О резком обострении отношений между Грецией и Турцией

Турция в случае нарушения суверенных прав Греции в Эгейском море получит ответ и от Евросоюза. Об этом предупредил в 16 июня премьер-министр Греции Кириакос Мицотакис. Выдержки из выступления премьера в ходе дискуссии на V Дельфийском экономическом форуме, который в условиях пандемии проходит в онлайн-режиме, распространила пресс-служба главы правительства. «Это не греко-турецкая проблема, это проблема ЕС — Турция. Греция является членом Европейского союза, наши проблемы безопасности также являются проблемами Евросоюза. Когда мы охраняем и защищаем наши границы, мы защищаем границы Европейского союза, — сказал Мицотакис. — Если Турция попытается нарушить суверенные права Греческой Республики [в Эгейском море], то она получит ответ не только от Греции, но я абсолютно уверен, что она также получит ответ и от Европы». По его словам, Греция всегда открыта для диалога с Турцией по вопросу о разграничении морских зон в Эгейском море. «Всегда есть способы передать вопрос в Международный суд в Гааге после достижения совместного соглашения о том, как мы можем решить эту проблему, но всегда с абсолютным уважением к международному праву. Сейчас не время для дипломатии канонерок, такая логика принадлежит другим векам», — сказал Мицотакис. Глава правительства отметил, что отношения Греции с Турцией продолжают оставаться сложными. «Турция в последние месяцы была крайне провокационной в своей деятельности, особенно в том, что касается подписания соглашения с Ливией о разграничении морских зон, которое мы считаем абсолютно недействительным, не имеющим какой-либо силы, — сказал Мицотакис. — Греция, с другой стороны, подписала соглашение с Италией о разграничении морских зон при полном соблюдении международного права и Конвенции ООН по морскому праву. Вот так мы решаем проблемы».    Греция резко отреагировала на подписанный в ноябре прошлого года Анкарой с базирующимся в Триполи правительством меморандум о взаимопонимании по разграничению морских зон между Турцией и Ливией. По оценке греческого МИД, документ, в котором имеются координаты для фактического разграничения морского шельфа и исключительных экономических зон Турции и Ливии, лишает греческие острова, которые находятся между Турцией и Ливией, права на континентальный шельф и исключительные экономические зоны. Недавно отношения между Грецией и Турцией еще больше обострились из-за объявленных намерений Анкары проводить разведку газа и нефти у греческих берегов в Эгейском море. По данным местных телеканалов, речь идет об участке греческого морского шельфа в районе между островами Кастелоризо, Родос и Крит в 6 морских милях от их побережья. Греческий премьер направил 3 июня послания председателю Евросовета Шарлю Мишелю и главе Еврокомиссии Урсуле фон дер Ляйен.
Министр обороны Греции Никос Панайотопулос 4 июня подтвердил, что его страна готова ко всем неожиданностям, включая военное противостояние с Турцией, если она продолжит провоцировать Афины. В телевизионном интервью Панайотопулос рассказал, что его министерство отметило рост турецких провокаций. «Поведение Турции в последнее время было очень агрессивным, — сказал Панайотопулос. — я считаю, что единственный способ для Греции справиться с этим поведением, которое было в целом агрессивным, — это, с одной стороны, исчерпать все свои дипломатические возможности, а с другой стороны, обеспечить усиление сдерживания наших Вооруженных сил». На вопрос, готова ли Греция к военному противостоянию с Турцией, Панайотопулос ответил: «Именно так. Мы готовы к любым сценариям. Среди них — военное вмешательство. Мы не хотим идти туда, но мы хотим дать понять, что мы сделаем все возможное, чтобы защитить наши суверенные права в максимально возможной степени».
В этой связи закономерен вопрос: насколько реален военный конфликт Турции с Грецией (обе страны члены НАТО) или даже Анкары и ЕС? Для начала отметим, что у Турции еще с 2014 года есть план вторжения в Грецию, названного в честь турецкого военачальника 11 века, который правил независимым турецким государством в Византийскую эпоху. Согласно презентации Power Point, подготовленной Генеральным штабом для внутреннего обзора планирования, Турция разработала план секретной военной операции под названием  TSK Çakabey Harekât Planlama Direktifi (TSK [Turkish Armed Forces] Çakabey Operation Planning Directive). Документ датирован 13 июня 2014 года, что говорит о том, что он, скорее всего, был обновлен и доработан на эту дату после пересмотра более ранней версии и, что главное, он все еще активен. Интересно, что этот план содержит военную наступательную операцию турок не только против Греции, но и Армении. Последняя операция носит кодовое название «Алтай». При этом отметим, что в Армении продолжают находится объекты Министерства обороны РФ, а сама она входит в ОДКБ.
