Пандемия коронавируса усиливает экономический кризис в Алжире

Пандемия коронавируса нанесла в целом мощный удар по алжирской экономике, что вынуждает частный бизнес сокращать сотрудников и объемы производства. Причем, по данным самих бизнесменов, в случае сохранения коронавирусного вызова (сейчас в стране наблюдается заметный рост заболеваемости) до конца года разориться могут свыше 50% предприятий.

Разумеется, как и по всему миру, наиболее сокрушительные удары испытали туристический, ресторанный, строительный сектора. Причем если в других странах некоторые отрасли вроде пищевой и фармацевтической даже выиграли от пандемии, то в Алжире наблюдается иная ситуация. Ни одного не пострадавшего сектора здесь нет.

Так, например, по оценкам алжирских бизнесменов, из-за новых рабочих требований гигиены и санитарной обработки, осуществления медицинского контроля состояния сотрудников, закупку обеззараживающих материалов, нарушениями в работе общественного транспорта (не все компании могли обеспечить эту услугу для своих сотрудников) стоимость их издержек при выпуске продукции, оказании услуг дополнительно увеличилась до 10 – 15%.

Причем в секторе фармацевтики, как отмечает Абдельвахеб Керрар, представитель Национального союза фармацевтических операторов (UNoP) и директор лабораторий Biopharm, подавляющее большинство производственных подразделений продолжает функционировать в прежнем режиме, однако их производство снизилось из-за уменьшения спроса на некоторые группы товаров из-за кризиса.

В том числе это произошло из-за разрыва технологических цепочек с поставками иностранных компонентов (это касается и пищевой индустрии ввиду сильной зависимости Алжира от зарубежного импорта), их удорожания из-за снижения курса национальной валюты и уменьшения покупательной способности населения.

Следует заметить, что директор алжирских лабораторий Biopharm и прочие представители бизнеса подчеркивают, что на нынешний кризис накладывается то, что компании Алжира уже страдали после «очень сложного, почти черного 2019 года для предпринимателей».

Они указывают, что им в настоящее время приходится сталкиваться с тройным экономическим шоком: кризис в области здравоохранения, политико-экономическим кризисом, унаследованным от «старого управления» и снижения цен на нефть и газ.

Для Буалема Мерракеша, президента алжирской Конфедерации поддержки бизнеса, нынешняя ситуация в плане последствий выглядит «невообразимой». В связи с этим он выступает за создание совместной комиссии, состоящей из представителей правительства и бизнес-операторов.

Её целью должно тать определение проблем, подходов и руководящих указаний в отношении восстановления предприятий. По его словам, важно как можно скорее действовать, чтобы «рана не оказалась слишком глубокой» и «адаптировать их к кризису».

Однако представляется сомнительным, чтобы этот диалог был продуктивным. Так, Абдельвахед Керрар жалуется на «сохранение бюрократических пут», несовместимых с целями, намеченными правительством», указав в этой связи на ожидаемое уничтожение почти 600 местных фармацевтических препаратов, поскольку они уже почти два года не регистрируются властями.

По его мнению, влияние бюрократии более пагубно, чем влияние пандемии и потому в Алжире кризис особенно острый, поскольку, помимо коронавируса, он усугубляется наследием никуда не ушедшего старого управления. Его представители, по мнению предпринимателей, не помогают им пережить пандемию и в ряде случаев пытаются восполнить отсутствие прежнего потока ресурсов оказанием дополнительного давления на них.

Между тем, возможности для исправления ситуации у алжирских властей остаются незначительные – это накладывается на то, что в условиях тотальной зависимости от продажи за рубежом нефти и газа накопления АНДР стремительно сокращаются.

Так, одним из проявлений нарастающего кризиса служит прозвучавшее накануне признание министра финансов Алжира Аймана Бенабдеррамана относительно рекордного падения ликвидности Банка Алжира ниже отметки в 1 трлн динаров (7.76 млрд долларов).

Причем сейчас Алжир продолжает увеличивать расходы вместо их сокращения в столь критический момент, что дополнительно опустошают стремительно тающие алжирские валютные резервы и в результате сокращает возможности для оказания помощи бизнесу.

Так, продолжающийся рост населения вынуждает руководство страны тратить все больше ресурсов на обеспечение продовольственной безопасности. Например, проводя тендер на сентябрьскую закупку пшеницы, алжирское руководство увеличило первоначальные планы на 20% (с 300 000 до 360 000 тонн), равно как оно поступило аналогичным образом в отношении предыдущих торгов, увеличив их объемы с 240 000 до 300 000 тонн.

Отчасти на решения Алжира повлияли июньские колебания цен на зерновые. Так, их рост вызвала информация о снижении посевных площадей кукурузы в США и алжирские власти опасаются, что они поднимутся еще больше и увеличивают закупки.

В совокупности все это может вызвать рекордное сокращение валютных резервов страны до отметки ниже 40 млрд долларов, что может вызвать не только экономические, но и политические последствия, чреватые для АНДР не только обострением внутренней ситуации, включая внутриэлитные противоречия, но и корректировку в будущем внешнеполитического курса, и в том числе возможному ослаблению прежних торговых связей с Россией.

Заметим, что прежде снижение цен на энергоносители неизменно приводило Алжир в МВФ за получением заимствований, что впоследствии отрицательно сказывалось на его дальнейшем развитии и било в первую очередь по малому бизнесу, который сейчас испытывает двойной удар от потрясений на энергетическом рынке и пандемии.

А в нынешних условиях издержки от этого будут еще выше, но иных вариантов у его руководства, судя по всему, нет. Во всяком случае, китайская сторона, у которой алжирские лидеры зондировали на этот счет почву, не проявили рвения дать им кредиты.

В любом случае, кто бы не дал на этот раз Алжиру кредиты, с учетом их востребованности в мире они будут выдаваться на все более тяжелых условиях. Тем более, что с учетом отсутствия у его руководства планов реальных реформ готовность предоставлять денежные ресурсы будет еще ниже.

Причем, по оценке международных экономистов, чтобы эти реформы дали эффект, потребуются годы, и они должны быть начаты не позднее 2021 г., но ситуацию усугубляет отсутствие детальных планов развития страны, ее реформирования и в том числе ее экономики.

Кроме того, на реформирование опять-таки требуются колоссальные средства в эквиваленте десятков миллиардов долларов. И здесь снова возникает замкнутый круг.

За счет внутреннего рынка алжирское руководство не в состоянии даже частично компенсировать падение нефтегазовых доходов. В случае дальнейшего продолжения пандемии значительной части представителей малого бизнеса АНДР уже в самое ближайшее время может понадобиться помощь государства. Которое, однако, не желает им помогать и не имеет на это достаточных ресурсов.

62.39MB | MySQL:101 | 0,676sec