О стратегическом диалоге между Ираком и США

Соединенные Штаты нацелены на углубление отношений с Ираком и проведение дебютного раунда двустороннего стратегического диалога в июне. Об этом заявил 4 июня госсекретарь США Майкл Помпео. Он выступил на видеоконференции глав внешнеполитических ведомств стран — членов коалиции, ведущих в Ираке и Сирии под управлением США борьбу с террористической группировкой «Исламское государство» (ИГ, запрещена в России). «Мы настроены на углубление партнерства с народом и правительством Ирака посредством серии дискуссий, особенно американо-иракского стратегического диалога, который мы начнем позднее в текущем месяце», — сказал Помпео. Ранее сообщалось, что этот диалог начнется 10 июня. Делегацию США на данных переговорах возглавит заместитель госсекретаря по политическим делам Дэвид Хейл. Указывается, что на первом этапе Ирак и США «будут представлены на уровне ниже министров иностранных дел, а сами делегации будут разделены на три группы — военную, политическую и экономическую». Как сообщил посол США в Ираке Мэтью Туллер, слова которого привел иракский телеканал «Ас-Сумария», в ближайшие дни «американские представители в деталях обсудят наше [с Ираком] стратегическое рамочное соглашение». По его словам оно затрагивает «все аспекты двусторонних отношений, включая политические, экономические, научно-культурные и образовательные, а не только ограниченные сферой безопасности». О проведении стратегического диалога Вашингтон и Багдад договорились в конце прошлого года. В апреле госсекретарь США Майкл Помпео заявил, что американская администрация предложила Ираку провести в середине июня раунд стратегического диалога, чтобы «обсудить недопустимость отката в борьбе с терроризмом на фоне распространения коронавируса». Тогда Помпео сообщил, что делегацию США представит заместитель госсекретаря по политическим вопросам Дэвид Хейл. «Все вопросы стратегического характера включены в повестку дня, в том числе дальнейшее военное присутствие США для поддержки и обеспечения независимости Ирака», — отметил госсекретарь.   В связи с этим он призвал страны Запада продолжать выделять денежные средства на усилия по стабилизации тех частей Сирии и Ирака, из которых были выбиты формирования ИГ. «Правда, что [вызванная распространением нового коронавируса] пандемия оказывает огромное давление на бюджеты всех наших стран. Но мы призываем другие государства двигаться к достижению нашей цели, заключающейся в предоставлении более 700 млн долларов в 2020 году», — подчеркнул глава американского внешнеполитического ведомства.
В контексте сказанного, что, несмотря на все дипломатические оговорки, весь «стратегический диалог» между Вашингтоном и Багдадом в принципе сводится к теме попыток американцев максимально ослабить иранское влияние в стране с сохранением партнерства в области борьбы с ИГ. Если брать последний аспект еще более приземленно, то речь идет о сохранении некого минимума американских войск в стране, достаточного для оказания нужной степени влияния на ситуацию в соседней Сирии. В этой связи логично предположить, что основная тема этого диалога будет связана с характером и формой дальнейшего американского военного присутствия. Обратим внимание на довольно оперативное реагирование на перспективу обсуждения этих тем со стороны прежде всего шиитских партий Ирака. Так, в частности, блок Иракского национального согласия (ИНА) уже обвинил Министерство обороны страны в том, что оно обошло предыдущее правительственное решение о запрете установки американских систем Patriot, и выдвинул несколько принципов для любых переговоров с Вашингтоном. В принципе с рядом оговорок их можно полагать некой базисной консенсусной основой позиции шиитского большинства в парламенте, вне зависимости от конкретной политической партии. Парламентский блок ИНА во главе с бывшим премьером Иядом Аллауи объявил в опубликованном 4 июня заявлении, что Совет национальной безопасности Ирака (СНБИ) принял решение во времена бывшего премьер-министра Адель Абделя Махди отказаться от установки и закупки ракетных комплексов Patriot с сопутствующими ракетами из США. В заявлении добавлялось, что решение было принято: «большинством голосов, а не консенсусом, и некоторые из нынешних лидеров шиитских партий проголосовали за то, чтобы воздержаться от таких закупок». В этой связи остается непонятным вопрос о том, как эти ракеты были установлены на двух базах в Ираке? В заявлении также разъясняется позиция ИНА относительно стратегического диалога с США, которая заключается в том, что блок: «не готов сейчас участвовать в стратегическом диалоге с США или даже быть частью переговорного комитета». Была также подчеркнута необходимость установления «принципов и правил взаимодействия с США», которые должны быть одобрены парламентом, указав, что Палата представителей также должна согласиться с результатами переговоров; в противном случае: «это не будет эффективным, потому что нынешнее правительство является временным органом». В заявлении подчеркивалось, что Ирак должен поддерживать стратегическое соглашение и хорошие отношения с международной коалицией во главе с США, потому что: «ИГ и силы терроризма и экстремизма все еще присутствуют в Ираке, точно так же как иракская армия не имеет потенциала, техники, солдат и поддержки, чтобы противостоять этим угрозам, а разведывательные органы не квалифицированы для ведения такого рода сражений».
