Об изменениях в военно-политической обстановке на Ближнем Востоке и в Северной Африке (8 — 14 июня 2020 года)

На минувшей неделе ситуация в Ливии стала главной темой телефонных переговоров президента России В. Путина с президентом Египта А. Ф. ас-Сиси, канцлером Германии А. Меркель и президентом Турции Р. Т. Эрдоганом. В разговоре с А. Ф. ас-Сиси, состоявшемся 8 июня, Путин дал позитивную оценку предпринимаемым Каиром дипломатическим усилиям для урегулирования ситуации в Ливии. Два лидера подтвердили «обоюдный настрой на продолжение координации в целях обеспечения скорейшего прекращения боевых действий и запуска межливийских переговоров под эгидой ООН». 9 июня В. Путин и А. Меркель «выразили обеспокоенность эскалацией боевых действий в Ливии. Акцентирована безальтернативность скорейшего прекращения огня и запуска межливийских переговоров под эгидой ООН». 10 июня В. Путин отметил в телефонном разговоре с Р. Т. Эрдоганом важность скорейшего прекращения огня в Ливии и возобновления диалога между ливийцами на основе решений Берлинской конференции.

Все стороны конфликта в Ливии и действующие там иностранные игроки должны немедленно прекратить военные операции и принять конструктивное участие в переговорах в формате «5+5» (совместного военного комитета). Об этом 9 июня в совместном заявлении указали главы МИД Германии Х. Маас, Франции Ж.-И. Ле Дриан, Италии Л. Ди Майо и глава внешнеполитической службы Евросоюза С. Ж. Боррель.

10 июня глава МИД Турции М. Чавушоглу заявил, что «прозвучавший в Каире призыв к прекращению огня — мертворожденная инициатива». Турецкий министр также считает, что США необходимо больше участвовать в урегулировании ситуации в Ливии.

Госсекретарь США М. Помпео 10 июня призвал конфликтующие стороны в Ливии возобновить переговоры, отметив, что обсуждать ситуацию, нужно под эгидой ООН, но без участия России. В этот же день президент США Д. Трамп дал высокую оценку усилиям президента АРЕ А. Ф. ас-Сиси, «предпринятым в минувшие выходные дни и направленным на обеспечение политического примирения и деэскалации в ливийском конфликте». Вместе с тем, 11 июня Госдепартамент заявил, что США позитивно оценивают некоторые меры по преодолению кризиса в Ливии, предложенные в каирской инициативе, однако считают наиболее продуктивной формой разрешения кризиса мирный процесс под эгидой ООН и продолжение берлинской конференции. Госдепартамент также выступил с утверждением, будто причиной вмешательства Турции в ситуацию в Ливии стало «российское присутствие» в этой стране.

11 июня президент Сирии Б. Асад назначил на должность исполняющего обязанности премьер-министра страны Х. Арнуса вместо освобожденного ранее от этой должности И. Хамиса. Х. Арнус возглавляет министерство водных ресурсов Сирии. Правительство будет продолжать выполнять свою работу до проведения выборов в Народный совет (парламент), назначенных на 19 июля. Смена главы правительства произошла на фоне ухудшения экономического и финансового положения в Сирии.

За последнюю неделю ситуация в идлибской зоне на северо-западе Сирии обострилась. Боевики экстремистских и террористических группировок неоднократно атаковали на позиции правительственной армии, однако были отброшены мощными воздушными и артиллерийскими ударами. 8 июня в районе города Кобани на севере САР на маршруте следования патруля российской военной полиции взорвалась самодельная бомба. Никто не пострадал. Российские и турецкие военные 10 июня в ходе 16-го совместного патрулирования шоссе М-4 (Алеппо – Латакия) в Идлибе прошли почти половину трассы. Протяженность маршрута составила 40 км.

Президенты России и Турции В. Путин и Р. Т. Эрдоган в ходе состоявшегося 10 июня телефонного разговора подчеркнули необходимость наращивания усилий по реализации двусторонних договоренностей по соблюдению перемирия в Идлибе. В числе приоритетных совместных задач назван «контроль за соблюдением перемирия и нейтрализация действующих в Идлибе террористических группировок».

