Американские эксперты о ситуации на нефтяном рынке и проблемах экономики Саудовской Аравии

ОПЕК+, похоже, собирается провести более раннюю, чем было запланировано ранее, онлайн-министерскую встречу 4-5 июня, чтобы обсудить перспективы дальнейшего сокращения добычи нефти до конца года. В ходе этой встречи члены совета, как сообщается, рассмотрят саудовско-российский компромисс относительно сохранения нынешнего объема сокращения добычи нефти в 9,7 млн баррелей в сутки только на 1-2 месяца, с дальнейшим снижением этого уровня до 7,7 млн баррелей в сутки после июля. Такой компромисс соответствует стратегической цели России — вернуть себе долю рынка до достижения ценовых уровней, при которых конкурирующие более дорогостоящие производства, такие как сланцевая промышленность США, могут перестать сокращаться. В этой связи Москва уже дала соответствующие утечки в прессе о своей готовности сократить свою добычу до 7,7 млн баррелей в сутки после июля. Саудовская Аравия со своей стороны также пока не отрицает свою готовность к такому соглашению на 1-2 месяца, что расценивается американскими экспертами как сигнал о фактически достигнутой между странами предварительной договоренности на эту тему. Первоначальное намерение сторон соблюдать первоначальные ограничения добычи только до июня, было основано на следующих факторах:
— Сильная неопределенность относительно того, насколько спрос на углеводороды снизится на самом деле из-за кризиса COVID-19;
— Нежелание России брать на себя обязательства по потенциальному чрезмерному ужесточению рынка, имея ввиду соображение о том, что сокращение спроса может быть менее серьезным или более коротким, чем ожидалось;
— Требование президента США Дональда Трампа о мировом сокращении добычи примерно на 10 млн баррелей в сутки. От себя отметим, что такое требование было «услышано» остальными участниками сделки только после того, как американцы и канадцы согласились на сокращение собственной добычи.
На сегодня выяснилось, что данные о мировых запасах оказались преувеличенными, что уже привело к тому, что цены на нефть марки Brent вернулись к цене выше 40 долларов. Анализ компании Kayrros SAS, базирующейся в Париже консалтинговой фирмы, которая использует спутниковые снимки для измерения потоков нефти, показал, что потеря спроса составила всего около 15 млн баррелей в сутки в худшем случае в апреле, что и обеспечило нынешний рост цен на сырую нефть в мае. Более актуальные данные, собранные правительственными учреждениями в Соединенных Штатах и других странах-членах Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР), также дали более положительную статистику восстановления спроса при добыче ниже 30 млн баррелей в сутки в апреле и мае. Учитывая более быстрое, чем ожидалось, восстановление мировых цен на нефть, ОПЕК и ее партнеры, как сообщается, скорее всего поддержат уже в принципе сформировавшийся саудовско-российский компромисс о продлении нынешнего уровня сокращения добычи только на два месяца, хотя первоначально Алжир и другие страны хотели бы продлить нынешний уровень сокращения уровня добычи до конца года. Теперь, когда острый кризис, основанный на потенциальном исчерпании складских мощностей, закончился, отсутствие полного соответствия сокращениям ОПЕК+ со стороны таких стран, как Ирак и Нигерия, только усилит стимул России не жертвовать своей долей рынка ради этих стран. По предварительным данным Reuters и Bloomberg, общий уровень соблюдения требований последней сделки составляет около трех четвертей от заявленного объема. Саудовская Аравия, Кувейт и Объединенные Арабские Эмираты добровольно внесли дополнительные 1,2 млн баррелей в сутки в виде сокращения сверх своих квот, но это не является обязательным для России. С учетом того, что цены на нефть West Texas Intermediate (WTI) уже вернулись выше текущих эксплуатационных расходов, некоторые виды добычи в США как на сланцевых, так и на маржинальных традиционных скважинах уже возобновляются, что снижает общее влияние сокращений на объемы добычи в США. Россия, как полагают американские эксперты, будет стремиться не допустить, чтобы цены на нефть марки WTI пересекли следующий порог достаточной окупаемости инвестиций для начала восстановления буровой активности, отсутствие которой вызывает более медленное базовое снижение помимо закрытия нефтяных скважин. Снижение добычи в США по прогнозам достигнет лишь 3-4 млн баррелей в сутки к концу 2021 года. Этого можно ожидать, если цены на нефть марки WTI останутся ниже 50 долларов за баррель, что будет препятствовать восстановлению новой буровой активности в США. В отличие от Саудовской Аравии, России будет гораздо удобнее позволить ценам на нефть держаться ниже 50 долларов в течение длительного периода в 2020-2021 годах, чтобы более активно восстанавливать свою потерянную долю рынка до того, как Соединенные Штаты смогут стабилизировать свою добычу.
