О лоббистской деятельности государств ССАГПЗ в США. Часть 2

В августе 2017 года, в преддверии Генеральной Ассамблеи ООН катарцы также наняли компанию Bluefront Strategies для проведения полномасштабной мультимедийной кампании как в печатных, так и в электронных СМИ, а также в социальных сетях под лозунгом «Снять блокаду!». Bluefront Strategies обязалась воздействовать как на общественное мнение, так и на ключевые фигуры при принятии решений, включая президента Д.Трампа. Новые катарские друзья стали активно атаковать саудовское лобби. Например, Барри Беннет из нанятой катарцами компании Avenue Strategies направил генеральному прокурору США письмо с требованием расследовать нарушения саудовских агентов при лоббировании политики королевства. В частности, в письме указывалось на то, что Саудовско-американский комитет по общественным отношениям (Saudi American Public Relation Affairs Committee (SAPRAC)) нарушает в своей деятельности Акт FARA, прибегая к подкупу и взяткам. В то же время Майкл Хаккаби акцентировал внимание на миролюбии катарцев и их экономических достижениях, записав в Твиттере: «Пишу вам из удивительно красивой, современной и гостеприимной Дохи, Катар».

Одновременно была развернута кампания против планировавшейся антикатарской резолюции Конгресса HR 2712, которая так и не была принята. Непримиримую борьбу против проекта этой резолюции вели фирмы Avenue Strategies и Husch Blackwell. В ноябре 2017 года Барри Беннет из Avenue Strategies применил по отношению к КСА наиболее чувствительное для американских политиков оружие – Израиль. Он организовал интервью с одним из отставных руководителей спецслужб Израиля, в котором тот сказал, что Катар никогда не финансировал ХАМАС. Тремя месяцами позднее Husch Blackwell угрожала Конгрессу и президенту Трампу, что, если антикатарская резолюция будет принята, то Доха аннулирует сделку на 6,5 млрд долларов на покупку американских военных самолетов F-15, а в результате будут потеряны тысячи рабочих мест в американском ВПК. Наряду с этим были проведены контакты с двадцатью американскими конгрессменами, включая лидера большинства в Конгрессе Кевина Маккарти.

Результаты не заставили себя ждать. Дональд Трамп заметно смягчил свою позицию по отношению к Катару. В сентябре 2017 года, во время проведения Генассамблеи ООН Д.Трамп встретился с эмиром Катара Тамимом бен Хамадом и отметил в своем заявлении: «Мы были друзьями в течение долгого времени. У меня есть чувство, что кризис вокруг Катара разрешится очень скоро». Одновременно Конгресс, разумеется, так и не принял антикатарскую резолюцию.

Как только Катар стал лидировать во влиянии на Вашингтон, у Саудовской Аравии появилась другая большая проблема – критическое отношение американского Конгресса к военной операции «Буря решимости», проводимой КСА и ОАЭ в Йемене. Как отмечает постоянный автор Инситута Ближнего Востока П.П.Рябов, «С самого начала своей администрации президент Дональд Трамп четко сигнализировал о сильной поддержке операции коалиции во главе с Саудовской Аравией в Йемене, как одному из главных инструментов минимизации  иранского регионального вмешательства. Он инициировал пересмотр политики США в отношении Йемена, в том числе путем отмены ограничений на продажу оружия США и обмена разведданными с коалицией. 19 марта 2017 года, перед своим визитом в Саудовскую Аравию президент Трамп уведомил Конгресс о том, что он санкционирует  три предложения о прямых коммерческих продажах технологии высокоточных управляемых боеприпасов, отложенных в свое время администрацией Обамы, и подлежащих пересмотру Конгрессом».

