К вопросу об отношениях между Турцией и ЕС в связи с Ливией и Восточным Средиземноморьем

Турецкая Республика проводит небывало наступательную и активную для себя, исходя из практики своего «доэрдогановского» прошлого, политику в Восточном Средиземноморье и в Ливии.

Мы не раз писали на страницах сайта ИБВ, что Турция, своими действиями в Ливии, во многом, копирует российские действия в Сирии, демонстрируя не только кардинальное изменение своей внешнеполитической парадигмы (которая теперь опирается не только на инструменты мягкой силы, но и жесткой силы тоже – В.К.), но и способность быстро учиться на «наилучших практиках».

А российский пример в Сирии – безусловно, стал для Турции весьма поучительным. В том смысле, как можно малыми / асимметричными силами достигать максимального результата на удаленном театре военных действий, при этом полноценным образом не втягиваясь с конфликт.

Об учете российского опыта свидетельствуют действия Турции в Ливии: та же поддержка «законного правительства» (Правительства национального согласия – В.К.), то же официальное приглашение со стороны «законного правительства» оказать поддержку, которое обеспечивает легитимность пребывания турецких войск на ливийской территории, заключение с ПНС жизненно важных для себя соглашений (соглашение о разделении исключительных экономических зон в Восточном Средиземноморье, а также ряд прочих соглашений, среди которых – строительно-подрядные договора – В.К.), оказание военной помощи – с акцентом на воздушную поддержку (турецкие беспилотники) и с ограниченной вовлеченностью турецкой армии / инструкторов на земле с привлечением третьих сил (наемники из числа сирийской оппозиции – В.К.).

Параллельно этому, Турции удалось дать старт переговорам о прекращении огня между ПНС и ЛНА – в Москве и в Берлине. И, невзирая на то, что результат этих переговоров был отрицательным – ЛНА не согласились на режим прекращения огня, Турция, тем самым, закрепила свою не только военную, но и политическую роль в ливийском конфликте – читай укрепилась в статусе регионального игрока. Более того, Турция работает над своим имиджем миротворца в регионе. Очевидно, что этот имидж будет Турции весьма кстати, с учетом той активной военной роли, которую она занимает в ливийском конфликте.

Подчеркнем ещё одну мысль: мы не раз говорили о том, что Ливия для Турции – это приоритетная проблема на сегодня, с точки зрения будущего страны – более важная, чем та же Сирия и тот же Идлиб. Речь идет о том, что Турция может получить собственную ресурсную базу – запасы природного газа – что даст мощный толчок и без того быстро развивающейся турецкой экономике. Тогда турецкие амбиции войти в первую десятку экономик мира могут получить практическое измерение и стать вовсе не беспочвенными.

Разумеется, такой поворот в положении и в поведении Турции на международной арене не вызывает большого удовольствия в Европейском союзе. Заметим, что отношения между ЕС и Турцией в 2005 году и, спустя 15 лет, в 2020 году – претерпели заметные изменения. Что, впрочем, понятно – невозможно до бесконечности «дразнить» Турцию «морковкой» вступления в ЕС. К настоящему времени, уже всем, даже самым отъявленным оптимистам и сторонникам западного вектора развития, стало понятно, что Турцию не примут в ЕС.

Итогом стало понижение в статусе до департамента при МИДе ранее существовавшего Министерства по делам ЕС. С этим же снизилось и влияние рычагов Европы на Турцию, которая больше не связана надеждами на вступление и в разы меньше оглядывается на замечания из европейских столиц, касательно тех или иных своих «отклонений» от курса на Европу.

И можно сказать, что ситуация сегодня развернулась на 180 градусов. В наши дни не Турция является зоной стратегических европейских интересов, а, напротив, территория самого ЕС является зоной турецких стратегических интересов, исходя из численности проживающей там турецкой диаспоры (в чем европейцы полностью отдают себе отчет – В.К.). И, как Турция продемонстрировала в последние годы, она готова к активным действиям в Европе. Причем, что характерно, выглядит так, что юридически действия Анкары в Европе – легитимны.

К примеру, это касается юридически законной практики по проведению голосования в ЕС (всеобщие выборы президента страны и депутатов Великого национального собрания /Меджлиса/ Турции – В.К.) среди турецких избирателей. Турецкие граждане имеют право голосовать на избирательных участках, расположенных на территориях дипломатических миссий Турции.

