Американское влияние на ливийский кризис

На фоне военных поражений ЛНА  под командованием Халифы Хафтара в ливийский конфликт все активнее вмешиваются США. Так, в мае текущего года Вашингтон решил усилить свое военное присутствие в Тунисе с целью усиления поддержки триполийского правительства Фаиза Сарраджа и противодействия усилению в регионе российского влияния. А в июне США расширили свое дипломатическое вмешательство и в чисто ливийские дела.

И в этом отношении США тесно блокируются с главным иностранным оппонентом России в Ливии – Турцией. Так, прозвучавшую 9 июня инициативу мирного урегулирования со стороны Египта, согласно которой с ливийской территории должны быть выведены все иностранные наемники, а всеми ливийцами должен быть избран новый Президентский совет,

представители правительства Сарраджа решительно отвергли как «уловку, предназначенную дать передышку разгромленному Хафтару».

В глазах Триполи президент АРЕ Абдель Фаттах ас-Сиси не является надежным посредником как один из основных сторонников параллельного ливийского правительства в Тобруке.

Вслед за этим США попытались вовлечь стороны конфликта в западное русло через переговорный процесс под эгидой Вашингтона и Брюсселя. Причем во многом именно первый и торпедировал египетский мирный план. Так, замгоссекретаря США по Ближнему Востоку Дэвид Шенкер в связи с этим заявил: «Мы благодарим Египет за его предложение. Тем не менее, мы считаем, что процесс под эгидой ООН и Берлинский процесс являются наиболее продуктивными рамками для переговоров по прекращению огня. Мы продолжаем призывать к деэскалации, возвращению к политическим переговорам».

Напомним, что в январе текущего года Германия собрала ключевых игроков в Берлине на конференцию по прекращению гражданской войны в Ливии. Там была принята «дорожная карта» мирного урегулирования, предполагающая сохранение главенства правительства Фаиза Сарраджа.

Но эта конференция осталась мертворожденной из-за тогдашнего отказа Халифы Хафтара прекратить наступление на Триполи.

Заметим, что американское предложение было озвучено после телефонных переговоров в июне между президентом Турции Р.Т.Эрдоганом и его американским коллегой Д.Трампом, в результате которого «оба лидера договорились продолжать тесное сотрудничество для содействия миру и стабильности в Ливии, морском соседе Турции», как подчеркнул турецкий президент.

Примечательно, что по словам первого, главы двух государств «достигли договоренностей», причем последние «события показали, что Хафтар может быть исключен из мирного процесса в любой момент».

В последнее время, несмотря на свои разногласия с США по целому ряду вопросов, на ливийском направлении Турция пользуется их молчаливой поддержкой.

В данной связи интересны действия в данный момент Турции, поддерживающей Сарраджа против египетского плана и продвигающей свой вариант мирного урегулирования. Так, Анкара заявила 11 июня о поддержке соглашения о прекращении огня под эгидой Организации Объединенных Наций.

Глава турецкой дипломатии Мевлют Чавушоглу в этой связи заявил: «Это мертворожденный, нереальный и неискренний призыв».

Не случайно, что пока триполийское правительство вообще отказывается официально вступить в диалог с Хафтаром. Пробные переговоры, состоявшиеся в видеоформате при посредничестве ООН в начале июня, не дали осязаемого результата, несмотря на распространяемые этой международной организацией данные, что два отдельно проведенных с каждой делегацией заседания и дискуссии были «плодотворными».

Подобная ситуация обусловлена стремлением Сарраджа к их началу вернуть контроль над двумя стратегическими городами Сирт и Эль-Джуфра, обладание которыми дает фактический контроль над основными месторождениями углеводородов и транспортной инфраструктуры центра страны.

Заметим, что на протяжении последних месяцев ливийский кризис дополнительно интернационализировался и превратился в войну «по доверенности» между Турцией с одной стороны, и Россией, Египтом и Объединенными Арабскими Эмиратами с другой.

Во многом благодаря поддержке последних Хафтар захватил большую часть страны и попытался овладеть Триполи.

Однако заметное расширение турецкого военного вмешательства привело в течение двух месяцев к серии поражений ЛНА и оставлению значительной части захваченных территорий.

В результате Хафтару и его иностранным спонсорам приходится уже задумываться не только о сохранении Сирта и Эль-Джуфры, но и ориентированной на него восточной зоны страны.

В этих условиях зарубежные стороны конфликта демонстрируют готовность расширить участие в нем.

Так, на фоне информации о возможном появлении российских военных специалистов в Эль-Джуфре и Сирте Саррадж не исключает превращения базы Эль-Ватия и аэропорта Мисураты в турецко-американские военные базы.

Причем, по данным турецкой газеты Yeni Safak, на базе Эль-Ватия могут разместиться беспилотники.

В этой связи отчасти стороны демонстрируют готовность сражаться за Ливию, но неспособность ни одной из них добиться безоговорочной победы диктует возможность реализации сирийского варианта с разделением страны на зоны влияния.