Соединенные Штаты не планируют оставаться навечно в Сирии, но сроки вывода войск из этой страны не определены, заявил 10 июня глава Центрального командования ВС США генерал К. Маккензи.

11 июня в режиме видеоконференции прошел первый раунд стратегического диалога между Ираком и США. Делегации сторон возглавляли зам. главы МИД Ирака А. Хашим и зам. госсекретаря США Д. Хейл. По итогам встречи было сообщено, что «две страны признали, что в свете значительного прогресса в деле устранения угрозы со стороны «Исламского государства» (ИГ, запрещено в РФ) в ближайшие месяцы США продолжат сокращать свои силы в Ираке и обсуждать с правительством Ирака статус оставшихся сил». При этом Ирак и США будут «концентрироваться на развитии двусторонних отношений в области безопасности, основанных на общих интересах». Американская сторона вновь заявила, что не стремится к постоянному военному присутствию в Ираке и не просит постоянных военных баз. Помимо безопасности и борьбы с терроризмом, стороны обсудили вопросы экономики, энергетики, политики и культуры. В частности, «две страны признали огромные экономические проблемы, стоящие перед Ираком в связи с двумя кризисами — пандемией и падением цен на нефть». Была «подтверждена важность стратегических отношений и решимость предпринять соответствующие шаги для их укрепления в интересах обеих стран и в целях достижения безопасности, стабильности и процветания в регионе». О конкретных сроках и масштабах уменьшения численности американских войск не было объявлено. В настоящее время в Ираке находятся около 5200 военнослужащих США. Руководство Ирака заверило, что обеспечит защиту американских баз в стране.

Сложная ситуация складывается на возобновившихся 9 июня трехсторонних переговорах Египта, Судана и Эфиопии по проблемам, связанным со строительством эфиопской ГЭС «Хидасэ» на Голубом Ниле. АРЕ и Судан опасаются, что в результате ее постройки может возникнуть нехватка воды, которая приведет к многочисленным экономическим и экологическим проблемам. Любые односторонние действия Эфиопии вокруг строящейся на Голубом Ниле ГЭС чреваты конфликтом в регионе. С таким заявлением выступили 11 июня Египет и Судан по итогам третьего трехстороннего заседания в режиме видеоконференции на уровне министров водных ресурсов и ирригации. Было заявлено, что «нынешняя позиция Аддис-Абебы является полным отходом от принципов, которые ранее были согласованы тремя сторонами». Каир обратился к Аддис-Абебе с просьбой не предпринимать никаких односторонних шагов по плотине до завершения переговорного процесса между тремя странами. В первую очередь, АРЕ просит не начинать заполнение водохранилища ГЭС. Эфиопия планирует приступить к этому процессу в июле 2020 г. Со своей стороны, в Аддис-Абебе 14 июня сообщили, что «основываясь на графике наполнения водохранилища ГЭС, стороны достигли понимания относительно его первого этапа, включая объемы воды, принципы наполнения и борьбы с засухой. Достигнуто также понимание относительно условий безопасного функционирования плотины и исследований для оценки воздействия ГЭС на окружающую и среду и ее социальные последствия». В Аддис-Абебе подчеркнули, что будут полностью выполнять соглашения о первой фазе наполнения водохранилища ГЭС и ее ежегодной работы, которое Эфиопия подпишет с Египтом и Суданом.

Объективные основания для обсуждения в Совбезе ООН продления оружейного эмбарго в отношении Ирана отсутствуют, заявил министр иностранных дел России С. Лавров в письме, направленном генеральному секретарю ООН А. Гутерришу. Он напомнил, что предусмотренный резолюцией 2231 Совета Безопасности ООН порядок поставок в Иран вооружений и военной техники носит временный характер. «Применение соответствующих положений резолюции 2231 Совбеза после 18 октября 2020 г. никогда не предполагалось, и не существует ни правовых, ни иных причин пересматривать это понимание. Поставки вооружений не имеют никакого отношения к иранской ядерной программе». Глава МИД России также обратил внимание генсека ООН на попытки Вашингтона «добиваться своего, не считаясь ни с логикой, ни с мнением других стран, ни с потенциальным ущербом осуществлению резолюции 2231 Совбеза, что вызывает у Москвы серьезную озабоченность». Угрозы США поставить вопрос о восстановлении всех ранее отмененных санкций в отношении Ирана способны привести к возникновению серьезного кризиса в Совете Безопасности ООН. Китай не одобряет намерение США выдвинуть для обсуждения в СБ ООН вопрос о продлении оружейного эмбарго в отношении Ирана, заявил глава МИД КНР Ван И в письме А. Гутерришу.

