твердо настаивает на признании Афганистаном «линии Дюранда.

В 1979-1989 гг. территория Пакистана была основной базой афганской оппозиции для ведения вооруженной борьбы против советских войск и тогдашнего кабульского правительства. После падения в 1992 г. режима Наджибуллы в Афганистане Пакистан первым признал новую власть в Кабуле, однако осенью 1994 г. влиятельные силы в Исламабаде, прежде всего военная верхушка и спецслужбы, стали наращивать помощь радикальному исламистскому движению «Талибан» (запрещено в РФ), ими же созданному в середине 1980-х гг. В 1996 г. Пакистан первым признал правительство талибов в Афганистане, которое, по существу, действовало по указке Исламабада.

Ситуация изменилась после терактов в США 11 сентября 2001 г. и последующей американской военной операции в Афганистане, в результате которой талибский режим пал в конце 2001 г. В Исламабаде поддержали действия США, официально порвали отношения с талибами и признали новую афганскую власть. Однако отношения между двумя странами продолжали характеризоваться перманентной напряженностью. Исламабад, заявляя о солидарности с борьбой против международного терроризма, не проявлял особого рвения в деле пресечения деятельности вооруженных формирований талибов, нашедших прибежище на пакистанской территории и вторгавшихся оттуда в Афганистан.

Тем не менее, отношения между Афганистаном и Пакистаном, сохраняя свой конфликтный потенциал, стали приобретать «относительно более конструктивный, взвешенный характер». Эти подвижки связаны как с попытками Кабула и Исламабада более трезво подойти к существующим между ними проблемам и противоречиям, так и с международным (особенно американским) давлением на оба государства в целях не допустить новых серьезных витков напряженности между ними.

В настоящее время афганские и пакистанские лидеры заявляют о стремлении к улучшению двусторонних отношений, подчеркивают, что терроризм и экстремизм являются проблемой, решение которой требует совместных согласованных усилий. В 2018 г. две страны подписали «Афгано-пакистанский План действий мира и солидарности», направленный на достижение понимания между сторонами. В нем говорится, что Пакистан поддерживает афганские мирные переговоры и процесс национального примирения. Две страны намерены предпринять «эффективные действия против элементов, представляющих угрозу национальной безопасности обеих стран», а также «обязуются отказаться и противодействовать использованию своих территорий третьими странами, группами, сетями, личностями и антигосударственными элементами». Предполагается «создать совместный механизм надзора и координации принятых решений». Кроме того, «обе страны обязуются избегать нарушения воздушного пространства друг друга» и «должны избегать публичных обвинений друг друга и искать согласия через механизмы «Плана действий»». Будут созданы «рабочие группы и необходимые механизмы сотрудничества в соответствии с «Планом действий» и вышеупомянутыми принципами». С 2019 г. отмечается интенсификация контактов между представителями двух государств на высшем уровне.

Многие эксперты считают пакистанский фактор самостоятельным и очень важным элементом внутренней афганской политики. Премьер-министр Пакистана И. Хан заявил, что восстановление стабильности и мира в Афганистане путем переговоров с движением «Талибан» является общим интересом для двух стран. Исламабад, признает, что война в Афганистане серьезно дестабилизирует обстановку в Пакистане, но отрицает оказание помощи афганским талибам, хотя и не ведет эффективной борьбы с экстремистами в приграничных с Афганистаном районах. Пакистанцы заявляют, что большая часть баз талибов находятся на афганской территории, а поэтому основные действия против них надо предпринимать именно в Афганистане. Отметим, что урегулирование внутриафганского кризиса имеет для Исламабада и международный аспект. Пакистан положительно отнесся к мирному соглашению между США и талибами от 29 февраля 2020 г. В то же время Исламабад с опасением относится к афганно-индийскому многоплановому сотрудничеству, видя в нем ущемление своим региональным интересам.

Со своей стороны, президент Афганистана А. Гани полагает, что ключ войны в Афганистане находится в Исламабаде, в Кветте (пакистанский город, в котором проживают руководители талибов) и Равалпинди (город, где располагается командование пакистанской армией), так как «Пакистан предоставляет террористам убежище». Тем не менее, в Кабуле отмечают, что «в настоящее время Пакистан прилагает конструктивные усилия для продвижения афганского мирного процесса».

В настоящее время на афгано-пакистанской границе сохраняется напряженность, имеют место вооруженные столкновения, обстрелы и т. п. Ситуация усугубляется фактической открытостью границы и возможностью свободно перемещаться в обоих направлениях. К тому же влияние как Кабула, так и Исламабада не распространяется на приграничную полосу шириной около 150 км, где возник никому не подконтрольный «пуштунский эмират». Особо следует упомянуть о «зоне племен» на северо-западе Пакистана. Здесь отсутствие государственной администрации создает пространство, где исламисты имеют возможность создавать и обучать свои кадры, в то время как правительственные чиновники снимают с себя ответственность за происходящие там события. Кабул и Исламабад выдвигают другу требования гарантий безопасности границы, блокирования незаконных трансграничных перемещений граждан, заявляют о взаимной заинтересованности и совершенствовании механизмов обеспечения безопасности на пакистано-афганской границе, но улучшения ситуации добиться не могут.

Один из главных источников напряженности в пакистано-афганских отношениях – беженцы. В 2017 г. на территории Пакистана проживало от 2 до 2,4 млн (из которых: 1,4 млн зарегистрированных; 600 000 — 1,0 млн. без документов) беженцев из Афганистана. Называются и более высокие цифры. Пребывание значительного количества беженцев, их постоянная миграция в Афганистан и обратно оказывают влияние на работу погранпереходов, вопросы управления границами, ситуацию с безопасностью в зоне пуштунских племен. Другой весьма сложный вопрос – где будут расселены беженцы в случае их возвращения на родину. Как отмечают эксперты, «это новое поколение афганцев, никогда не проживавших на этнической родине, выброшенное из истории страны на 35 лет, без собственности, средств к существованию (за исключением денег на дорогу) и т.д.» Афганские власти осознают, что, учитывая даже постепенный процесс их возвращения, беженцы — дополнительный источник социального взрыва в самом Афганистане». В Кабуле же говорят о присутствии от 300 тыс. до 500 тыс. пакистанцев на афганской территории, отмечая, что военные действия в Пакистане на границе с Афганистаном ведут к значительной миграции сотен тысяч пакистанцев, что вынуждает правительство страны расходовать и без того скудные финансовые ресурсы на их обустройство и существование.

Особо отметим, что «развитие национального хозяйства Афганистана в значительной степени зависит от тесного взаимодействия с Исламабадом в области внешней торговли, поскольку свыше 80% афганского товарооборота осуществляется в рамках Соглашения об афгано-пакистанской транзитной торговли; иными словами, не имея прямого выхода к морю, Афганистан едва ли не полностью зависит от поставок широкой номенклатуры товаров из Пакистана и через Пакистан». В то же время товарооборот между двумя странами невелик. В 2017 г. он составил около 500 млн долларов. Пакистан неоднократно оказывал Афганистану гуманитарную помощь поставками продовольствия.

Таким образом, афгано-пакистанские отношения сегодня нестабильны, находятся в не самом лучшем состоянии. С учетом исторического опыта, коренные изменения в отношениях между двумя странами, их перестройка на базе стабильного добрососедства и искреннего многопланового сотрудничества в обозримой перспективе не представляются возможными.

42.53MB | MySQL:92 | 0,937sec