Об изменениях в военно-политической обстановке на Ближнем Востоке и в Северной Африке (18 — 24 мая 2020 года)

В Ливии продолжаются боевые действия между силами Правительства национального согласия (ПНС) во главе с Ф. Сарраджем и Ливийской национальной армией (ЛНА) под командованием фельдмаршала Х. Хафтара. На минувшей неделе силы ПНС добились крупных успехов, установив 18 мая контроль над авиабазой Эль-Ватыя, расположенной в 100 км к юго-западу от Триполи. Захват авиабазы стал крупнейшим военным достижением ПНС за год: ЛНА лишились единственного летного поля возле ливийской столицы. Кроме  того, силы ПНС установили контроль над двумя городами в западной провинции Налут, а командование ЛНА сообщило, что в ночь на 19 мая отвело свои силы из некоторых районов Триполи. Силы ПНС также объявили о взятии города Эль-Асабиа, расположенного к югу от Гарьяна. Руководство ПНС отказалось прекращать в стране военные действия на период мусульманского праздника Ид аль-Фитр, начавшегося 24 мая. Свое решение сторонники Сарраджа объяснили тем, что «это послужит попыткой спасения командующего ЛНА Хафтара от постоянных поражений».

21 мая министр национальной обороны Турции Х. Акар заявил об изменении баланса сил в Ливии, подчеркнув, что теперь ПНС имеет преимущество над ЛНА. По его мнению, успех сил Ф. Сарраджа стал возможен благодаря поддержке турецких военных консультантов, а также их помощи ПНС в организации военной подготовки. Военные наблюдатели подчеркивают, что причинами последних по времени  неудач войск Х. Хафтара «стала массированная турецкая военная поддержка ПНС, включающая поставки техники, боеприпасов, воздушную поддержку, оперативное планирование и общее руководство боевыми операциями». По информации СМИ, Турция отправляет в Ливию дополнительные подкрепления из числа сирийских наемников, «несмотря на людские потери, понесенные в ходе боев». В то же время появилась информация о переброске на прошедшей неделе в Ливию (предположительно из Сирии) на авиабазы, контролируемые силами ЛНА, по меньшей мере, восьми боевых самолетов (шести истребителей МиГ-29 и двух фронтовых бомбардировщиках Су-24).

По данным ООН, не менее 200 тыс. человек были вынуждены покинуть свои дома с начала боевых столкновений в районе Триполи между силами ПНС и ЛНА. Сообщается, что в Ливии «в неотложной гуманитарной помощи нуждаются около миллиона ливийцев из-за продолжающихся боев между отрядами ПНС и ЛНА и из-за распространения в стране нового коронавируса».

Президенты России и Турции В. Путин и Р. Т. Эрдоган в ходе телефонного разговора, состоявшегося 18 мая, выразили обеспокоенность эскалацией боестолкновений в Ливии. Была «отмечена необходимость скорейшего возобновления бессрочного перемирия и межливийского диалога на основе решений Берлинской международной конференции 19 января с.г., одобренных резолюцией 2510 Совета Безопасности ООН.

Госсекретарь США М. Помпео 22 мая провел переговоры с руководителем ПНС Ф. Сарраджем, «чтобы подчеркнуть недовольство США тем фактом, что ввоз оружия и боеприпасов в Ливию не прекращается». Помпео и Саррадж подчеркнули важность немедленного прекращения военных действий и возвращения к политическому диалогу.

22 мая президент США Д. Трамп в ходе телефонного разговора с турецким коллегой Р. Т. Эрдоганом «вновь выразил обеспокоенность в связи с ухудшением ситуации вокруг иностранного вмешательства в Ливии и заявил о необходимости скорейшей деэскалации».

