Об экономических проблемах, переживаемых Саудовской Аравией

Экономика Саудовской Аравии, некогда богатейшего государства Ближнего Востока, оказалась в чрезвычайно сложном положении в связи с падением мировых цен на нефть и последствиями пандемии коронавируса. Драматическое снижение цен на нефть в начале марта сильно ударило по экономикам всех нефтедобывающих государств, включая Иран и Россию. Одновременно снижение потребности на энергоносители вследствие снижения мирового производства и уменьшения транспортного сообщения в мире делает почти невозможным рост цен на нефть до уровня прошлого года в краткосрочной перспективе. Однако именно для Саудовской Аравии падение доходов от экспорта энергоносителей может стать наиболее болезненным. Оно же может спровоцировать экономическую и политическую нестабильность в королевстве.

Как известно, саудовское руководство считало оптимальным уровнем цены на нефть, позволяющим исполнить бюджет, 82 доллара за баррель. Цена в 60 долларов признавалась «терпимой», но в условиях, когда цена на мировом рынке снизилась до отметки менее 30 долларов за баррель, правительство КСА вынуждено идти на меры жесткой экономии, анонсированные 13 мая с.г. В частности, налог на добавленную стоимость (НДС) в королевстве вырос в три раза: с 5%  до 15%. Были отменены пособия госслужащим, введенные в 2018 году для того, чтобы смягчить болезненные последствия отмены государственных субсидий. Одновременно были введены нормы, облегчающие работодателям увольнение своих работников и уменьшение их заработной платы.

«Очень важно, что мы принимаем такие строгие и тяжелые меры. Они могут показаться очень болезненными, но они необходимы», — заявил в интервью телеканалу «Аль-Арабия» министр финансов КСА Мухаммед аль-Джадаан. Саудовский министр финансов также отметил, что королевство переживает экономический кризис, «невиданный в течение нескольких десятилетий». В то же время саудовские власти полны решимости сохранить привязку местной валюты риала к доллару и сохранению курса риала на прежнем уровне. Саудовское Казначейство заявило 4 мая о намерении сохранить обменный курс на уровне прежних 3,75 риалов к доллару, что должно служить показателем финансовой стабильности. Резервы иностранной валюты КСА уменьшились в марте текущего года на 27 млрд долларов. Такое беспрецедентное сокращение не наблюдалось в течение 20 лет. Министр финансов Мухамммед аль-Джадаан отметил в этой связи, что правительство не намерено и дальше расходовать национальные резервы и хочет прибегнуть для покрытия дефицита бюджет в размере 32 млрд долларов к финансовым заимствованиям, то есть попросту взять эти деньги в долг. Таким образом, сбываются прогнозы Всемирного банка о том, что Саудовская Аравия должна превратиться из страны-кредитора в страну-должника.

Ситуацию усугубляют значительные затраты королевства, увеличившиеся со вступлением на престол короля Сальмана бен Абдель Азиза. Золотовалютные резервы КСА, составлявшие, по данным Саудовского Казначейства, в январе 2015 года 732 млрд долларов, уменьшились к декабрю 2019 года до 499 млрд. По информации Всемирного банка, ВВП на душу населения Саудовской Аравии, составлявший в 2012 году 25243 доллара, уменьшился до 23338 долларов. Чистая задолженность КСА, составляющая в настоящее время 19% ВВП, может увеличиться в 2020 году до 27%, а к 2022 году с учетом последствий пандемии коронавируса – до 50%.  Война в Йемене, поддержка египетского правительства Абдель Фаттаха ас-Сисси, закупки американского оружия на астрономические суммы и помпезные проекты вроде футуристического города Неом порядком растрясли саудовский кошелек.

Проблемы саудовской экономики проявились еще до коронавируса. Еще в 2019 году рост ВВП КСА составил всего 0,3%, а объемы строительства по сравнению с 2017 годом упали на 25%. Карантин привел к тому, что в этом году королевство не получит доходы от хаджа (10 млн паломников, которые ежегодно приносят в саудовский бюджет доходы до 8 млрд долларов).

