Об ирано-американском компромиссе при формировании нового правительства Ирака

По данным ряда СМИ, назначение премьер-министром Ирака Мустафы аль-Каземи и формирование 7 мая с.г. нового иракского правительства является результатом компромисса между Вашингтоном и Тегераном. Эту версию выдвинул, в частности главный редактор интернет-портала Middle East Eye Дэвид Херст. При этом британский журналист основывается на сведениях, полученных из иракских источников, которые сообщили ему о том, что Тегеран согласился на назначение премьером бывшего шефа иракской разведки в обмен на размораживание некоторых иранских активов в Европе и согласие США на продолжение интенсивного товарообмена ИРИ с Ираком.

Новое правительство Ирака неизбежно столкнется с многочисленными вызовами во внутриполитической, экономической и внешнеполитической сферах. Главной угрозой для Ирака в сфере экономики является падение цен на нефть на мировом рынке. В последние годы экспорт энергоносителей был основным фактором экономического роста в этой ближневосточной стране. Торговля нефтью обеспечивает 90% экспортных поступлений и 66% доходной части бюджета. Падение нефтяных доходов грозит подорвать и без того хрупкую иракскую экономику. Правительство Ирака обратилось в Международный валютный фонд (МВФ) с просьбой выделить Ираку в числе других десяти государств экономическую помощь как стране, пострадавшей из-за пандемии коронавируса. Коронавирусные заболевания действительно имеют место в Ираке (возможно, они были занесены иранскими паломниками, посещающими священные города Неджеф и Кербелу), кроме того неразвитая система здравоохранения в Ираке делает эту страну уязвимой перед пандемией, но утрата доходов от экспорта нефти является здесь первичной причиной. Пока реакция МВФ является довольно скептической, так как признаны неудовлетворительными и нерациональными расходы этого государства за предыдущие годы. Кроме того, по мнению экспертов МВФ, в Ираке нет проектов развития, которые оказались бы под угрозой. Главным внешнеполитическим вызовом для Ирака является обостряющаяся конфронтация между США и Ираном. Противоречия межу двумя этими государствами грозят превратить Ирак в поле прокси-войны между Тегераном и Вашингтоном. С новой силой это доказало убийство американскими военными командующего спецназом «Аль-Кудс» КСИР генерала Касема Сулеймани и Абу Махди аль-Мухандиса, произошедшее 2 января с.г.

Напомним, что вначале иранская сторона и иранские союзники в Ираке негативно отнеслись к выдвижению Мустафы аль-Каземи на должность премьера. Руководитель вооруженных формирований «Катаиб Хизбалла» Абу Али аль-Аскари в начале марта назвал назначение М.аль-Каземи «объявлением войны иракскому народу». Аль-Аскари обвинил М.аль-Каземи в предоставлении американцам сведений, которые использовались при атаке беспилотников на кортеж Касема Сулемйани и Абу Махди аль-Мухандиса. Другие шиитские милиции и проиранские политики вначале также сопротивлялись назначению Мустафы аль-Каземи.

Иракские источники объясняют изменение позиций проиранских лидеров закулисными договоренностями между Тегераном и Вашингтоном. При этом они указали на два факта. Во-первых, на продление еще на три месяца администрацией Дональда Трампа изъятия Ирака из американских санкций и разрешение торговли с Ираном. Ирано-иракский товарооборот достиг внушительной суммы в 16 млрд долларов в год. При этом Ирак импортирует из ИРИ значительное количество электроэнергии и природного газа, необходимого для ее выработки. Долг Багдада за поставленную иранскую электроэнергию составляет 3 млрд долларов. В условиях дефицита твердой валюты в Иране иранским политикам очень не хочется лишиться иракского партнера по торговле. О значительных экономических трудностях, переживаемых Ираном, свидетельствует то, что правительство этой страны запросило у МВФ 5 млрд долларов на преодоление последствий пандемии коронавируса. Второй факт заключается в том, что суд Люксембурга в конце апреля отказался выполнять решения американского суда, который распорядился перевести с иранских счетов 1,6 млрд долларов в возмещение убытков жертвам трагедии 11 сентября 2001 года. Иранские активы в Люксембурге были помещены в клиринговой компании Clearstream, являющейся филиалом Германской биржи (Deutsche Boerse). Один из иракских политиков отметил в беседе с Дэвидом Херстом: «Американцам удалось поставить своего человека во главе иракского правительства, а иранцам – получить свои деньги».