Глава ПНА М. Аббас заявил 19 мая: «Организация освобождения Палестины и Государство Палестина на сегодня освобождаются от всех соглашений и договоренностей с правительствами США и Израиля, а также от всех обязательств, основанных на этих соглашениях и договоренностях, включая сферу безопасности». По словам М. Аббаса, Израиль должен понести ответственность за попытки аннексировать оккупированные палестинские территории. Он также в очередной раз обвинил США в содействии Израилю. В то же время, по словам М. Аббаса, Палестина продолжит процесс присоединения ко всем международным структурам, в которых она еще не состоит, а также подчеркнул, что Палестинская национальная администрация привержена урегулированию конфликта с Израилем на основе принципа «два государства для двух народов». М. Аббас призвал к проведению международной конференции по мирному урегулированию и переговорам в многостороннем формате, добавив, что посредничество одних США – неприемлемо. Секретарь Исполкома ООП С. Эрикат объявил 20 мая о прекращении контактов с ЦРУ США. Отметим, что заявление палестинского лидера было сделано после того, как 17 мая премьер-министр Израиля Б. Нетаньяху заявил, что пришло время аннексировать часть палестинских территорий на Западном берегу реки Иордан (ЗБРИ) в пользу еврейских поселений.

Заявление М. Аббаса о выходе из всех соглашений с Израилем и США вызывает обеспокоенность, Франция призывает стороны к переговорам, сообщил 20 мая министр иностранных дел Франции Ж.-И Ле Дриан. Входящие в Совбез ООН Франция, Бельгия, Германия, Эстония и примкнувшая к ним Польша призвали Израиль воздержаться от аннексии палестинских территорий. Вашингтон надеется, что Палестина исполнит все договоренности по безопасности с США и Израилем, несмотря на последние заявления М. Аббаса о выходе из соответствующего соглашения, заявил глава американской дипломатии М. Помпео. Он добавил, что не знает, «что могло побудить его [Аббаса] выйти из этих соглашений». Глава МИД России С. Лавров в телефонно беседе с израильским коллегой Г. Ашкенази подтвердил готовность Москвы продолжать содействовать диалогу между Израилем и Палестиной вместе с другими участниками «ближневосточного квартета». Российский МИД в заявлении от 21 мая заявил: «Вызывает озабоченность, что такие экспансионистские действия Израиля могут спровоцировать опасный виток насилия на палестинских территориях, а также дестабилизировать обстановку в ближневосточном регионе в целом». В МИД РФ подтвердили принципиальную позицию России в поддержку комплексного и устойчивого урегулирования палестино-израильского конфликта на основе двухгосударственного принципа в имеющихся международно-правовых рамках. Россия выдвинула ранее предложение о проведении без предварительных условий личной встречи М. Аббаса и Б. Нетаньяху в Москве. МИД Саудовской Аравии заявил, что не поддерживает действия Израиля, направленные на оккупацию ЗБРИ и распространение суверенитета Израиля на эту территорию.

Спецпредставитель США по Афганистану З. Халилзад посетил 20 мая Кабул, где обсудил с афганским президентом А. Гани перспективы мирного процесса в стране и возможности начала межафганского диалога. «Стороны подчеркнули необходимость введения режима прекращения огня или значительного снижения уровня насилия [со стороны радикальных группировок] перед началом прямых межафганских переговоров». Во встрече А. Гани с З. Халилзадом участвовал и глава Высшего совета по национальному примирению Афганистана А. Абдулла. З. Халилзад прибыл в Кабул из Катара, где провел переговоры с представителями радикального движения «Талибан» (запрещено в РФ) о выполнении условий достигнутого между США и талибами мирного соглашения. Свои встречи с представителями «Талибана» в Дохе З. Халилзад назвал конструктивными. По итогам переговоров в Кабуле американский дипломат сообщил, что достиг согласия с афганскими лидерами о «важности скорейшей реализации обязательств, заложенных в соглашении и между США и талибами и в американо-афганской совместной декларации, включая обмен пленными и запуск межафганских переговоров». «Что касается насилия, то я сказал талибам, что насилие со всех сторон должно прекратиться», подчеркнул Халилзад. Движение «Талибан» привержено заключенному с США соглашению, заявил его лидер Х. Ахундзадаи. Он призвал противоположную сторону соблюдать взятые обязательства и не допустить, чтобы «эта крайне важная возможность была утрачена».

