О многосторонней и многоходовой политической игре вокруг Ливии. Часть 1

Ситуация в Ливии продолжает оставаться напряженной и напрямую затрагивает стабильность не только этой  страны, но и региона Ближнего Востока, Северной Африки и Южной Европы. После поражения в мае с.г. Ливийской национальной армии (ЛНА) Халифы Хафтара и провала ее наступления на Триполи появилась перспектива прямого  столкновения на ливийской территории вооруженных сил Египта и Турции. Одновременно в последние недели поменялась позиция США в отношении Ливии. От нейтралитета в ливийском конфликте Вашингтон перешел к почти открытой поддержке Правительства национального согласия (ПНС) Фаиза Сарраджа. Такой поворот вызван опасениями стратегического усиления России в Северной Африке. Турецкое руководство, естественно, использует эти американские опасения для улучшения отношений с Вашингтоном и сближения с американцами на Ближнем Востоке. Одновременно поддержками различными государствами-членами НАТО разных политических сил в Ливии ставит под угрозу единство Североатлантического альянса. В этих условиях важно разобраться, может ли дальнейшая эскалация напряженности привести к переходу от войны прокси-групп к прямому военному конфликту различных держав в Ливии, а также определить возможность дипломатического урегулирования ливийского конфликта.

18 мая силы ПНС при сильной турецкой поддержке  нанесли военное поражение ЛНА Хафтара. Ими были взяты база ВВС Аль-Ватия и стратегический важный город Тархуна на западе страны. После этого силы ЛНА отошли на линию Сирт – Эль-Джуфра. Сирт является родным городом Муаммара Каддафи, в 2016 году на некоторое время он попал под контроль террористов из «Исламского государства» (запрещено в России).  Стратегическое расположение Сирта обусловлено тем, что он прикрывает подходы к так называемому «нефтяному полумесяцу», где сосредоточены ливийские нефтяные терминалы.  Эль-Джуфра, расположенная в 350 километрах в глубине ливийской территории, прикрывает доступ к нефтяным месторождениям на юге страны. При этом в Эль-Джуфру выведены бойцы российской ЧВК «Вагнер», а Сирт прикрывает бригада спецназа «Сайка» во главе с Мухаммедом Варфалли. Она состоит из представителей племени варфалла, занимавших в свое время ведущее положение в ливийской армии времен Каддафи, но подвергшиеся чисткам в 1990-е годы и в 2011 году поддержавшие так называемую «ливийскую революцию».

Первым отреагировал на поражение Хафтара один из основных спонсоров ЛНА Египет. 6 июня президент  АРЕ Абдель Фаттах ас-Сисси выдвинул дорожную карту по урегулированию ливийского конфликта, получившее название Каирской декларации. Данный документ был выработан в сотрудничестве со спикером Палаты представителей в Тобруке Акиллой Салехом Иссой. План состоит в фактической федерализации Ливии. Он предусматривает автономию трех ливийских регионов: Триполитании, Киренаики и Феццана. Также создание президентского совета из представителей трех регионов и распределение министерских портфелей в правительстве между представителями ведущих племен. Декларация постулировала также созыв Учредительного собрания для выработки будущей ливийской конституции. Этот план был поддержан Россией, ОАЭ и Саудовской Аравией, но проигнорирован ПНС Фаиза Сарраджа и Турцией. Стало ясно, что ПНС при турецкой поддержке планирует наступление на Сирт и Эль-Джуфру для того, чтобы обеспечить себе выигрышные позиции на переговорах.

В этих условиях Египет решил перейти к силовым методам. 20 июня президент Египта Абдель Фаттах ас-Сисси, выступая на военной базе в Сиди-Баррани на западе страны, на границе с Ливией, заявил о готовности помочь ливийским племенам в отражении иностранной (читай – турецкой) агрессии, а также о том, что наступление ПНС на Сирт и Эль-Джуфру является «красной линией». В Триполи прокомментировали это заявление египетского лидера как «объявление войны». Известный американский аналитик, руководитель Центра изучения Персидского залива в Вашингтоне Джорджио Гаффиеро прокомментировал сложившуюся конфликтную ситуацию в статье «Будет ли египетско-турецкая война в Ливии?», опубликованной на портале The New Arab. По мнению автора, турецкое вмешательство в гражданскую войну в Ливии обусловлено, прежде всего, энергетическими интересами Турции в Восточном Средиземноморье. Еще одной причиной вмешательства Анкары в ливийский конфликт стало желание поддержать идеологически близкое движение «Братья-мусульмане», потерпевшее в 2013 году поражение в соседнем Египте. По мнению Джоржио Гаффиеро, агрессивная политика Турции в Ливии вписывается в «неоосманское видение» правящей партии ПСР. За последние годы Турция неоднократно вмешивалась военным путем в дела ближневосточных государств. Вооруженные силы этой страны участвуют в военных операциях в сирийском Идлибе, в иракском Синджаре и в Ливии. Турция создала военную базу в Катаре и пыталась создать аналогичную базу в Судане, на острове Суакин. Что касается национальных интересов Египта, то они не позволяют переход Ливии под контроль «Братьев-мусульман» и создание под боком у АРЕ враждебного политического образования. В этом Египет пользуется полной поддержкой со стороны ОАЭ. Саудовская Аравия, по мнению британского аналитика Самуэля Рамани, также поддержит военную акцию АРЕ финансами, а также постарается побудить вооруженные формирования местных салафитов (мадхалитов) поддержать ЛНА.

В то же время у некоторых турецких аналитиков есть определенные сомнения по поводу возможности Египта совершить военную операцию в Ливии. Первый министр иностранных дел Турции в правительстве ПСР после ее при хода к власти в 2002 году и бывший посол Турции в Египте (1995-1998 годы), турецкий дипломат Яшар Кайя убежден, что Египет вложит всю свою мощь в военную операцию в Ливии. По его мнению, приход к власти в этой североафриканской стране «Братьев-мусульман» совершенно неприемлем для Каира. Для Египта «Братья-мусульмане» представляют такую же угрозу, как и Рабочая партия Курдистана (РПК) для Турции. С ним не согласен бывший руководитель турецкой военной разведки, отставной генерал Исмаил Хаки Беккин. В интервью газете «Миллиет» он указывает на ряд препятствий для Египта к вступлению в непосредственный военный конфликт с Турцией на территории Ливии. Во-первых, на это влияют вопросы логистики. Хотя Египет расположен к Ливии ближе, чем Турция, Каиру трудно будет в кратчайшие сроки перебросить к Сирту танковые соединения.   Однако главной проблемой, по мнению генерала, является реакция Соединенных Штатов. По убеждению Беккина, США больше всего озабочены сейчас возможностью усиления России в Ливии и ее выходом на южный фланг НАТО. В Вашингтоне велики опасения того, что Ливия может стать второй Сирией. В этой связи Вашингтон, несмотря на разногласия с Анкарой в других регионах, будет поддерживать турецкую линию в Ливии и не допустит турецко-египетской войны. Он напоминает о том, что Египет является получателем американской помощи в размере 3 млрд долларов в год. Турецкий генерал отмечает: «Никто не хочет войны. Она может перекинуться на соседние государства: Судан, Чад и даже на страны Европы. Кроме того, широкомасштабный конфликт в Ливии приведет к дальнейшему исходу ливийских беженцев в Европу. В конечном счете выиграют Россия и Китай, которые возьмут себе Ливию. В этом отношении позиции Анкары и Вашингтона сходятся».

52.44MB | MySQL:102 | 0,477sec