О некоторых проблемных моментах по урегулированию ливийского кризиса

Принятые на конференции по Ливии в январе решения, направленные на запуск политического процесса в этой стране, не исполняются. Такое мнение высказал верховный представитель ЕС по иностранным делам и политике безопасности Жозеп Боррель в статье для онлайн-издания Bruxelles2 («Брюссель 2») в конце апреля. «Боевые действия не прекращаются. Это происходит несмотря на усилия ООН и обязательства работать над [установлением режима] прекращения огня, взятые на себя всеми ливийскими фракциями и крупными международными игроками, в том числе Евросоюзом, на Берлинской конференции в январе», — отметил Боррель, добавив, что решения конференции были утверждены Советом Безопасности ООН.  Он подчеркнул, что боевые действия в Ливии стимулируются поставками вооружений из других стран в нарушение международного эмбарго.  По его мнению, запуск политического процесса возможен только после остановки боевых действий. «Понятно, что сегодня реальное прекращение огня необходимо для начала переговоров и запуска процесса национального примирения между противоборствующими сторонами», — добавил Боррель. Евросоюз с 1 апреля запустил в Ливии военную операцию «Ирини», мандат которой предусматривает контроль над выполнением оружейного эмбарго в отношении Ливии. В частности, миссия сможет проводить в открытом море у берегов Ливии инспекции судов, подозреваемых в перевозке оружия или связанных с ним материалов в арабскую страну и из нее в соответствии с резолюцией 2292. «Ирини» возглавит контр-адмирал Фабио Агостини в качестве командующего операцией ЕС, а штаб-квартира миссии будет расположена в Риме. Мандат операции первоначально продлится до 31 марта 2021 года. В этой связи отметим, что ливийское правительство национального согласия (ПНС) еще 2 мая официально объявило о своем отказе от поддержки операции «Ирини», инициированной Европейским союзом для наблюдения за эмбарго на поставки оружия в Ливию, и обвинило Европу в поддержке командующего ЛНА Халифы Хафтара.  Глава ПНС Фаиз Саррадж сообщил в письме, направленном председателю Европейского парламента, что «никаких консультаций с ПНС по вопросу военной операции, предусмотренной резолюциями Совета Безопасности, не проводилось». Он добавил, что, «операция Европейского союза пренебрегает мониторингом ливийского воздушного пространства и восточных сухопутных границ». Ф.Саррадж продолжил: «Несколько сообщений подтвердили, что оружие и военная техника были доставлены через воздушное пространство и восточные сухопутные границы для поддержки Халифы Хафтара». Он подчеркнул, что его правительство «недовольно» выбором Европейским советом резолюции 2292 Совета Безопасности ООН и пренебрегает, с другой стороны, остальными решениями по мониторингу сухопутных и воздушных границ, которые «представляют собой основной источник поддержки сил Хафтара». В этой связи надо отметить тот факт, что это заявление было сделано фактически в унисон с практически аналогичным заявлением президента Алжира А.Теббуна Около 3 тыс. тонн оружия было ввезено после Берлинской конференции на территорию Ливии, где продолжается вооруженное противостояние. «Но все завершится, потому что ни один кризис не решается с помощью оружия, и все оказываются за одним столом», — продолжил алжирский президент и заверил, что «все ливийские племена благосклонно относятся к алжирскому посредничеству». Таким образом, отметим новый поворот в политике Алжира: еще два месяца назад Алжир в принципе холодно отнесся к инициативам президента Турции Р.Т.Эрдогана по вопросу использования алжирской территории для переброски в Триполи вооружения и боеприпасов. Теперь А.Теббун заговорил о реанимации алжирского посредничества, справедливо указывая вслед за Сарраджем, на провал попыток организовать новый этап урегулирования в формате Берлинской конференции.  «Мы были очень близки к решению ливийского кризиса, но нам не позволили ничего сделать, потому что с точки зрения некоторых, если Алжиру удастся урегулировать ливийский кризис, это выдвинет его на передний план на международной арене, а затем сделает «опасной» страной»», — утверждал он.  В качестве примера Теббун назвал отказ назначить алжирского дипломата Рамтана Ламамру на пост спецпредставителя генерального секретаря ООН в Ливии и главы Миссии ООН по поддержке в Ливии (МООНПЛ) вместо ушедшего в отставку Гасана Саламе. По мнению Теббуна, «Ламамра мог бы достичь урегулирования ливийского кризиса». В этой связи сразу скажем, что эту кандидатуру заблокировали именно США, а этот факт говорит нам о том, что Вашингтон выступает пока категорично против алжирского посредничества. Как и Парижа, впрочем. А это делает перспективы такой активизации Алжира  по ливийскому досье очень туманными.