23 мая талибы объявили трехдневном прекращении огня, которое начнется 24 мая в честь праздника разговения Ид аль-Фитр. Президент Афганистана А. Гани приветствовал это решение «Талибана» и поручил силам безопасности страны поддерживать временный режим прекращения огня. 24 мая Гани распорядился об освобождении из тюрем до двух тысяч сторонников движения «Талибан».

21 мая в МИД России заявили, что боевики «Исламского государства» (запрещено в РФ) воспользовались пандемией коронавируса для активизации своих действий на северо-востоке Сирии в неподконтрольных правительству районах, а на северо-западе САР, в Идлибе террористы продолжают устраивать провокации и подрывать Сочинское соглашение о зоне деэскалации. Президенты России и Турции В. Путин и Р. Т. Эрдоган 18 мая в телефонном разговоре высказались за интенсификацию усилий по выполнению российско-турецких договоренностей по Идлибу. 23 мая президенты США и Турции Д. Трамп и Р. Т. Эрдоган подтвердили «настоятельную необходимость политического урегулирования конфликта в Сирии, а также беспрепятственного гуманитарного доступа по всей стране».

18 мая в МИД Ирана заявили, что иранцы останутся в Сирии, пока их вывода не попросит легитимное правительство страны, а иранское присутствие не имеет ничего общего с действиями США или Израиля. «Мы [иранцы] присутствуем там по приглашению властей в качестве советников по борьбе с террором, оказываем помощь и в других областях. Наши отношения с Сирией искренние и тесные, они носят стратегический характер». Эти слова стали ответом на заявление госсекретаря США М. Помпео во время недавнего визита в Израиль. М. Помпео потребовал, чтобы Иран вывел свои силы из Сирии, обвинив Тегеран в распространении террора.

Власти Ирана потратили на реализацию своей политики в Сирии за последние годы, включая инвестиции и военные операции, от 20 до 30 млрд долларов. Такие данные привел 20 мая член комиссии иранского Меджлиса (парламента) по национальной безопасности и внешней политике Х. Фалахатпише, отметив: «Мы должны их получить обратно».

Политика Израиля состоит в противостоянии агрессивным действиям Ирана и его попыткам закрепиться в Сирии, заявил 24 мая премьер-министр еврейского государства Б. Нетаньяху.

21 мая административный суд Дамаска запретил владельцу компании Syriatel («Сириятел»), двоюродному брату президента САР Б. Асада Р. Махлюфу покидать страну «в связи с предъявленным ему иском со стороны сирийского телекоммуникационного регулятора и финансовой задолженностью его компании, которую он должен погасить».

Парламент Ирана 18 мая единогласно приняли законопроект о противодействии Израилю. Документ, в частности, запрещает использование оборудования, произведенного в Израиле, а также запрещает всем физическим и юридическим лицам, организациям и компаниям, связанным с Израилем, посещать иранские выставки. Закон также определяет наказание за сотрудничество с учреждениями, связанными с Израилем.

19 мая командование ВМС США пригрозило применением силы в случае приближения к их американским военным кораблям в Персидском заливе, Аравийском море и Оманском заливе ближе, чем на 100 метров. «Вооруженные суда, подошедшие ближе, чем на 100 метров к кораблям ВМС США, могут быть расценены как угроза, и в отношении них могут быть применены законные оборонительные меры». В Тегеране ответили, что иранские ВМС, несмотря на это американское заявление, не прекратят выполнение своих задач в Персидском и Оманском заливах. «Распоряжение иностранных сил, которые незаконно находятся в регионе, не повлияют на исполнение поставленных задач».

24 мая в окружном суде Иерусалима состоялось первое заседание суда над премьер-министром Израиля Б. Нетаньяху. Впервые в истории еврейского государства действующий глава правительства оказывается подсудимым по обвинению в уголовных правонарушениях. Нетаньяху инкриминируют взяточничество, мошенничество и злоупотребление общественным доверием. Сам премьер неоднократно отвергал все выдвинутые против него обвинения.

