Об основных темах переговоров госсекретаря США М.Помпео с израильским руководством

12 мая госсекретарь США Майк Помпео впервые за два месяца нанес зарубежный визит. Столь большой перерыв в зарубежных турне шефа американской дипломатии объясняется карантином, связанным с пандемией вируса COVID-19. Первым пунктом возобновившихся визитов госсекретаря США стал Иерусалим, что лишний раз говорит о внешнеполитических приоритетах администрации Дональда Трампа и неослабевающем стратегическом партнерстве между США и Израилем. Некоторые американские журналисты недоумевали, зачем Помпео понадобилось лично посещать Иерусалим, когда все вопросы можно было бы решить по телефону, но если принять во внимание, что речь на переговорах шла о согласовании стратегического курса, то многое становится более понятным.

По сообщению газеты New York Times, на переговорах Помпео с израильским руководством обсуждались три ключевых вопроса: предполагаемая аннексия Израилем части территорий Западного берега реки Иордан, вопрос об израильско-китайском сотрудничестве, вызывающем большое недовольство в Вашингтоне и совместное противодействие Ирану в регионе Ближнего Востока. Как известно, премьер-министр Израиля Биньямин Нетаньяху настаивает на распространении юрисдикции Израиля на поселения, занимающие 30% Западного берега Иордана, что означает фактическую аннексию этих территорий и ставит под сомнение возможность создания независимого палестинского государства. Эту меру предполагается ввести уже с июля текущего года.

Вместе с тем Вашингтон сталкивается со все большим недовольством этим и аннексионистскими планами со стороны своих ближневосточных союзников, прежде всего Иордании и Катара. Несмотря на то, что госсекретарь США избегает прямо осуждать израильские планы аннексии, обозреватели New York Times убеждены в том, что в Иерусалиме он убеждал Нетаньяху с ними не спешить. Во время визита Помпео вначале встретился с Нетаньяху, настаивающем на односторонней аннексии, а затем с его партнером по коалиции и будущим премьер-министровм Бени Ганцем, выступающим против планов одностороннего присоединения данных территорий. Не предлагая эксплицитно замедлить процесс аннексии, Помпео в интервью близкой к Нетаньяху газете «Исраэль гайом» отметил, что Нетаньяху и Ганц «должны найти общую дорогу, ведущую вперед». Американские журналисты отмечают, что «Если вначале Трамп дал Израилю зеленый свет на аннексию, то сейчас, похоже, он переключился на желтый». Денис Росс, отвечавший в администрации Билла Клинтона за палестинско-израильское урегулирование, считает, что в американских действиях по этому вопросу отмечается определенная пауза. По его мнению, эта пауза направлена на то, чтобы побудить руководство ПНА во главе с Махмудом Аббасом сесть за стол переговоров с израильтянами. Как известно, палестинцы вышли из этих переговоров после перевода посольства США в Иерусалим. Если американцам удастся усадить палестинцев за стол переговоров до президентских выборов в США, это станет значительным предвыборным козырем Дональда Трампа. По мнению Дениса Росса, арабские союзники США побуждают Трампа воздержаться от немедленного одобрения аннексии Западного берега, утверждая, что это разрушит региональные соглашения  по безопасности, вызовет приток палестинцев в Иорданию и уничтожит надежды на будущие переговоры.

Еще одной задачей Помпео было донести до правительства Израиля обеспокоенность Вашингтона расширяющимся сотрудничеством Израиля и КНР в условиях обострения американо-китайской конфронтации. Китайские инфраструктурные инвестиции в Израиль вызывают все большую обеспокоенность у политиков, отвечающих за национальную безопасность США. Китайские государственные компании приобрели значительные доли акций портов в Хайфе и Ашдоде. Другие китайские компании помогли построить железнодорожное сообщение (наземное метро) в Тель-Авиве. Как китайская, так и израильская стороны считают чрезвычайно перспективным  проект Red Med, 300-километровую железнодорожную линию, призванную соединить порт Ашкелон с побережьем Красного моря. Китайцы готовы предоставить под этот проект свои технологические возможности и 2 млрд долларов. В случае реализации этот проект скоростного железнодорожного сообщения внесет важный вклад в китайскую программу «Один пояс, один путь». Особое беспокойство в Вашингтоне вызывает китайская активность в порту Хайфа, где госкомпания из КНР с 2021 года берет в аренду на 25 лет контейнерный терминал. Между тем, Хайфа является портом захода кораблей ВМС  США, и американцы обеспокоены перспективой возможного китайского  шпионажа. Одновременно базирующаяся в Гонконге компания Hutchison Water International занимается строительством в другом стратегическом пункте, около базы ВВС Израиля в Пальмачиме завода по опреснению воды, который может стать крупнейшим в мире.

Для того чтобы вознаградить израильтян за терпение при обсуждении этих двух неприятных для них вопросов М.Помпео включил в повестку дня третий пункт о совместной антииранской деятельности. По мнению главного редактора газеты «Рай аль-Йаум» Абдельбари Атвана, общее беспокойство американской и израильской правящей элиты вызывают несколько факторов. Во-первых, усилившаяся военная мощь ливанского движения «Хизбалла», усилившего свой ракетный арсенал и приобретшего за годы гражданской войны в Сирии значительный боевой опыт. Во-вторых, угроза геополитического окружения Израиля тремя фронтами: движение ХАМАС с Запада, вооруженные формирования «Хизбаллы» с севера, присутствие «Хизбаллы» и военных советников КСИР со стороны сирийкой провинции Кунейтра. В-третьих, экономическое ослабление Саудовской Аравии, не позволяющее ей в прежнем объеме использовать свои прокси-группы для противодействия иранской экспансии. В-четвертых, появление на Аравийском полуострове и в стратегически важном районе Баб эль-Мандебского пролива новой политической силы – йеменских хоуситов, тесно связанных с Ираном и представляющих серьезную угрозу КСА, что доказали прошлогодние атаки на объекты Saudi Aramco. В-пятых, недавние события, продемонстрировавшие рост военно-технологического потенциала ИРИ. Это запуск иранского военного спутника «Нур» и недавняя атака иранских хакеров на пункты управления израильскими водными ресурсами с использованием американских серверов.