Нынешний обвал цен на сырую нефть вновь подогревает вопросы о прочности жесткой привязки доллара США к валюте Саудовской Аравии риала. Несмотря на экономический шок от пандемии COVID-19, эта привязка, скорее всего, сохранится в ближайшем будущем. Но структурные изменения как на мировом нефтяном рынке, так и в экономике Саудовской Аравии означают, что Эр-Рияд, скорее всего, будет вынужден девальвировать свою валюту в ближайшие пять лет. Это объясняется тем фактом, что на этот раз королевство не сможет рассчитывать на быстрое и полное восстановление мировых цен на нефть в рамках существенного пополнения своих резервов, которые определяют его способность защищать эту валютную привязку. Это вынуждает Эр-Рияд искать иные фискальные формы пополнения бюджета. 30 мая власти Саудовской Аравии объявили об увеличении таможенных пошлин, взимаемых примерно с 3000 товаров. В субботу государственная таможня Саудовской Аравии опубликовала список всех товаров, на которые должны были быть повышены тарифы, добавив, что рост составил от 3 до 25%. Этот перечень включал введение семипроцентных таможенных пошлин на баранину и козлятину и шестипроцентное увеличение пошлин на все рыбопродукты по сравнению с тремя процентами. Таможенные пошлины на мясо других животных и свежую охлажденную и замороженную птицу выросли с 20 до 25%. Власти также ввели десятипроцентные тарифы на все молочные продукты, напитки и их производные по сравнению с пятью процентами ранее. В заявлении указывалось, что это решение вступит в силу 10 июня. Местные источники сообщили, что повышение тарифов произошло в дополнение к «15-процентному налогу на добавленную стоимость (НДС)», который был недавно введен Эр-Риядом. При этом последний ежемесячный отчет денежно-кредитного управления Саудовской Аравии (SAMA) показал, что потребительские расходы снизились на 33%, а снятие наличных сократилось на 35% по сравнению с прошлым годом. Для Саудовской Аравии апрель обычно является знаменательным месяцем для роста покупок и путешествий населения в связи с рамаданом. Резкое снижение потребительских расходов, хотя и ожидаемое, таким образом, подчеркивает растущую тревогу саудовцев, поскольку они готовятся к более серьезному экономическому спаду на фоне кризиса COVID-19 и продолжающегося падения цен на нефть. На этом фоне чистые иностранные активы Центрального банка также упали еще на 21 млрд долларов в апреле после падения на 27 млрд долларов в марте. Тот же отчет показал, что кредитование частного сектора также увеличилось на 12,2% в годовом исчислении.
В этой связи американские эксперты отмечают, что привязка валюты Саудовской Аравии к доллару оказалась чрезвычайно стабильной, причем саудовский риал не девальвировался по отношению к доллару США с 1986 года. Это объясняется прежде всего тем фактом, что сделки на экспорт нефти заключается в долларах. Главное преимущество этого режима жесткой привязки заключается в том, что он минимизирует рост инфляции и создает очень стабильную среду с ограниченным курсовым риском для иностранных компаний. Она также защищает саудовских потребителей от колебаний цен на импортные товары. Однако режим жесткой привязки с другой стороны лишает Эр-Рияд должной доли автономии в рамках проведения своей денежно-кредитной политики. Для Эр-Рияда этот недостаток традиционно компенсировался тем фактом, что большинство саудовских подданных были традиционно заняты в государственном секторе, в то время как иностранные рабочие привлекаются для большинства рабочих мест в частном секторе. Во времена стабильного экономического роста для компенсации любого давления на заработную плату в госсекторе привлекалась более скромно оплачиваемая иностранная рабочая сила. А во времена более слабого роста дополнительные рабочие визы ограничивались, чтобы защитить покупательную способность уровня заработной платы в государственном секторе в пересчете на импортные потребительские товары. Во время прошлых экономических кризисов циклы цен на сырьевые товары неоднократно давали Эр-Рияду возможность пополнить свои фискальные резервы, списывать долги и таким образом подготавливаться к очередному спаду. Саудовские фискальные резервы и раньше сталкивались с напряженностью, как в конце 1990-х годов после того, как уровень госдолга вырос в течение длительного периода относительно низких цен на нефть. Однако на этот раз все будет иначе из-за долгосрочного падения спроса на нефть, ускоренного кризисом COVID-19. Полезность инструмента иностранной рабочей силы в качестве