 

Приложение

Иордания: проблемы обеспечения национальной безопасности

Сложная и напряженная обстановка на Ближнем Востоке, продолжающаяся война в Сирии, нестабильность в Ираке, неурегулированность арабо-израильского конфликта, прежде всего его палестино-израильского сегмента, усиливающееся давление на власть внутренней оппозиции диктуют иорданскому руководству приоритеты политики в сфере обеспечения национальной безопасности. Значительное негативное воздействие на решение вопросов, связанных с безопасностью государства, оказывает недостаточно высокий уровень экономического развития страны, нехватка собственных топливно-энергетических, продовольственных и, особенно, водных ресурсов. Отметим, что из всех государств региона водная проблема наиболее остра именно в Иордании. К тому же по распределению водных ресурсов у Иордании имеются до конца не урегулированные вопросы с Израилем и Сирией. Отметим и демографический фактор — для страны характерны высокие темпы прироста населения, превышающие темпы роста экономики.

Вопросы обеспечения национальной безопасности традиционно решаются иорданским руководством на основе прагматизма. Так, Амман традиционно использовал свое стратегическое положение на Ближнем Востоке в качестве главного ресурса для укрепления своего влияния и позиций в регионе. Благодаря сбалансированному внешнеполитическому курсу, стране на протяжении нескольких десятилетий удавалось эффективно использовать этот важный фактор в интересах устойчивого социально-экономического развития. Король Абдалла II смог заручиться поддержкой ведущих региональных лидеров и внешних игроков во главе с США для сохранения стабильности положения королевства и для привлечения значительных финансовых ресурсов. При этом «Иордания продолжает критически зависеть от иностранной помощи, что означает, что ее ключевые доноры — США, Европа и арабские государства Персидского залива — имеют существенное влияние на решения короля на внешнем и внутреннем треках».

Серьезную обеспокоенность в Иордании вызывает обстановка в соседней Сирии. В Аммане считают, что происходящие там события отрицательно воздействует на ситуацию в королевстве и создают реальную угрозу его безопасности. Иорданцы обеспокоены тем, что «сирийский конфликт может перерасти из гражданской войны в регионально-конфессиональный конфликт». Стремление минимизировать воздействие событий в Сирии побуждает Иорданию занять прагматичную позицию в отношении сирийского урегулирования. Амман выступает за политическое решение сирийского конфликта, сохранение единства сирийского государства. Пребывание на территории королевства большой массы сирийских беженцев (до 1,4 млн человек) создает дополнительное напряжение в стране, представляет собой колоссальную нагрузку на местную, и без этого неустойчивую экономику. В то же время по очевидным политическим соображениям, рассчитывать на их массовое возвращение в Сирию не приходится.

Перманентная политическая нестабильность в Ираке, сохраняющаяся высокая активность террористов в соседней стране представляют серьезную угрозу для Иордании, вынуждает Амман принимать дополнительные меры в сфере безопасности. При этом королевство налаживает разносторонние связи с иракскими властями.

Иордания выступает за скорейшее политическое урегулирование палестино-израильского конфликта. Примерно 65% населения королевства составляют палестинцы. Это, а также непосредственная близость палестинских территорий к Иордании обусловливают первостепенную значимость палестинских проблем для Аммана, требуют к ним постоянного и самого пристального внимания. Иордания обеспокоена отсутствием прогресса в деле палестино-израильского урегулирования. Жесткую позицию в отношении предполагаемой аннексии Израилем части территории Западного берега реки Иордан (ЗБРИ) занял король Абдалла II. 15 мая с. г. он заявил: «Если Израиль действительно аннексирует в июле часть Западного берега Иордана, то это приведет к большому столкновению с Хашимитским королевством. Я не хочу выдвигать угроз и усиливать разногласий, но мы изучаем все варианты [ответа]». Абдалла II считает, что, урегулирование палестино-израильского конфликта на основе сосуществования двух государств (Израиля и Палестины) остается «единственным путем, который позволит двигаться вперед».