Пока, кажется, иностранные спонсоры не готовы принять такой вариант и демонстрируют желание повысить ставки в борьбе.

По данным алжирских источников, правительство Сарраджа получило ясные намеки Москвы относительно того, что триполитанские силы не должны пересекать установленные ей «красные линии»: это шестидесятикилометровая зона вокруг Сирта в центре, и восьмидесятикилометровая зона у Эль-Джуфры на юге.

Однако пока, кажется, получая заверения США и Турции, Саррадж готов не заметить эти предостережения. В частности, говоря о продолжении наступления сил триполитанского правительства, его представитель Мухаммед Гнуну заявил: «Не мы начали эту войну, но мы решим, где и когда она заканчивается».

Сам Саррадж 14 июня призвал «продолжать жертвы для преследования преступного ополчения и наемников, вошедших в Ливию со всех сторон».

В свою очередь, Халед аль-Мишри, председатель Высшего государственного совета Ливии, объяснил эти стремления добиться окончательной победы над «побежденной стороной».

После этого Триполи объявил о начале операции «Тропа победы», первый этап которой рассчитан на выдавливание сил Хафтара из Сирта и Эль-Джуфры, второй – на его разгром в Восточной Ливии.

События начали развиваться вокруг первого этапа. Так, пресс-секретарь союзных сил Мухаммед Гнуну заявил, что они получили инструкции начать атаку и продвигаться на Сирт. Одновременно он призвал местных «старейшин и сановников внять разуму и избавить город от бедствий войны. Мы посылаем последний призыв, и мы не отступим от восстановления контроля над ним государства».

В любом случае, иностранные спонсоры Хафтара, включая Россию, должны найти способ остановить продвижение сил Сарраджа. Иначе первый потерпит полное поражение, а они рискуют быть выброшены из ливийской игры.

Болезненность ущерба от реализации подобного сценария состоит не только в нереализованных материальных ожиданиях на участие в дележе ресурсов, но и в существенных имиджевых потерях, особенно для России.

Не случайно, что в последние недели турецкие источники усиленно смаковали неоднократно появлявшиеся кадры уничтожения купленных в России ЗРК «Панцирь».

Однако иностранные союзники Хафтара, судя по всему, не намерены его «сливать». Так, президент АРЕ А.Ф.ас-Сиси «предостерег любую сторону в Ливии от намерений добиваться военного решения кризиса», открыто заявив о своей возможности вмешательства на стороне Халифы Хафтара.

И эта готовность дополнительно стимулирует Россию расширить свою поддержку Хафтару.

Заметим, однако, что по алжирским источникам официальный Триполи делал намеки Москве относительно готовности вести с ней бизнес, на ведение которого она рассчитывала в случае победы Хафтара.

Между тем, один из спонсоров Сарраджа, Алжир, опасается роста американского присутствия в регионе вообще и Ливии в частности и выступает против расширения участников межливийского диалога, и это не относится сугубо лишь к США.

Напомним, за последние годы предпринималось множество мирных ливийских политических инициатив (Абу-Даби, Париж, Палермо в Италии, Москва, Берлин), но ни одна из них не принесла ожидаемых результатов.

Причем Алжир устами уже бывшего министра иностранных дел Абделькадера Мессахеля предостерегал против расширения таких инициатив, «подрывающих подлинный ливийско-ливийский диалог».

При этом его руководство в данный момент по ливийскому вопросу несколько отдаляется от турецкой поддержки. Это отразилось и в отношении к египетскому мирному предложению. Так, не отвергая его открыто, Алжир заявляет, что он «принял его к сведению», демонстрируя свой принцип равноудаленности между ливийскими сторонами конфликта.

И, судя по всему, у него есть шанс монетизировать свою «независимую» позицию. Не случайно, что в последние дни с представителями высшего алжирского руководства неоднократно проводили встречи иностранные дипломатические посланники в АНДР.

Среди них – посол США в Алжире Джон П. Дерошер, с которым высшие лидеры страны обсудили ситуацию.

В то же время глава алжирской дипломатии Сабри Букадум встречался по тому же вопросу со своими ливийскими, тунисскими, египетскими и саудовскими коллегами.

Между тем, сторонникам Сарраджа не стоит торопиться праздновать победу. Не исключено, что американские предложения, являющиеся стремлением продемонстрировать влияние Вашингтона на события, могут оказаться попыткой спасения Хафтара, но уже с западными гарантиями.

Разумеется, для России и ее союзников по Ливии это ничего хорошего не несет – в любом случае при таком раскладе они проиграют. Но, судя по всему, на американо-турецкие инициативы готовится ответ союзников потерпевшего поражение Хафтара.

Весь вопрос состоит в том, какой масштаб может принять новое военное вмешательство.

52.52MB | MySQL:104 | 0,343sec