Размышления об аннексии Израилем территорий на Западном берегу, которая (пока) не случилась

За последние два десятилетия после фактического прекращения т.н. «процесса Осло» Государство Израиль добилось многочисленных успехов, как во внешней и оборонной политике, так и в экономике. Количество жертв террористических атак, инициированных исламистскими, палестинскими квазимарксистскими и другими организациями боевиков сократилось не только в разы, но, по сравнению с 2000–2004 годами (период Второй интифады), – на порядки (в 2018 году от рук боевиков погибли 14 израильтян, в 2019 году – 9, тогда как в 2002 году – 457, а в 1994 – т.е. сразу после подписания т.н. «соглашения Осло-1» и накануне подписания т.н. «соглашения Осло-2» – 65). Понимая бесперспективность ведения войны на уничтожение Израиля, ни одна арабская страна – в контрастном отличии от периода 1948–1973 годов – подобных войн не ведет и не планирует; наиболее враждебным по отношению к Израилю государством стал далекий Иран, находящийся на расстоянии более чем полутора тысяч километров. Израильские силы безопасности и армия действуют против Ирана и его сателлитов на территории различных стран, не сковывая себя почти никакими политико-правовыми ограничениями и достигая беспримерных успехов. Израиль стал энергетической державой, добывающей газ в своих территориальных водах и экспортирующей его в другие страны. Количество посещающих Израиль иностранных туристов росло год от года, в 2018 году впервые превысив 4,5 млн человек. С точки зрения ожидаемой продолжительности жизни, ВВП на душу населения, инфляции, использования солнечной энергии, опреснения воды, развития науки, высоких технологий, культуры, свободы прессы, независимости судебной системы и гражданских свобод Государство Израиль уверенно вошло в число мировых лидеров.

Вместе с тем, в первой половине 2020 года Израиль оказался в эпицентре многостороннего кризиса, хотя его масштабы и, главное, многогранность еще не осознаны большинством граждан и, скорее всего, – и большинством руководителей страны. Одной из важнейших характеристик этого кризиса стал тот факт, что в сфере внешней политики Израиль довольно неожиданно «проскочил» ту «линию горизонта», о которой многолетний глава правительства страны Биньямин Нетаньяху неоднократно говорил как о важнейшей задаче исторического значения.

В 2019 – первой половине 2020 года в Израиле трижды подряд прошли досрочные парламентские выборы. Формирование правительства раз за разом срывалось в связи с требованиями различных политических сил об отставке Биньямина Нетаньяху с поста премьер-министра (многие при этом были готовы согласиться на то, что это место займет другой представитель той же партии). Если бы Б.Нетаньяху, бывший премьером в 1996–1999 годах и – бессменно – с 31 марта 2009 года, согласился уйти в отставку, правительство было бы сформировано еще после выборов, прошедших 9 апреля 2019 года. Б.Нетаньяху, однако, отказывался уходить, настаивая на том, что за тринадцать лет своего правления он не успел выполнить историческую миссию, которую обстоятельства позволят ему реализовать в самом скором будущем. Речь шла об установлении окончательных границ Государства Израиль, что, наконец, позволило бы, спустя более чем полвека после окончания Шестидневной войны, подвести ее политические итоги. Перед выборами, прошедшими 17 сентября 2019 года, Б.Нетаньяху пообещал распространить израильский суверенитет на Иорданскую долину и север Мертвого моря. Площадь долины реки Иордан – около 2.400 кв. км, что составляет около 30% всей территории Западного берега, занятого Израилем во время войны 1967 года. Б.Нетаньяху обещал, что аннексия будет совершена сразу же после того, как возглавляемая им партия Ликуд победит на выборах: «Я прошу мандат, чтобы сделать то, насчет чего имеется широкий консенсус, – наконец, определить постоянные границы Израиля. У нас не было такой возможности с Шестидневной войны [в 1967 году], и ее может не быть еще пятьдесят лет. Я прошу у вас [у населения] четкий мандат на распространение суверенитета Израиля на все поселения», — сказал Б. Нетаньяху 10 сентября 2019 года; это выступление транслировалось по Первому каналу израильского телевидения.