альтернативы автономии денежно-кредитной политики становится все менее актуальной. В прошлом саудовскому правительству удавалось сдерживать инфляционное давление в периоды сильного экономического роста путем выдачи большего числа виз для гастарбайтеров, предотвращая давление на заработную плату госпредприятий. Конкурентоспособность неуглеводородного экспорта и отечественных отраслей промышленности также не является на сегодня основным фактором роста, но будет играть все большую роль в будущем, поскольку завышенный курс национальной валюты препятствует инвестициям в ненефтяные отрасли КСА. Кроме того, Саудовская Аравия больше не может использовать ОПЕК+ для поддержки цен на сырую нефть выше равновесного уровня, чтобы сократить дефицит бюджета Эр-Рияда и позволить королевству пополнить свои резервы. Необходимость прекратить расширение раздутой системы оплаты труда в государственном секторе и перевести подданных на более производительную работу в частном секторе будет иметь первостепенное значение в планах реформ Саудовской Аравии, несмотря на то, что население по-прежнему отдает предпочтение государственной занятости. Это уже привело власти КСА к пониманию необходимости субсидирования найма местных жителей частным сектором в Саудовской Аравии в условиях вызванного пандемией массового выезда иностранных рабочих. Возможная умеренная и постепенная девальвация поможет снизить раздутую премию к заработной плате в государственном секторе в сочетании с сокращением использования иностранной рабочей силы в секторе неквалифицированного труда. Негативное влияние валютной привязки на внутреннее производство саудовских товаров со временем станет еще более принципиальным фактором, поскольку королевство будет стремиться диверсифицировать свою экономику. Жесткая привязка валюты Саудовской Аравии также рискует подорвать стоимость ее экспорта. Но потенциально более важное значение имеет эффективное за счет этой привязки дисконтирование импорта по отношению к отечественным потребительским товарам, которые в конечном итоге могли бы производится за счет национальной рабочей силы. Ослабление внутреннего производства также ослабляет аргументы в пользу привлечения иностранных инвестиций в некоторые секторы экономики. Завышенная стоимость риала может также поставить под угрозу туристическую индустрию королевства, которая является одним из наиболее важных ненефтяных секторов экономики.
Средневзвешенный реальный эффективный обменный курс Саудовской Аравии (REER), рассчитанный Банком международных расчетов, с начала года снизился почти на 5%. Это делает Саудовскую Аравию более дорогим туристическими направлением, что не повлияет на религиозный туризм, но может помешать развитию туристической отрасли страны, которая является ключевой целью диверсификации в плане реформ королевства «Видение 2030». При этом действия властей по защите нынешней жесткой привязки валюты уже дорого обошлась Саудовской Аравии в последние месяцы. Фискальные резервы Саудовской Аравии достигли пика в размере $ 746 млрд в августе 2019 года после около $ 500 млрд в течение большей части 2017-2019 годов. Но к концу апреля эти резервы упали до $ 444 млрд после общего падения на $ 51 млрд только в марте и апреле, поскольку цены на нефть резко упали из-за кризиса COVID-19. Согласно заявлению министра финансов Саудовской Аравии Мухаммеда аль-Джадаана от 29 мая, это снижение было также усугублено переводом $ 40 млрд в Государственный инвестиционный фонд королевства (PIF), который недавно сделал множество рискованных новых инвестиций, в том числе в западные нефтяные компании. В этой связи американские эксперты полагают, что в долгосрочной перспективе нынешний уровень привязки Саудовской Аравии в 3,75 риала к 1 доллару США вряд ли сохранится. По тем же прогнозам, для гарантии минимизации всех рисков в рамках сохранения нынешнего режима валютной привязки Саудовской Аравии потребуются резервы в размере не менее $ 250-300 млрд в год. При этом фискальные резервы Эр-Рияда не достигнут критического минимального уровня в этом году, но они легко могут оказаться в этом негативном диапазоне в течение следующих пяти лет, даже с учетом ужесточения бюджетной политики королевства. В результате Эр-Рияд столкнется с растущим давлением в рамках девальвации своей валюты в течение следующих пяти лет, даже при условии восстановления цен на нефть на уровне от 40 до 80 долларов за баррель с сильной центральной тенденцией примерно к 55-60 долларам.

49.68MB | MySQL:115 | 2,701sec