В этом заявлении были высказаны следующие соображения относительно правил ведения совместных боевых действий:
— Четкое определение численности, дислокации и типа сил США, находящихся на иракской земле.
— Определение мест расположения их лагерей и типов вооружения.
— Определение их присутствия – в натуральном выражении, количестве и непрерывности – ежегодно в каждый конкретный месяц, что будет согласовано с парламентом Ирака и Советом Министров.
— Формирование Высшего комитета, состоящего из глав политических блоков, который будет периодически встречаться с главнокомандующим Вооруженными силами Ирака для принятия политических решений в отношении целесообразности присутствия американских сил.
— Американские силы никоим образом и ни при каких обстоятельствах не имеют права вмешиваться во внутренние дела страны и не могут совершать внешние нападения из Ирака без одобрения иракского парламента.
— Ревизия правил применения силы, используемые в настоящее время коалицией, независимо от того, применяются ли они с согласия Ирака или нет.
— Стратегический диалог должен быть увязан с прекращением остающихся санкций в соответствии с резолюциями Совета Безопасности ООН 1990-х годов, которые вводили ограничения на финансовые поступления в Ирак.
Как полагают эксперты, именно эти тезисы с рядом возможных исключений будут положены в основу американо-иракских предстоящих дискуссий в рамках «стратегического диалога». Грубее — речь идет о сохранении лимитированного американского присутствия и прямой военной помощи в обмен на повышение роли парламента в рамках определения характера действий американцев в стране. Пусть и формально. При этом Вашингтон закрывает глаза на экспорт иранского газ и электроэнергии в Ирак.    Иран продлил договор на поставку электричества в Ирак на два года. Об этом заявил 4 июня иранский министр энергетики Реза Ардаканиян. «В отличие от прошлых [переговоров], когда договор заключался на один год, в этот раз мы подписали соглашение об экспорте иранской электроэнергии в Ирак на два года — 2020 и 2021», — цитирует его слова агентство ИСНА. Очень сомнительно, что Багдад пошел на такой контракт без соответствующих консультаций с США в рамках предварительного согласия на исключение его из санкционного пакета. Ардаканиян добавил, что иранская сторона «получила около половины средств за поставку электроэнергии в Ирак». По его словам, остальная часть этой суммы будет переведена в ближайшее время. В свою очередь, министр электроэнергетики Ирака Маджид Махди по итогам переговоров назвал экспорт иранского электричества «жизненно важным для страны». «Объем экспорта электроэнергии из Ирана в Ирак составляет около 1200 мегаватт, что очень ценно в летний период», — сказал он. 6 мая Госдепартамента США заявил, что Вашингтон приветствуют новое правительство назначенного премьер-министра Ирака Мустафы аль-Казыми и в знак поддержки продлевает на 120 дней разрешение на импорт электроэнергии из Ирана. Иран и Ирак связывают тесные торговые отношения, что стало одной из причин негативного отношения Багдада к санкциям США в отношении Тегерана. Так, ежедневно из Ирана по трубопроводу поставляется 28 млн куб. м газа, предназначенных для иракских потребителей.

52.82MB | MySQL:104 | 0,375sec