По мнению главного редактора интернет-портала Middle East Eye  Дэвида Херста, вопреки декларированной в программе «Видение 2030» приоритетности инвестиций, ситуация с ними в саудовской экономике отставляет желать лучшего. Общественный инвестиционный фонд Саудовской Аравии находится на 11-м месте в мире, уступая своим соседям, другим арабским монархиям Персидского Залива, в частности, Управлению по инвестициям Абу-Даби (Abu Dhabi Investment Authority), Управлению по инвестициям Кувейта (Kuwait Investment Authority) и Управлению по инвестициям Катара (Qatar Investment Authority). В инвестиционных фондах ОАЭ аккумулировано 1,213 трлн долларов, Кувейта – 522 млрд долларов, Катара – 328 млрд долларов, а КСА – только 320 млрд. В феврале с.г. появился доклад МВФ, в котором рисовались достаточно мрачные перспективы аравийских монархий после исчерпания нефти или резкого падения цен на нее (что и произошло в результате пандемии коронавируса). Согласно этому документу, даже, если КСА удастся нарастить свой инвестиционный фонд до триллиона долларов, это будет недостаточно для компенсации потери доходов от продажи нефти. При этом эксперты МВФ исходили из того, что экспорт нефти в объеме 10 млн баррелей в сутки при цене в 65 долларов за баррель (этот показатель был заложен в саудовском бюджете) дает доход на душу населения в объеме 11 тысяч долларов в год.

Наблюдатели отмечают, что в условиях экономического кризиса и снижения доходов королевство может отказаться от амбициозных планов, анонсированных в 2016 году в экономической программе «Видение 2030». В частности, от строительства «города будущего» Неом. Неом должен был стать новым деловым центром Ближнего Востока и в этом качестве затмить Дубай.  Ориентировочные затраты на его сооружение к 2025 году оценивались в 500 млрд долларов. Более половины этой суммы предполагалось привлечь из иностранных инвестиций. Однако, как отметил эксперт по государствам Персидского залива в Кембриджском университете Джон Сафианакис: «Вам вряд ли удастся привлечь иностранные инвестиции, когда вы резко повышаете НДС». Одновременно практически невозможным в краткосрочной и среднесрочной перспективе становится привлечение средств за счет продажи на международных биржах 5% акций компании «Сауди Арамко». В нынешних условиях сверхнизких прибылей от торговли нефтью желающих на них просто не найдется.

В то же время военные расходы КСА вряд ли подвергнутся большому сокращению. Вывод из Саудовской Аравии двух батарей американских ракет «Пэтриот» и перспективы сокращения ВТС с США будут подталкивать правящие круги королевства к созданию собственно ВПК, как это было заявлено в программе «Видение  2030». В последнее время в американской элите отмечаются скептические настроения в отношении военного сотрудничества с КСА. Недавно генеральный инспектор Джеймс Линик был уволен президентом Д.Трампом за то, что чрезмерно увлекся незаконными, по его мнению, поставками американского оружия в КСА на сумму в 8 млрд долларов. В свою очередь спикер Палаты представителей демократка Нэнси Пелоси потребовала от Трампа детальных объяснений увольнения Линика. В апреле 2019 года члены Палаты представителей, где доминируют демократы, голосовали за применение Акта о военной помощи в прекращении поставок оружия Саудовской Аравии в связи с продолжающейся войной в Йемене. Позже к ним присоединился и Сенат, где господствуют республиканцы. Очередной виток антисаудовских настроений у американских политиков и законодателей наметился после того, как нефтяная война, начавшаяся между Саудовской Аравией и Россией поставила американскую добычу сланцевой нефти на грань банкротства. При этом наибольшую инициативу, естественно, проявили законодатели от Техаса и других нефтедобывающих штатов США. Кандидат в президенты США от Демократической партии (позже снял свою кандидатуру) Берни Сандерс назвал Саудовскую Аравию «не надежным союзником, а жестокой диктатурой».

Экономический кризис в КСА может иметь не только внешнеполитические, но и внутриполитические последствия. До сих пор стабильность КСА определялась своеобразным общественным договором, существовавшим между ее народом и правящим домом Аль-Саудов. Народ соглашался на неучастие в делах государства и полное отсутствие не то, что демократии, но элементарных свобод, а династия гарантировала ему безопасность и благосостояние. В течение последних пяти лет саудовцы лишились в начале безопасности, когда йеменские хоуситы, разъяренные ковровыми бомбардировками, стали обстреливать ракетами Наджран и Джиззан, затем Эр-Рияд, а их беспилотники разбомбили объекты саудовского ТЭКа. Сейчас налицо перспектива лишения местного населения былого уровня благосостояния и социальных гарантий. Все это в перспективе не может сказаться на стабильности королевства. В 1990-е годы снижение нефтяных доходов и уровня благосостояния привело к взрыву исламистского террора в КСА. Как будет выглядеть нынешняя возможная дестабилизация, покажет время.

52.78MB | MySQL:107 | 1,568sec