Отнюдь не только еврейские жители городов и поселков в Иудее, Самарии и Иорданской долине (по состоянию на начало 2019 года, таковых было более 448 тысяч человек) увидели политическую перспективу, которая после очередных внеочередных выборов, прошедших 2 марта 2020 года, была зафиксирована в коалиционном соглашении, согласно которому Б.Нетаньяху вновь возглавил правительство. Статья 29 заключенного 20 апреля 2020 года договора между крупнейшими парламентскими фракциями, сформировавшими правительство (Ликуд во главе с самим Б.Нетаньяху и «Кахоль-лаван» во главе с Б.Ганцем), дала премьер-министру право представить программу распространения израильского суверенитета на те или иные части спорных территорий Западного берега реки Иордан на рассмотрение министров и депутатов Кнессета 1 июля 2020 года вне зависимости от того, каково мнение по этому вопросу его коалиционных партнеров, которые, таким образом, лишались права вето. Согласно многочисленным оценкам, в Кнессете Б.Нетаньяху мог рассчитывать на большинство голосов в поддержку этого шага, ибо партии «Правые» («Ямина») и «Наш дом – Израиль» (НДИ), во главе которых стоят Нафтали Беннет и Авигдор Либерман, в разное время занимавшие пост министра обороны страны, как считалось, не могли бы проголосовать против него. При этом в коалиционном соглашении никак не обозначены границы и характеристики территорий, на которые может быть распространен израильский суверенитет, что давало главе правительства полную свободу политического маневра.

1 июля наступило, но никаких видимых шагов по аннексии чего бы то ни было предпринято не было; вопрос вообще не был вынесен на обсуждение даже президиума правительства (т.н. военно-политического кабинета). По ряду причин крепнет ощущение, что аннексия если и будет проведена, то лишь в весьма ограниченном масштабе. Администрация президента США Д.Трампа, которая прежде безоговорочно поддерживала все шаги Б.Нетаньяху, в условиях, существенно изменившихся в связи с пандемией коронавируса и вызванного ею экономического кризиса, во-первых, и беспрецедентными акциями протеста преимущественно чернокожего населения, сопровождающимися сотнями, если не тысячами, случаев массовых беспорядков, вандализма, хулиганства, грабежей и разбоев, во-вторых, и всё это – за четыре месяца до президентских выборов в США, теперь ведет себя иначе. Среди руководителей других стран Б.Нетаньяху не сумел мобилизовать чью-либо поддержку, и даже считающийся наиболее близким к Д.Трампу глава правительства покинувшей в конце января с.г. Евросоюз Великобритании Борис Джонсон, еще в восемнадцатилетнем возрасте проведший несколько недель в Израиле, работая волонтером в киббуце Кфар-Ха’наси, опубликовал непосредственно 1 июля с.г. в самой тиражной газете Израиля «Едиот ахронот» [«Последние известия»] статью, озаглавленную «Как друг Израиля, я призываю вас не аннексировать». В своей статье Б.Джонсон, являющийся главой консервативного, а отнюдь не лейбористского правительства подчеркивает, что в случае, если аннексия какой-либо части территории Западного берега все-таки произойдет, то Великобритания не признает легитимность этого шага. Подобные предостережения прозвучали также из Брюсселя, Москвы и других столиц, в то время как противоположная позиция не была озвучена никем из мировых лидеров.

Такого рода международная изоляция Израилю не нова: когда 14 декабря 1981 года Кнессетом был принят Закон о распространении израильского суверенитета на Голанские высоты, этот шаг тоже не был поддержан ни одной страной; прошло более 37 лет, пока Дональд Трамп от имени Соединенных Штатов подписал декларацию о признании Голанских высот частью Израиля, другие же страны не сделали это и поныне. Однако в 1981 году, в самом разгаре холодной войны между США и СССР и спустя считанные годы после введенного арабскими странами нефтяного эмбарго, в Израиле прекрасно отдавали себе отчет в том, что еврейское государство находится во внешнеполитическом одиночестве. За многие годы своего правления Б.Нетаньяху бесчисленное количество раз ставил себе в заслугу кардинальное изменение отношения к Израилю во многих мировых столицах. Хотя таковое изменение, несомненно, имело место, его масштабы были, по всей видимости, существенно более скромными, чем многие в Израиле хотели бы видеть. Программа по распространению израильского суверенитета на часть территорий, которые Израиль контролирует с июня 1967 года, но которые так и не были аннексированы, имеет ключевое значение для Б.Нетаньяху, но ему не удалось добиться поддержки руководителей ни одной страны мира, за исключением Д.Трампа, который отнюдь не факт, что готов эту поддержку оказать в настоящее время: никто из американских руководителей для выражения солидарности с Б. Нетаньяху и его планом аннексии не прилетел 1 июля с.г. в Иерусалим.