Еще в марте источник в иранском правительстве сообщил корреспондентам Middle East Eye о том, что «усилия некоторых европейских стран направлены на разблокирование счетов Центробанка ИРИ. Эти страны получат американское изъятие из санкций для размораживания иранских активов». По мнению данного иранского чиновника, недавнее решение американской администрации о выводе из Саудовской Аравии двух батарей ракет «Пэтриот» также вписывается во временное перемирие между Вашингтоном и Тегераном.

Что касается Мустафы аль-Каземи, то его сотрудничество с американскими спецслужбами началось еще в 1990-х годах, когда он вместе с покойным Ахмедом Чалаби предоставлял в ЦРУ сведения об оружии массового поражения режима Саддама Хусейна. В июне 2018 года он присутствовал в Вашингтоне на встрече с Майком Помпео (тогда еще директором ЦРУ) и руководителем Управления общей разведки (УОР) Саудовской Аравии Халедом  бен Али аль-Хумейданом, на которой обсуждались меры по возможному продвижению на пост главы правительства Ирака Хайдера аль-Абади в противовес проиранским кандидатам. В то время эти американские усилия не увенчались успехом. Интересно, что первым  зарубежным лидером, поздравившим Мустафу аль-Каземи с новым назначением, стал наследный принц КСА Мухаммед бен Сальман. Он надеется на то, что новый премьер Ирака продолжит усилия своих предшественников в посреднической миссии по снижению напряженности между КСА и Ираном.

Издающаяся в Лондоне газета «Аль-Кудс аль-Араби» отмечает, что одобрение иракским парламентом нового правительства стало результатом иранско-американской сделки, что является «решающим шагом, начинающимся с парламентского соглашения, которое затем должно привести к региональному и международному соглашению». В свою очередь обозреватель газеты «Аль-Араб» Ибрагим аль-Зубейди пишет: «Как вы видите, политические движения согласились одобрить новое правительство в парламенте. Этого бы не произошло, если бы не последние инструкции, полученные из иранского посольства в Багдаде и посольства дядюшки Дональда (Трампа – авт.). Таким образом, мы в очередной раз присутствуем при политическом театре».

Эта сделка объясняет и сдержанность (пока) иранской реакции на весьма спорные, с точки зрения Тегерана, заявления нового премьера. Судя по словам М.аль-Каземи, он намерен распустить или взять под очень строгий контроль деятельность вооруженных формирований «Аль-Хашд аш-Шааби». «Наш суверенитет является весьма условным, наше территория превратилась в поле, на котором сводят счеты зарубежные государства, — заявил новый премьер, — безопасность нашего государства находится под угрозой не только со стороны «Исламского государства» и его спящих ячеек, но и со стороны негосударственных игроков, располагающих оружием». Это заявление является  прозрачным указанием на «Аль-Хашд аш-Шааби». Более того, Мустафа аль-Каземи отметил, что приоритетом деятельности его правительства после принятия избирательного закона будет регулирование деятельности политических партий. Он намерен признать нелегальной любую политическую партию, выражающую лояльность зарубежным государствам и лидерам.  Это камень в огород «Аль-Хашд аш-Шааби» и некоторым проиранским партиям, открыто постулировавши свою верность Али Хаменеи.

Впрочем, временное перемирие, заключенное, судя по всему, между Тегераном и Вашингтоном в Ираке, не должно никого обманывать. США, особенно при президентстве Д.Трампа, не откажутся от стратегии «максимального давления» на Иран. «Потепление» американского отношения к ИРИ на данном этапе объясняется двумя факторами. Во-первых, негативными для экономики США последствиями пандемии коронавируса. Во-вторых, окончательным определением стратегическим противником США Китая. По-видимому, значительные ресурсы США теперь будут тратиться на «отражение китайской угрозы». Это не означает, что американцы оставят в покое Иран и не буду добиваться его политического ослабления. Одновременно и Тегеран не смирится легко с утратой с таким трудом завоеванных позиций в Ираке.

52.75MB | MySQL:104 | 0,348sec