О возможных сценариях развития ливийской экономики

На данном этапе уже можно прогнозировать долгосрочные последствия двойного воздействия пандемии коронавируса и падения нефтяных цен на экономику ближневосточных стран.

Очевидно, что вне зависимости от масштабов распространения коронавируса по отдельным странам, глобальный экономический кризис неизбежен во всех странах региона. Особенно уязвимыми являются нефтеэкспортирующие страны (с учетом глубинного кризиса на нефтяных рынках) и страны, охваченные военными конфликтами. В Ливии оба этих факторы совпадают  — страна в течение длительного времена де-факто разделена между враждующими фракциями и кланами, а падение нефтяных цен способно нанести сокрушающий удар по экономике Ливии, поскольку нефть составляет 95% от экспорта  и производит 40% ВВП этой страны.

Таким образом, хотя к началу мая с.г. масштабы распространения коронавируса пока невелики (общее число зараженных составляет не более 100 человек), в ближайшие месяцы следует ожидать масштабного социально-экономического кризиса.

Рассмотрим основные сценарии. Во-первых, как отмечалось, это волатильность цен на нефть и главное — сохраняющаяся непредсказуемость ситуации на нефтяных рынках. Несмотря на заключенную недавно новую сделку в формате ОПЕК плюс, мировая экономика готовится к рецессии под воздействием COVID-19, и соответственно пониженный спрос на энергоресурсы в большинстве ведущих экономик, за исключением пожалуй Китая, cохранится как минимум до конца текущего года. Согласно прогнозам Международного валютного фонда (МВФ), совокупные потери нефтеэкспортеров в регионе Ближнего Востока и Северной Африки могут составить 230 миллиардов долларов США. Эксперты МВФ полагают, что Ливия окажется наиболее пострадавшей от нефтяного кризиса и ее экономика к концу 2020 года может сократиться на 60%.

Во-вторых, падение продаж сырой нефти приведет к коллапсу финансовой системы Ливии и заблокирует выполнение всеми без исключения группировками в Ливии своих социальных обязательств перед населением в контролируемых ими районах. С учетом высокой занятости населения страны в нефтяной промышленности рост безработицы будет стремительным. На сегодняшний день, правительство национального единства в Триполи в качестве меры реагирования анонсировала скромный совокупный пакет реагирования на COVID-19 в размере 500 млн ливийских динаров (350 млн долларов США), что составляет менее 1% от ВВП страны. При этом конкретные векторы расходования этих средств пока не озвучены. Понятно, что они преимущественно будут потрачены на поддержку системы здравоохранения, включая тестирование, закупку медицинского оборудования и защитных средств для медперсонала. В качестве защитной меры для экономии резервов, правительству в Триполи пришлось пойти на непопулярное решение о сокращении на 20% заработной платы всем госслужащим начиная с середины апреля.

В-третьих, очевидно, что в условиях сохраняющегося вооруженного противостояния в этой самой богатой по запасам нефти африканской стране, в том числе за установление контроля над месторождениями, нефтяной кризис приведет к нарушению статуса-кво и новому витку вооруженного противостояния. С одной стороны, из-за пандемии коронавируса практически прекратилась внешняя военная поддержка обеих сторон конфликта со стороны их покровителей. Однако, вопреки ожиданиям, оставшись один на один командующий ЛНА Х.Хафтар и сформированное в 2015 году в результате заключения под патронажем ООН политического соглашения т.н. «правительство национального согласия» в Триполи не сбавили оборотов и продолжили противостояние. Особенно усердствовал Х.Хафтар, который решил воспользоваться этой ситуацией, чтобы снова штурмовать Триполи, которые ему не удается захватить в течение года. В начале апреля с.г. возникла новая вооруженная эскалация вокруг Триполи, что привело к временному прекращению подачи водоснабжения в ливийскую столицу.

Апогеем обострения вооруженного конфликта стало одностороннее решение Халифы Хафтара в конце апреля с.г. официально выйти из политического соглашения 2015 года и провозгласить себя «правителем Ливии».  Разумеется, это было отвергнуто Триполи и неодобрительно воспринято в ООН и европейских столицах. Ясно, что пандемия и введенные ограничительные меры не смогут снизить накал вооруженного противостояния, которое будет только нарастать по мере коллапса социально-экономической системы и усиливающейся борьбы кланов за сужающиеся сырьевые и финансовые ресурсы. Несмотря на многочисленные призывы ООН о прекращении противостояния в условиях пандемии, ливийские лидеры только активизировали вооруженную борьбу в расчете на быстрый реванш.

В-четвертых, введенные под воздействием COVID-19 меры ограничительного характера в стране будут только усугублять социально-экономическую ситуацию. ПНС в Триполи в качестве превентивных мер было вынуждено пойти на закрытие внешних границ и отпустило на свободу порядка 500 заключенных. На аналогичные ограничительные меры были вынуждены пойти и лидеры восточных регионов Ливии. Это подрывает экономические и торговые связи между регионами и создает угрозу коллапса внешних рынков, от которых Ливия сильно зависит, особенно в плане импорта продовольствия и медикаментов.

Таким образом, на период до конца 2020 года для ливийской экономики складывается весьма неблагоприятный прогноз. В ближайшие месяцы следует ожидать существенных падений практически по всем макроэкономическим показателям. Падение ВВП может составить 60%, тогда как на первый квартал текущего года экономический рост составлял 4%. Резко будут истощаться финансовые резервы, а государственный долг продолжит прогрессивный рост.  Соотношение госдолга к ВВП Ливии, вырастет с нынешних 16% до 45-50% к концу нынешнего года. Торговый баланс Ливии со второго квартала с.г. уже может стать негативным и снизиться с нынешних 15.4 млрд долларов до отрицательного уровня – минус 3.6 млрд. долларов. По оценкам Всемирного банка, восстановление положительного сальдо торгового баланса к началу 2021 года еще маловероятно. Инфляция в стране до нынешнего кризиса составляла менее 1%, но к середине года вырастет до 4-5%. Единственно стабильный показатель – уровень безработицы, который уже сегодня является высоким (17.3%) и может лишь незначительно подрасти до 18-19%.

Думается, в ближайшие месяцы следует ожидать экономической рецессии в стране, которая будет вести к росту бедности и социальной напряженности и непредсказуемым сценариям внутриполитического развития.

52.72MB | MySQL:104 | 0,345sec