Атаки на нефтяные предприятия нефтяной компании «Сауди арамко» и на аэропорт в городе Абха на территории Саудовской Аравии в сентябре 2019 г. были совершены оружием, имеющим иранское происхождение, говорится в докладе А. Гутерриша Совбезу ООН.

На прошедшей неделе в столице Ливана Бейруте, в городе Триполи на севере страны и ряде населенных пунктах в долине Бекаа на востоке прошли массовые протестные выступления населения, вызванные сообщениями о рекордном падении (на 70%) курса ливанского фунта и продолжающимся ухудшением экономического положения в республике. К 12 июня демонстранты перегородили все основные автострады на севере и юге Ливана. В Бейруте демонстранты блокировали проезжие части и поджигали покрышки и мусорные баки. Наиболее ожесточенный характер протесты приняли в Триполи, где демонстранты забрасывали здания банков самодельными бомбами с зажигательными смесями, громили магазины, частные и государственные учреждения. Спецподразделения армии и полиции восстановили 13 июня контроль над центром Бейрута. Восстановлено движение по основным автострадам к северу и югу от столицы. В Триполи армия смогла взять ситуацию под контроль к утру 14 июня. Ливанцы увидят позитивные перемены, и реформа судебной системы станет шагом, который позволит начать серьезную борьбу с коррупцией, заявил 13 июня премьер-министр страны Х. Диаб. Он призвал граждан «запастись терпением, поскольку борьба с коррупционной системой потребует времени и многих усилий».

Радикальное движение «Талибан» (запрещено в РФ) в Афганистане не представляет и никогда не представляло угрозу США, считает глава СЕНТКОМ ВС США генерал К. Маккензи. «Угроза США — это не «Талибан». Она никогда не исходила от «Талибан». Она исходила от организаций, которым они (талибы) позволяли жить в Афганистане и угрожать нам. Мы говорим про ИГ и «Аль-Каиду» (запрещены в РФ)». При этом генерал подчеркнул, что пока не берется судить о том, в какой степени талибы привержены примирению в Афганистане. По его оценке, они продолжают «агрессивно действовать против афганских военных и сил безопасности, обычно за пределами городов».

11 июня президент США Д. Трамп подписал указ, который позволяет вводить санкции против сотрудников Международного уголовного суда (МУС), участвующих в расследовании возможных преступлений американских военнослужащих в Афганистане. Документ дает возможность Минфину США блокировать финансовые активы сотрудников МУС, а Госдепартаменту — запрещать им въезд в страну.

10 июня исламисты — сторонники свергнутого президента Судана О. аль-Башира вышли на демонстрацию в Хартуме с требованиями отставки правительства А. Хамдука. Протесты вызваны правительственным курсом на люстрации и демонтаж институтов государственной власти, существовавших при аль-Башире, вместо решения экономических вопросов. За год пребывания у власти правительство Хамдука не смогло решить проблемные вопросы в экономике страны, а в ряде областей тяжелое положение только усугубилось. Всеобщие выборы, которые должны были пройти в феврале 2020 г., перенесены на 2022 г. Демонстранты также протестовали против недавно сформированной миссии ООН, которой поручено поддержать политический переходный процесс в стране переход после свержения режима О. аль-Башира.

 

Приложение

О состоянии Вооруженных сил Судана

Вооруженные силы Судана (104.3 тыс. человек) состоят из сухопутных войск, военно-воздушных сил и военно-морских сил. Военный бюджет в 2018 г. составил 1,048 млрд долларов (2,3% от ВВП).

Высшим военно-политическим и административным органом управления вооруженными силами является министерство обороны, которое занимается вопросами военного строительства и комплектования армии. Основными задачами ведомства являются: организация оперативной и боевой подготовки войск и штабов; планирование военного бюджета; координация деятельности гражданских отраслей промышленности, выпускающих продукцию военного назначения; снабжение армии военно-техническим имуществом; руководство научно-техническими работами; налаживание межгосударственных связей и представительские функции.