Немалое значение имеет и то, что Биньямину Нетаньяху так и не удалось убедить в правильности этого пути ни большинство израильского общества, ни ключевых членов возглавляемого им правительства, ни многих руководителей поселенческого движения.

Как указывалось выше, за один год граждане Израиля трижды ходили на выборы, но партии, поддерживающие Биньямина Нетаньяху, ни разу так и не смогли суммарно добиться более чем половины парламентских мандатов. Глава правительства говорил о важности аннексии и перед выборами, прошедшими в сентябре 2019‑го, и перед выборами в марте 2020‑го, но добиться решающего электорального перевеса ему так и не удалось. В целом, нет никаких свидетельств того, что для большинства граждан Израиля эта тема, значение которой, очевидно, – преимущественно декларативное, в принципе интересна.

Что же касается правительства, то отдавая в нем ключевые посты министров обороны и иностранных дел генералам армии в отставке Биньямину Ганцу и Габи Ашкенази, которые на протяжении трех предвыборных кампаний не находили в его адрес ни одного доброго слова, Биньямин Нетаньяху все же должен был договориться с ними о том, что они хотя бы не будут стремиться торпедировать его программу аннексии – на практике ровно этим они и стали заниматься, как только въехали в свои новые канцелярии. Невозможно всерьез утверждать, будто израильские дипломаты все как на подбор «заражены вирусом левизны», как это делают в полемическом запале отдельные комментаторы; достаточно сказать, что последний раз представитель «левого» лагеря (Шимон Перес) был министром иностранных дел в далеком 2002 году, после чего во главе МИДа стояли шесть сменивших друг друга политиков, выросших в «национальном» лагере. Габи Ашкенази, занявший этот пост 17 мая 2020 года, стал первым за восемнадцать лет министром иностранных дел Израиля с другим политическим бэкграундом. Хотя в этот абсурд сложно поверить человеку со стороны, факт состоит в том, что лично министр Г.Ашкенази дал указания израильским дипломатам, в т.ч. работающим в постпредстве при ООН, вести агитацию против программы, которую активно продвигает глава правительства Израиля.

Среди лидеров поселенческого движения, как ни удивительно, многие тоже выступают против этого плана, в т.ч. глава Совета поселений Иорданской долины Давид Эльхаяни, глава Совета поселений Самарии Йоси Даган и другие. Они убеждены, что за свое согласие признать аннексию Израилем небольшой части территорий американская администрация потребует значительных политических уступок, вплоть до согласия на создание палестинского государства, от которых израильское правительство не сможет уклониться. Часть деятелей поселенческого движения (в их числе мэр города Ариэль в Самарии Эли Швиро, глава поселенческого совета Эфрата Одед Ревиви и другие) план премьер-министра поддерживают, но от тех, кто должны были стать глашатаями его инициативы, Б.Нетаньяху явно получил меньше, чем ожидал.

Совершенно очевидно, что «окно возможностей», перед которым стоит Израиль, может стать 8 ноября с.г. существенно уже, а с 20 января 2021 года – еще уже.  Кандидат на пост президента США от Демократической партии Д.Байден хорошо знаком Б.Нетаньяху со времен его работы вице-президентом в администрации Б.Обамы, и теплых чувств между ними не наблюдалось, а, учитывая общий драматический сдвиг Демократической партии США влево в последние месяцы, поводов для надежд нет никаких. В случае победы Д.Байдена на президентских выборах Израиль будет вынужден противостоять явно недоброжелательно настроенной по отношению к нему администрации. Всё это понимают и противники плана аннексии в самом Израиле, прежде всего, Б.Ганц и Г.Ашкенази, которые тянут время, утверждая, что, якобы, коронавирусные проблемы не оставляют времени заниматься иными вопросами – на самом деле их тактика волокиты имеет своей целью дождаться момента, когда Б.Нетаньяху не сможет реализовать свой план по внешнеполитическим причинам. Сам Б.Нетаньяху отлично понимает это, а потому возможно, что об аннексии, которая пока не произошла, всё же будет объявлено (пусть и в очевидно более ограниченном формате, чем предполагалось изначально) в ближайшие недели.

52.79MB | MySQL:103 | 0,480sec