Что же касается операции ЕС «Ирини», то для начала отметим, что у нее две составляющие: помимо контроля за эмбарго поставок оружия в Ливию, миссия должна решать еще и вопросы противодействия незаконной миграции. Об этом аспекте поговорим ниже, а пока об эмбарго. Как считают французские источники, государства-члены Европейского союза неохотно поддерживают новую военную операцию «Ирини», направленную на обеспечение соблюдения эмбарго на поставки оружия в Ливию, на фоне отсутствия консенсуса относительно того, как реагировать на возможное военное наступление Турции в Средиземном море. Будущее европейской военной наблюдательной миссии вдоль ливийского побережья Eunavfor Med (в том числе и по теме борьбы с миграцией), возобновленной 1 апреля в рамках операции «Ирини», остается столь же мрачным. Министры иностранных дел Европейского союза подключились к обсуждению ливийского кризиса и началу операции в режиме видеоконференции 23 апреля. Теоретически «Ирини» действовала с начала месяца, но переговоры на эту тему внутри ЕС быстро выдохлись, и ни одна страна не была готова взять на себя какие-либо реальные обязательства. Германия, которая в 2019 году стала первым государством-членом ЕС, выведшим свои корабли из операции «София», предыдущей версии Eunavfor Med, запущенной для пресечения торговли людьми в Средиземном море, согласилась развернуть только один самолет наблюдения P-3C Orion для новой миссии. Как утверждают некоторые источники, канцлер ФРГ Ангела Меркель «испытает серьезное разочарование из-за позиции своих коллег-членов ЕС, которые мало помогли «ее» конференции по Ливии в Берлине в январе и еще меньше — для реализации на практике решения этой конференции по прекращению всех военных операций в Ливии». Очень красноречиво. Со своей стороны, президент Франции Эммануэль Макрон, который поддерживает Халифу Хафтара, хотел бы, чтобы ЕС мобилизовался против Турции. Анкара поставляет оружие ПНС на фоне своих претензий на территориальные воды Кипра, что было еще одним пунктом повестки дня встречи министров иностранных дел ЕС. На ней в общем-то открыто обозначились позиции тех или иных стран. В частности, стало очевидным, что Париж не может в полной мере рассчитывать на главного дипломата ЕС Жозепа Борреля. Последний хочет любой ценой избежать лобовой конфронтации с Анкарой, которая может в любой момент вновь открыть свои границы для мигрантов, направляющихся в Европу. Однако Макрон в своей антитурецкой политике в большей степени может рассчитывать на Грецию, которая враждебна Турции, и соответственно поддерживает Хафтара. При этом Афины не смогли воспрепятствовать назначению командующим операцией итальянского контр-адмирала Фабио Агостини (Рим поддерживает правительство Фаиза Сарраджа против Халифы Хафтара). В ходе видеоконференции министры иностранных дел также кратко обсудили миссию Европейского союза по оказанию пограничной помощи в Ливии — EUBAM. Мальта предложила перенести миссию в Тунис на год или перенастроить ее для оказания гуманитарной помощи властям Триполи в борьбе с пандемией коронавируса. Но ни одно другое государство-член ЕС не поддержало это предложение.
На этом фоне Франция решила самостоятельно усилить свой компонент воздушного мониторинга ситуации в Ливии. В этой связи в апреле Париж официально обратился к франко-люксембургской фирме CAE Aviation для наблюдения за турецкими судами, подозреваемыми в поставках оружия на запад Ливии, не дожидаясь начала европейской миссии «Ирини» по обеспечению соблюдения эмбарго. Эта фирма специализируется на воздушном мониторинге и вновь активно работает на ливийском театре военных действий, спустя два года после оказания поддержки военным наступлениям ЛНА на Дерну, Бенгази и Триполи. 27 апреля один из двухмоторных самолетов компании «Сваринген Мерлин IV», дислоцированных в Сигонелле на Сицилии, выполнил длительную разведывательную миссию над Средиземным морем и в течение примерно тридцати минут вел наблюдение за турецким контейнеровозом «Парпали». Этот корабль, вышедший из Турции, направлялся в Мисурату, куда прибыл без происшествий через несколько часов. Ополченцы Мисураты были ключевой силой, которая смогла отразить первое наступление ЛНА в апреле-мае прошлого года. Наблюдение за судами, направляющимися в Ливию, теоретически является обязанностью новой европейской военной операции. CAE Aviation также сотрудничает с Европейским агентством пограничной и береговой охраны Frontex, но также не может выполнять эту миссию официально под его эгидой, поскольку агентство не уполномочено осуществлять наблюдение за судами в международных водах, которые не направляются в Европу. В рамках предыдущей аналогичной операции ЕС «София» по мониторингу выполнения условий эмбарго, CAE Aviation работала как официальный агент правительства Люксембурга в рамках участия этой страны в коллективных усилиях ЕС. Пока она не может использовать такое же прикрытие для своей деятельности в рамках новой миссии «Ирини», поскольку на 27 апреля (первый день патрулирования самолетом этой компании) глава внешней политики Европейского союза Жозеп Боррель еще не убедил ни одно государство-члена ЕС предоставить материальные ресурсы для этой миссии. На сегодня он смог добиться некоторой «генерации сил». Так, первоначально Греция и Италия разместят по три корабля, а Польша, Германия и Люксембург поставят по одному самолету, но сроки для этого пока не установлены.
Президент Франции Эммануэль Макрон и премьер-министр Греции Кириакос Мицотакис входят в число тех европейских лидеров, которые на сегодня наиболее враждебно настроены к вмешательству Турции в ливийский конфликт, и полны решимости принять меры по ограничению поставок турецкого оружия, не дожидаясь начала операции «Ирини». Даже несмотря на очень сдержанную реакцию Парижа по вопросу последних по времени заявлений Хафтара «о передаче власти в стране армии». Еще 29 января французские истребители «Рафаль» сфотографировали доставку турецкой бронетехники в порт Триполи, а 29 апреля ПНС Ф.Сарраджа осудила новое вторжение «Рафалей» в небе над Абу-Курайном вблизи Мисураты. Этот район является одним из главных полей сражений между силами Мисураты и ЛНА на сегодня. В сложившихся обстоятельствах обращение к услугам CAE Aviation имеет свой смысл: давними клиентами компании являются: французская внешняя разведка DGSE, которая ранее оплачивала все воздушные мониторинговые операции этой кампании в рамках поддержки Хафтара, а также французское военное разведывательное управление DRM.

52.56MB | MySQL:104 | 0,336sec