Объединенный штаб (ОШ, бывший генштаб) представляет собой единый командный орган по выработке и реализации решений в области обороны страны, защиты ее территориальной целостности.

Сухопутные войска (100 тыс. человек) являются основным видом суданских ВС. Руководство ими осуществляется штабом, причем начальник штаба сухопутных войск является заместителем начальника ОШ ВС Судана. Им отводится главная роль в отражении возможной внешней агрессии и обеспечении внутриполитической стабильности.

В боевом составе сухопутных войск имеется 14 дивизий (бронетанковых – 1, мотопехотных – 1, пехотных – 11, воздушно-десантных – 1), 12 отдельных бригад (мотопехотных — 1, пехотных — 6, разведывательных – 1, артиллерийских – 3, пограничных — 1), и 5 отдельных рот спецназа. Кроме того, в составе сухопутных войск имеется инженерная дивизия.

Основное вооружение представлено 465 основными и средними танками, в том числе 29 новейшими китайскими Type 85-IIМ и относительно современными 70 Т-72; 115 легкими танками; примерно 190 артиллерийскими орудиями (65 САУ) калибра от 105 до 155 мм; свыше 670 РСЗО; 900 минометами; примерно 810 боевыми бронированными машинами, в том числе 140 БМП; до 740 ПТРК, в том числе 450 современными китайскими HJ-8. Подразделения войсковой ПВО имеют на вооружении 6 ЗРК малой дальности, свыше 300 ПЗРК, в том числе 150 новейших китайских FN-6, более 230 зенитный орудий и установок калибра от 23 до 100 мм.

Сухопутные войска Судана обладают большим опытом ведения боевых действий против иррегулярных формирований в саванне, лесистой, горно-лесистой и полупустынной местности. Их слабой стороной является разнотипность боевой техники, значительная часть которой устарела, изношена и требует замены. Недостаточно подготовлен личный состав, имеются значительные трудности в деле технического обслуживания и ремонта вооружения и техники. В целом уровень боевой готовности сухопутных войск оценивается как низкий. Укомплектованность соединений и частей личным составом и техникой менее 50%.

Военно-воздушные силы насчитывают 3 тыс. человек и включают в себя части и подразделения авиации и ПВО. Руководит ВВС штаб, расположенный в Хартуме. ВВС предназначены для отражения нападения воздушного противника, прикрытия важных государственных и экономических объектов, оказания авиационной поддержки сухопутным войскам и ВМС, ведения воздушной разведки, перевозок военных грузов и личного состава. Основной организационной единицей является эскадрилья. Всего имеется 12 эскадрилий: бомбардировочных – 1, истребительных – 2, штурмовых – 1, учебных – 1, транспортных – 2, боевых вертолетов – 2, транспортных вертолетов – 3).

На вооружении состоит 79 боевых самолетов: бомбардировщиков Су-24 -11, истребителей-бомбардировщиков – 28 (Миг-23БН – 9, Q-5 – 19), штурмовиков Су-25 – 11 (в т. ч 2 учебно-боевых), истребителей – 29 (МиГ-29 – 9 (в т. ч. 2 учебно-боевых), J-7 (копия МиГ-21) – 18). Имеется 2 самолета оптической разведки Ан-30 и 38 учебно-тренировочных самолетов. Военно-транспортная авиация насчитывает 33 самолета. В вертолетной авиации имеется 53 боевых Ми-24, Ми-35 и до 60 многоцелевых и транспортных вертолетов, основными из которых являются Ми-8 и Ми-17 (37 ед.).

Самолеты и вертолеты ВВС базируются на следующих авиабазах Вади-Сиедна (Хартум) и Порт-Судан, а также на аэродромах Кассала и Кенана, вертолетодромах Эль-Фашер и Гебель-Аудия, аэродромы Хартум, Атбара, Эль-Обейд и Эль-Гнейна используются совместно с гражданской авиацией.