На протяжении всего 2018 года между Конгрессом и администрацией Трампа с одной стороны, и в самом Конгрессе, существовали  разногласия относительно того, были ли американские силы, помогающие коалиции во главе с Саудовской Аравией, вовлечены  в активные или неминуемые боевые действия в Йемене. При этом некоторые сенаторы заявили, что, оказывая поддержку коалиции во главе с Саудовской Аравией, американские войска вводятся в «ситуацию, которая грозит их неизбежным участием в военных действиях».   Администрация Трампа с таким выводом не согласилась. В феврале 2018 года генеральный советник Министерства обороны сообщил  лидерам Сената о том, что «степень текущей поддержки США заключается только в оказании королевству исключительно  оборонных  услуг, включая дозаправку в воздухе; определенную разведывательную поддержку; и военные консультации, включая консультации по вопросам соблюдения прав сторон вооруженных конфликтов и передовой практики снижения риска жертв среди гражданского населения». 20 марта 2018 года Сенат рассмотрел резолюцию S. J. Res. 54 ; аргументы сторон были сосредоточены по ряду вопросов, начиная от озабоченности обострения гуманитарного кризиса в Йемене и заканчивая подтверждением роли Конгресса в санкционировании применения вооруженной силы за рубежом. После чего большинство сенаторов проголосовали за внесение предложения по освобождению Комитета по международным отношениям от дальнейшего рассмотрения резолюции S. J. Res. Одновременно 28 февраля 2018 года сенатор-демократ Берни Сандерс предложил резолюцию о прекращении Соединенными Штатами саудовской войны в Йемене.

Один из официально зарегистрированных саудовских лоббистов Фарбер Шрек Браунстайн, представлявший саудовский МИД, контактировал со многими сенаторами из Комитета по международным делам, особенно демократами для того, чтобы убедить их не голосовать за эту резолюцию. В марте 2018 года его фирма пригласила десятки конгрессменов на обед с наследным принцем КСА Мухаммедом бен Сальманом, находившимся с официальным двухнедельным визитом в США. Согласно приглашению на обед, направлявшемуся другой лоббистской компанией CGCN Group, это мероприятие должно было подчеркнуть «продолжающееся сотрудничество в сферах обороны, безопасности и борьбы против терроризма, а также историческую природу альянса между США и Саудовской Аравией». Эмиратские лоббисты также прикладывали старание для того, чтобы не допустить смены курса американской администрации в отношении йеменской войны. Нанятая властями ОАЭ компания Hagir Elawad & Associates распространяла открытое письмо министра иностранных дел ОАЭ к зарубежной общественности, в которой оправдывались военные действия. Также было опубликовано письмо посла ОАЭ в США Юсефа аль-Утейбы, в котором описывались усилия коалиции по минимизации жертв среди гражданского населения Йемена, а также подчеркивалось, что «США получат ощутимую выгоду от успеха коалиции в Йемене». Катар на начальном этапе военной операции в Йемене также в ней участвовал, но после объявления блокадой со стороны аравийской коалиции вышел из войны. При этом на телеканале «Аль-Джазира» началась пропагандистская компания по осуждению данной военной операции. Так как «Аль-Джазира» присутствует в американской сетке вещания и ее передачи доступны для всех желающих, то лоббистская компания CGCN Group стала агитировать, правда безрезультатно, за внесение катарской телекомпании в реестр иностранных агентов.

Таким образом, Катар постепенно наращивал свои позиции в Вашингтоне в ущерб своим саудовским и эмиратским конкурентам. В апреле 2018 года эмиру Тамиму удалось добиться американского приглашения и совершить официальный визит в Вашингтон. Окончательно победа Дохи была зафиксирована после убийства сотрудниками саудовских спецслужб журналиста Джамаля Хашогги в октябре 2018 года. После этого многие американские лоббистские компании отказались иметь дело с КСА из боязни испортить свою репутацию.  В мае 2019 года Катар приобрел 24 боевых вертолета Apache за 3 млрд долларов и выделил 1,8 млрд долларов на расширение базы Эль-Удейд, что должно продемонстрировать незыблемость американского военного присутствия в Катаре в обозримом будущем.

Авторы статьи в газете Asia Times недвусмысленно осуждают как лоббистскую кампанию КСА и Катара, так и американских политиков, которые ей способствуют и «ведутся» на нее. Они констатируют, что Катар, несмотря на действия своих противников в вашингтонских коридорах власти, не только не подвергся санкциям со стороны США, но и  год от года расширяет свое экономическое и военное сотрудничество с Соединенными Штатами. Что касается Саудовской Аравии, то ее влияние уменьшилось настолько, что даже президент Трамп грозил разорвать отношения с королевством во время недавней «нефтяной войны» КСА с Россией в марте с.г. В то же время настоящим проигравшим в этой информационной войне, по мнению американских журналистов, являются не КСА и ОАЭ, а народ Соединенных Штатов. Авторы статьи пишут: «Усилия КСА, ОАЭ и Катара по углублению связей с американским военно-промышленным комплексом привели к гипермилитаризации американской внешней политики и к тому, что реальные интересы США оказались подчинены прихотям ближневосточных деспотов».

52.75MB | MySQL:104 | 0,336sec