Эти документы были обнаружены в материалах судебного дела в Анкаре, в связи с попыткой путча в 2016 году. Неудивительно, что турецкие геншатбисты назвали военные действия против Греции в честь Чака-Бея (Цахас по-гречески), почитаемого в Турции, особенно среди военных моряков, как человека, который возглавил первую в истории турецкую экспедицию в Эгейское море. Войска Чака-Бея захватили острова в Эгейском море, такие как Лесбос, Самос, Хиос и Родос, а также некоторые территории на побережье Эгейского моря в 1088-91 годах у Византийской империи. Некоторые в Турции даже называют его отцом-основателем турецкого флота. Сайт турецкого военно-морского командования (Türk Deniz Kuvvetleri) называет 1081 год как дату, когда под властью Чака-Бея был создан первый современный турецкий флот. В нем говорится, что Чака-Бей основал верфь в Измире, построил 50-судовую армаду для выхода в Эгейские воды и разгромил византийский флот. В турецком Военно-морском музее в Стамбуле имеется статую, изображающую Чака-бея как первого турецкого адмирала. В документе при этом нет никаких подробностей о специфике плана, кроме названия и обновленной даты плана. Детали вторжения должны были быть помечены как «совершенно секретные» и поэтому не могли быть переданы через интернет-систему, работающую на серверах обмена электронной почтой турецких военных. Согласно директиве по информационной безопасности MY114-4 (B), такие конфиденциальные планы могут передаваться только через специальные коммуникационные системы, называемые системой распространения документов сообщений (Mesaj Evrak Dağıtım Sistemi, или MEDAS), или автоматизированной системой пересылки сообщений (Otomatik Mesaj Aktarma Sistemi, или OMASIS).
Документ Power Point, как представляется, был подготовлен для представления в Генштаб ВС Турции в качестве плана действий на случай непредвиденных обстоятельств в связи с событиями в Сирии. Турецкие военные оценивали свои возможности и воинские обязательства в соответствии с различными директивами планирования, действующими в отношении соседних стран. Они хотели сохранить свои наступательные и сдерживающие возможности на Западном фронте, перебросив часть войск и техники к сирийской границе. Анализ документов также показывает, что Генеральный штаб, который с самого начала распространял электронные письма, восемь месяцев спустя запаниковал из-за возможных последствий раскрытия секретных документов и начал бить тревогу. Первое предостерегающее письмо было написано 8 марта 2017 года генерал-лейтенантом Угуром Тарчыном, начальником Генерального штаба связи, электронных и информационных систем (Muhabere, Elektronik ve Bilgi Sistemleri, или MEBS). Он предупредил юридический отдел Генштаба, что в документах содержатся секретные документы о национальной безопасности Турции, секретные разведывательные донесения и операции в Сирии и Восточном Средиземноморье, они должны храниться в тайне и не передаваться посторонним лицам.
Надо констатировать в связи со сказанным, что ничего нового в этой ситуации нет. Правительство Р.Т.Эрдогана последовательно усиливает свою воинственную риторику против Греции с 2013 года, когда оно было потрясено крупными коррупционными расследованиями, которые затронули и самого Эрдогана, членов его семьи, деловых и политических партнеров его ближнего круга. В этой связи отметим, что турецкий президент, играя на националистическом фланге турецкого электората, использует Грецию для того, отвлечь внимание населения от проблем на внутреннем фронте. Публичная поддержка преобразование Собора Святой Софии, в настоящее время являющегося музеем, в мечеть, что вызвало резкую негативную реакцию со стороны Афин, собственно является прекрасным подтверждением такого тренда. Турция и Греция, два союзника НАТО, находятся в перманентном конфликте из-за границ своих территориальных вод и воздушного пространства в Эгейском море, где некоторые греческие острова расположены вдоль западного побережья Турции. Делимитация континентального шельфа Эгейского моря — спор, касающийся прав Турции и Греции на экономическую эксплуатацию ресурсов на Эгейском морском дне и под ним в районе, простирающемся между их территориальными водами и открытым морем — остается нерешенным. Турецко-ливийские морские соглашения и соглашения в области безопасности, подписанные с ливийским Правительством национального согласия (ПНС) в ноябре 2019 года, только стимулировали это традиционное противостояние в Средиземноморье. Морское соглашение определяет турецко-ливийский континентальный шельф и исключительную экономическую зону (ИЭЗ), а соглашение о безопасности позволяет турецкому правительству размещать войска в Ливии и перебрасывать туда военизированные подразделения ЧВК «Садат» и джихадистов из Идлиба. Но это совершенно не означает начало войны внутри НАТО.
Отметим сразу, что говорить на фоне всего происходящего чисто о военном конфликте между Грецией и Турцией пока не приходится. По двум причинам: к этому экономически не готовы обе стороны, и это им не позволят сделать США и ЕС. Американцы своим последним по времени активным вмешательством в рамках использования своих инструментов РЭБ для глушения операций беспилотников ЛНА в Ливии четко продемонстрировали сторонам свои потенциальные возможности в военном аспекте купирования такого конфликта. Это не говоря уже о иных средствах воздействия на ситуацию, например, все тех же экономических санкций. Что же касается планов Генштаба Турции по вопросу вторжения в Грецию и Армению, то это собственно его работа. Генштаб любой страны при любой даже очень позитивной политической ситуации просто обязан иметь такие планы в отношении граничащих с его страной государств. От планов до их реализации огромная пропасть, и Анкара будет продолжать разыграть эту националистическую карту, но с четким осознанием пределов дозволенного. В том числе и с точки зрения самодостаточного военного потенциала: так превозносимые некоторыми российскими экспертами турецкие беспилотники, например, имеют австрийские моторы и электронную начинку. Любые военные поползновения в сторону Греции таким образом очень быстро аукнутся Анкаре полной остановкой ее программы изготовления дронов. И таких рычагов влияния на Турцию и у ЕС, и у США более чем достаточно. То же самое касается и Греции, которая просто не в состоянии выдержать экономически более или менее серьезный военный конфликт.

52.82MB | MySQL:115 | 0,578sec