Уровень боеготовности ВВС оценивается как низкий. Укомплектованность личным составом и техникой примерно 70%. Парк авиатехники разнотипен, в большинстве своем представлен устаревшими образцами, многие из которых физически изношены, что значительно ограничивает возможности боевого применения ВВС. Суданская военная авиация испытывает дефицит грамотных летных и инженерно-технических кадров. В вопросах ремонта авиатехники ВВС находятся в полной зависимости от иностранной помощи.

Наземная ПВО включает 6-8 дивизионов устаревших ЗРК С-75(25 ПУ), которые вряд ли боеспособны. В Судане фактически отсутствует современная система оповещения о воздушном нападении, нет и единой системы контроля за воздушным пространством страны.

Военно-морские силы (1,3 тыс. человек) предназначены для охраны территориальных вод, борьбы с контрабандой, перевозки военных грузов и личного состава. Штаб ВМС расположен в Порт-Судане. ВМБ: Фламинго-Бей (Порт-Судан) и Хартум. Корабельный состав представлен двумя десантными кораблями, 20-ю сторожевыми и патрульными катерами, тремя вспомогательными судами. Их техническое состояние неудовлетворительное.

Суданские вооруженные силы оснащены оружием и военной техникой преимущественно иностранного производства: советского (российского), китайского, американского, египетского и др. В последние годы крупные поставки вооружения производились Китаем. Закупки партий отдельных видов вооружения и военной техники осуществлялись в России, Белоруссии и Украине. Военное и военно-техническое сотрудничество со странами Запада фактически свернуто, что обусловлено введением Совбезом ООН еще в 2005 г. эмбарго на военные поставки Хартуму.

В последние годы в Судане развивается собственная военная промышленность. Налажена сборка отдельных типов артиллерийского вооружения, ПТРК и легкой бронетехники, стрелкового оружия. Укрепляется ремонтная база. Однако производственные мощности недостаточны. В итоге значительная часть вооружения остается морально устаревшей и физически изношенной, часто выходит из строя, что при слабой ремонтной базе затрудняет его обслуживание и боевое применение. Положение усугубляется сложными природно-климатическими условиями страны, которые негативно влияют на повседневную эксплуатацию и хранение техники.

На сегодняшний день суданские вооруженные силы испытывают острый недостаток в современных типах тяжелого вооружения, особенно танках, другой бронетехнике, средствах ПВО, самолетах и вертолетах различных типов, современных технических средств разведки, а также в подготовленных кадрах различного профиля. На организационную структуру вооруженных сил, их численность, мобилизационные ресурсы, техническое оснащение негативное влияние оказывают возрастной и этнический состав населения, низкий уровень его образованности. Войска плохо экипированы и недостаточно обучены, в том числе офицерский корпус.

Таким образом, на данном этапе вооруженные силы Судана характеризуются низким уровнем боеспособности и не в состоянии в полной мере решать задачи по защите государства как от внешнего нападения, так и в деле борьбы с повстанческими группировками внутри страны.

На всем протяжении истории независимого Судана армия играла исключительно важную роль в политической жизни страны. В Судане было совершено пять военных переворотов (1958, 1964, 1969, 1985 и 1989 гг.) и значительное число попыток переворотов и заговоров. Решающую роль суданские военные сыграли и в апреле 2019 г. в деле свержения режима президента О. аль-Башира, когда армия стала на сторону протестующих. После переворота военные стали у руля власти, создав Переходный военных совет (ПВС) Судана во главе с генералом А. Ф. аль-Бурханом. После длительных и сложных переговоров с гражданской оппозицией в августе 2019 г. был сформирован Суверенный совет в составе 5 военных и 6 гражданских лиц, к которому от ПВС перешла вся полнота власти в Судане на переходный период сроком в 39 месяцев. Большую часть этого периода Суверенный совет будет возглавлять генерал А. Ф. аль-Бурхан, в то время как главой правительства стал гражданский политик А. Хамдок. По истечении переходного периода власть в Судане должна полностью перейти в руки гражданских политиков. Пока созданная структура власти в целом работает, однако лишь время покажет, насколько устойчивой она окажется. При этом не исключено, что военные могут попытаться вновь взять бразды правления в стране в свои руки.

51.53MB | MySQL:101 | 0,424sec