Спутник «Нур», летающий на высоте 440 километров и позволяющий иранцам отслеживать все перемещения американских и израильских войск в регионе, был запущен в конце апреля, в годовщину образования КСИР. Иранская космическая программа началась около 10 лет назад.  В феврале 2009 состоялся запуск первого иранского спутника  «Омид». В феврале 2015 года другой спутник «Фаджр» был запущен  на низкую околоземную орбиту. В июле 2017 года иранские специалисты запустили в космос несущую спутник ракету «Симург», достигающую гораздо большей высоты и способную нести больший груз.

В то же время в последние годы иранская космическая программа столкнулась со значительными сложностями. В 2019 году были зафиксированы провалы при запуске спутников «Пайам-э-дусти» и «Зафар-1» (последний в результате взрыва головной части) и пожар в Космическом центре имени Имама Хомейни. Нынешний пуск нового спутника «Нур» призван показать успехи ИРИ в аэрокосмической сфере, несмотря на экономический кризис, переживаемый страной в связи с падением мировых цен на нефть и эпидемией коронавируса. Некоторые эксперты убеждены в том, что предыдущие неудачи при запуске  спутников были вызваны диверсиями американских и израильских спецслужб.

Обеспокоенность Израиля развитием военных технологий Ирана и их возможной передачей Сирии и «Хизбалле» проявилась и в недавних воздушных ударах по иранским объектам на сирийской территории. В начале мая с.г. израильские ВВС нанесли удар по иранскому военному объекту, расположенному в пригороде Алеппо Ас-Сафира, известному в прошлом как Центр научных исследований и опытов (Centre d’Etudes et de Recherches Scientifiques (CERS)). В данном центре проводились разработки ядерного, химического и бактериологического оружия. Однако после разрушения в результате налета израильских ВВС в 2007 году сирийского ядерного реактора и отказа правительства САР в 2013 году от химического оружия деятельность CERS сосредоточена на разработке конвенциональных видов оружия, особенно ракет.

Еще одним показателем деятельности по сдерживанию Ирана является оживление американской политики в Ливане. Его проявлением стало недавнее появление на ливанской политической сцене старшего брата бывшего премьер-министра Ливана Саада Харири Бахааддина Харири, намеренного стать лидером суннитов в этой ближневосточной стране. При этом Б.Харири позиционирует себя в качестве сторонника протестного движения («революции октября 2019») и борца с коррупцией в среде ливанской политической элиты. Он, в частности, заявил о том, что «Начиная с 2005 года (гибели Рафика Харири –авт.) политики и партии Ливана сосредоточились на приобретении все больших объемов власти и денег в ущерб гражданскому обществу и рядовым ливанцам. Все политические коалиции в нашей стране базировались на коррупции и разграблении общего достояния. Я поддерживаю требования народной революции о радикальном изменении политического режима в Ливане и возвращении нашему народу благосостояния и достоинства». При этом Б.Харири не мог бы действовать так уверенно, если бы не пользовался поддержкой Саудовской Аравии и США. Эти государства стремятся заменить им Саада Харири, который, по мнению Вашингтона и Эр-Рияда слишком сблизился с «Хизбаллой» и больше не может быть проводником американского влияния.

Однако результат такой рокировки может быть неоднозначным.  Саад Харири, несмотря на допущенные многочисленные ошибки, все еще является самым популярным политическим лидером среди суннитов Ливана. Ряд суннитских политиков уже подвергли сомнению претензии Бахаатдина Харири на лидерство.  Бывший министр внутренних дел и известный журналист Нухад Машнук заявил о том, что «Сунниты Ливана – не стадо, чтобы посторонние пастухи навязывали им нового вожака». Заместитель руководителя движения «Мустакбаль» Валид аль-Баарин отметил, что «В Ливане повторяется история Каина и Авеля, которая в том или ином виде уже происходила в ходе мировой истории во всех странах». Член политбюро движения «Мустакбаль», депутат ливанского парламента Мустафа Аллюш, обращаясь к Б.Харири, отметил: «Вызывает удивление, господин Баха, Ваше неожиданное появление на политической сцене. После убийства Вашего отца Вы сразу же покинули страну и сосредоточились на ведении бизнеса, почти не вспоминая о Ливане. Вы поехали в аэропорт, а мы остались на поле боя». Дальнейшее раскручивание Бахааддина Харири может привести к расколу суннитского политического лагеря.

Экономический кризис, переживаемый Ираном, привел к некоторому снижению военно-политической активности этого государства в регионе. Об этом свидетельствует, в частности, заметное уменьшение количество иранских военных советников и проиранских вооруженных формирований в Сирии. В последнее время снизилась и прямое военное давление США на ИРИ. В то же время мы не можем согласиться с некоторыми экспертами о «заключении перемирия между Вашингтоном и Тегераном». Некоторое ослабление конфронтации связано с последствиями эпидемии коронавируса, больно ударившей по обеим странам. В среднесрочной перспективе гибридная война между США и ИРИ вновь активизируется.

52.81MB | MySQL:107 | 0,526sec