О первых итогах визита министра иностранных дел Турции М.Чавушоглу в ФРГ

Глава МИД Турции М.Чавушоглу впервые после начала пандемии коронавируса прибыл в Берлин, где провел личные консультации с членами правительства страны. В повестке дня переговоров с германским контрпартнером Х.Маасом значились сирийский, ливийский вопросы, отношения Турции и ЕС, что особенно важно в контексте перешедшего к Берлину председательства в Совете Евросоюза, а также борьба с COVID-19. Отдельно была организована встреча турецкого представителя с федеральным министром внутренних дел Х.Зеехофером, посвященная борьбе с терроризмом и нелегальной миграцией.

Впрочем, центральной темой для Анкары стала, как кажется, работа над отменой предупреждения для поездок граждан Германии в Турцию в связи с неблагоприятной эпидемиологической обстановкой. Страна, по данным немецких СМИ, занимает третье место в списке наиболее привлекательных туристических направлений для жителей ФРГ, порядка 5 млн которых в прошлом году побывали там. Еще в июне М.Чавушоглу отмечал, что «причины этого решения трудно понять». На этот раз он предпринял попытку разобраться в вопросе лично, включив в состав своей делегации министра туризма М.Эрсоя и представителей министерства здравоохранения. По итогам визита урегулировать проблему не удалось, а все, чем пока вынуждена довольствоваться Анкара, это обещанием регулярно пересматривать список не рекомендованных для отдыха стран. Однако в этом вопросе Берлин четко дал понять, что будет придерживаться общей линии ЕС. По словам Х.Мааса, «Мы знаем, что эта тема очень важна для многих людей в Турции и здесь в Германии, и что многие люди хотят, чтобы ограничения были сняты. Координация с Европейским союзом имеет огромное значение для Германии, поскольку мы сможем должным образом контролировать вирус только в том случае, если в рамках Европы будем действовать максимально согласованно».

В том, что касается взаимодействия в ЕС, Х.Маас сообщил, что «в ближайшие месяцы Германия будет развивать прагматичное сотрудничество и конструктивный диалог» между организацией и Турцией. Позитивный знак многие увидели и в том, что общение М.Чавушоглу с германским коллегой произошло на следующий день после передачи ФРГ в порядке ротации председательства в Совете Евросоюза. Вместе с тем на данном треке также были заметны признаки разногласий. С одной стороны, глава турецкого МИД счел, что именно Брюссель виновен в сохранении предупреждений о поездках, при открытии границ руководствуясь «политическими мотивами», а не «объективными критериями» под которые Анкара, по его мнению, подпадает.

С другой стороны, находясь в Берлине, М.Чавушоглу потребовал от Парижа извинений за июньский инцидент в Средиземном море с участием военных кораблей двух стран, после которого президент Франции Э.Макрон сказал, что поведение Турции не совместимо со статусом страны-участницы Североатлантического альянса. При этом место для такого рода высказывания было выбрано М.Чавушоглу, судя по всему, не случайно, поскольку Германия стремиться занять сдержанную позицию в отношении случившегося на турецко-французском треке, а Х.Маас ограничивается заявлениями о необходимости урегулировать возникший конфликт, избегая оценок правильности шагов его французского контрпартнера Ж.-И. Ле Дриана.

Согласно официальному пресс-релизу МИД Германии, в ходе встречи с М.Чавушоглу Х.Маас много говорил о необходимости оказания воздействия на стороны конфликта с целью прекращения огня. При этом в конце июня, глава федерального внешнеполитического ведомства в рамках переговоров с коллегой из Италии Л. ди Майо сообщил о растущем риске новой эскалации, поскольку обстановка накаляется вследствие трансформации позиции Египта, объявившего, что не исключает непосредственного вмешательства в военные действия. Представители Анкары, со своей стороны, тогда отметили, что это не заставит их изменить свою стратегию, а советник турецкого президента Я.Актай подчеркнул, что «Сиси не имеет силы и смелости» для того, чтобы пойти на столкновение со страной НАТО.

Помимо опасений, что политика Анкары на ливийском направлении создает препятствия для ЕС, еще одной острой темой на фоне визита вновь стал экспорт продукции германского ВПК. В 2019 г. Турция получила от Германии вооружений на сумму более 340 млн евро. Несмотря на ограничения, введенные ранее ФРГ из-за турецкого вмешательства в сирийский конфликт, многие сделки продолжают получать одобрение, в частности, речь идет о системах морского применения. В нынешних условиях немецкие «Левые» и «Зеленые» призывают к тому, чтобы расширить запрет, руководствуясь вмешательством и в Ливию, поскольку сделки с Турцией фактически противоречат Берлинскому процессу.

Наконец, возвращаясь к беседе М.Чавушоглу и Х.Зеехофера следует сказать, что она также во многом была подчинена решению обозначенной выше задачи по снятию ограничений на поездки. С точки зрения Анкары дополнительное воздействие со стороны других ведомств могло повысить шансы на пересмотр позиции МИД. Кроме того, немецкие обозреватели ожидали более продолжительной дискуссии по миграционной проблематике, поскольку, активность Турции в региональных конфликтах способствует росту притока мигрантов в Европу. Однако М.Чавушоглу предпочел сосредоточиться на проблемах, приоритетных для Турции, а именно доказательстве опасности РПК, гюленистов и самого Ф.Гюлена.

В целом, визит М.Чавушоглу в Берлин показал ряд важных противоречий. Несмотря на то, что акцентом его стала проблематика, связанная с ЕС, определенные трудности касаются членства в НАТО. С одной стороны, именно этот аспект помогает турецкому правительству сохранить сотрудничества с ФРГ в сфере ВПК, т.к. формально страна не попадает в категорию т.н. «третьих стран», требования к которым жестче. С другой стороны, Анкара использует свое членство в Североатлантическом альянсе в качестве своего рода козыря в противостоянии с региональными игроками, не имеющими такого статуса. При этом стоит вспомнить, что высокий риск вовлеченности в конфликты с перспективой вмешательства НАТО некогда стал причиной для ограничения сближения Альянса и Израиля.

52.58MB | MySQL:103 | 0,460sec