Иордания и Израиль соблюдают положения мирного договора 1994 г. Документ считается гарантией обеспечения «длительной безопасности» для двух государств «в пределах признанных границ». В то же время израильская политика по вопросам изменения облика Иерусалима, расширения еврейских поселений на ЗБРИ, жесткость израильской позиции по урегулированию с палестинцами подвергаются критике со стороны Аммана.

Угрозу для Иордании представляет ситуация на расположенном рядом египетском Синайском полуострове, где активно действуют террористы.

Соединенные Штаты рассматриваются в Аммане как основной стратегический партнер королевства, фактический гарант его внешней безопасности, а Иордания является одним из ключевых элементов ближневосточной политики США, которые оказывают этой стране разностороннюю помощь, в том числе финансовую и военную. На иорданской территории базируются американская авиация, группа спецназа и ЗРК «Пэтриот». Регулярно проводятся совместные учения армий двух стран. Американские спецслужбы значительную долю информации об активности исламистов получают по линии партнерских связей с Управлением общей разведки Иордании. В то же время в Аммане проявляют недовольство курсом Вашингтона на постоянное закрепление миллионов палестинских беженцев на территории Иордании.

В Аммане считают, что «высокий уровень» отношений с аравийскими монархиями определяется тем, что «безопасность государств Залива и Иордании – сообщающиеся сосуды», а это означает, что «безопасность государств Залива – это наша национальная безопасность». Очень важно и то, что экономическая стабильность королевства во многом обеспечивается кредитами аравийских монархий. Вместе с тем, Саудовская Аравия «недовольна иорданскими маневрами» и с 2017 г. «фактически прикрыла свою донорскую помощь и инвестиционное содействие Хашимитскому королевству».

Укрепление вооруженных сил и служб безопасности считается одним из важнейших элементов укрепления безопасности Хашимитского королевства. На сегодняшний день ВС Иордании по качеству подготовки личного состава по праву считаются одними из лучших на Ближнем Востоке. Армия и службы безопасности полностью находятся на стороне монарха.

Несмотря на сложную обстановку по периметру границ королевства, в настоящее время угрозы национальной безопасности Иордании базируется прежде всего на внутренних вызовах. Негативное влияние на положение дел в стране оказывают ухудшение экономической ситуации, рост безработицы, особенно среди молодежи, падение доходов населения, коррупция в госаппарате. В то же время иорданские власти крайне лимитированы «в свободных средствах», для погашения возможных социальных катаклизмов и подкупа племенной бедуинской верхушки. Внешний долг Иордании продолжает расти, достигнув 40 млрд долларов (95% от ВВП страны). Правительство не в состоянии сдерживать свои популистские обещания по росту социальных благ, включая заработную плату и пособия для уязвимых слоев населения. Проблема хронической бедности вкупе с фактором продовольственной безопасности стали, по сути, своего рода миной замедленного действия. Властям приходиться периодически идти на непопулярные и часто болезненные для населения меры в ущерб механизмам социальной защиты, следуя директивам международных финансовых институтов и внешних доноров с тем, чтобы гарантировать получение от них новых финансовых траншей для поддержания экономики. Такого рода замкнутый круг зачастую приводит к социальным протестам и потрясениям, что ведет к частым сменам очередного технократического правительства, дабы разрядить ситуацию. Серьезно ухудшило экономическое положение королевства пандемия коронавируса, ударившая по наиболее уязвимым секторам экономики.

В Иордании в последние годы регулярно проходят массовые народные протесты. При этом протестующие все чаще выдвигают лозунг смены политической системы в стране, выступают за изменение «не правительства, а режима» В них участвуют не только представители беднейших слоев, но и среднего класса, как выходцы из бедуинских племен, так и подданные палестинского происхождения. «При этом ударную силу протестующих составляют представители иорданских бедуинских племен, бывших вплоть до начала 21 в. политической опорой династии Хашимитов». Сильными остаются исламистские настроения в стране. Власти чрезвычайно обеспокоены распространением джихадистской идеологии среди иорданских салафитов. Вместе с тем, сдерживающим фактором остается то, что «гражданская война в соседней Сирии показала иорданцам цену возможной смуты и вооруженного исламистского восстания».

42.97MB | MySQL:92 | 1,916sec