А где голосование – там и агитация со стороны кандидатов, включая и партию власти. А где агитация, там и постоянная работа из Анкары с диаспорой. Ведь неслучайно президент Турции Р.Т.Эрдоган несколько лет назад призывал турецких граждан обзаводиться двойными гражданствами по принципу «чем больше, тем лучше» — иначе, чем призыв к тому, чтобы становиться «пятой колонной» в странах своего проживания это и понять нельзя. Не пришло же турецкому руководству в голову ограничить турецких граждан в том, чтобы вынуждать их выходить из своего гражданства, если они второе получают.

Это же касается и того, что Турция борется с «пропагандой РПК» на территории Европы. Заметим, что финансовая деятельность и медийные возможности Рабочей партии Курдистана в Европе находятся в фокусе пристального внимания в Турции и становятся темой многочисленных книг и статей (одну из этих публикаций мы в самые ближайшие дни будем рассматривать на страницах ИБВ – В.К.). Турция рассматривает Европу, как одну из «спокойных гаваней», где Рабочая партия Курдистана не просто обосновалась, а где она черпает свою политическую и финансовую поддержку.

Одной из стратегических задач Турции является пресечение финансовой деятельности курдских организаций, в том числе, РПК, за рубежом. Другим аспектом является контрпропаганда – не только в СМИ, но, как показали и последние беспорядки в Австрии, и на улицах европейских городов. Турция четко показывает, что она не собирается терпеть антитурецкие (говоря уже, антиэрдогановские – В.К.) митинги в Европе и будет мобилизовать турецкую диаспору на ответные выступления. Соответственно, эффект выступлений местной курдской диаспоры должен быть сбалансирован за счет встречных действий со стороны местной турецкой диаспоры. Заметим, что здесь Турция готова к самым решительным действиям – достаточно вспомнить многочисленные инциденты с участием турецких граждан в европейских столицах, включая драку охранников президента Р.Т.Эрдогана в Вашингтоне с митингующими против его политики.

Частным случаем турецких действий в Европе следует считать борьбу с членами организации Фетхуллаха Гюлена, которая, если верить турецкой пропаганде, пустила свои корни по всему миру и, в том числе, и в Европе (хотя главными «дестинациями» секты, разумеется, являлись Центральная Азия и Африка). Хотя в Европе существует большой скепсис относительно существования этой организации в том виде, о котором говорит турецкая сторона. Тем более, это становится важной задачей турецкой дипломатией – доказать существование секты Фетхуллаха Гюлена именно в качестве террористической организации и добиться официального признания этого факта международным сообществом. Базой для этого является попытка военного переворота в Турции в ночь с 15 на 16 июля 2016 года, в которой обвиняются члены секты. Но пока доказательная база не убедила ту же американскую Фемиду, которая не спешит выдавать туркам Ф.Гюлена, невзирая на многочисленные запросы.

И, наконец, ещё один системообразующий момент политики современной Турции в отношении Запада, включая, в особенности, Европейский союз. Речь идет о том, что Турция позиционирует себя в качестве одного из ведущих борцов мира со всеми формами проявления расизма и дискриминации. В том числе, с дискриминацией по религиозному признаку.

Турция ежегодно издает альманах «Исламофобия», причем, не только на турецком, но и на европейских языках. И устраивает презентации этого издания в европейских столицах. На самом деле, один из этих альманахов мы на сайте ИБВ, в прошлом, уже подробно разобрали. Строятся они по территориальному признаку и, помимо законодательной дискриминации, включают в себя различные кейсы из жизни мусульман, которые «подвергаются преследованиям» в той или иной точке мира (заметим пикантную подробность, что там и про Россию также пишут, что, вообще говоря, затруднительно, имея в виду обстановку религиозной терпимости в нашей стране и межконфессионального соседства, но речь идет о политическом решении «рассмотреть и Россию тоже» — В.К.). Таким образом, Турция пытается оседлать тезис об «исламофобии» и эту тему, конкурируя на этой площадке с другими странами исламского мира, в частности с Саудовской Аравией, которая также издает свои сборники, посвященные «исламофобским явлениям».

Разумеется, убийство в США афроамериканца Д.Флойда лишь дало в руки Турции ещё один повод говорить о политике нетерпимости на Западе в отношении «других людей», и пристегнуть к Д.Флойду ещё и тему исламофобии.

Резюмируя перечисленное выше: надо четко понимать простую вещь — турецкое руководство давно уже отказалось от идеи / надежды на вступление в Европейский союз. Процесс переговоров, там, где он приносит реальные дивиденды, поддерживается. Но эти дивиденды – за рамками вступления. Речь скорее идет о каких-то совместных проектах, которые приносят турецкой стороне пользу – в виде денег, ноу-хау, опыта, кейсов и т.д.

Но в остальном Турция проводит политику ползучей экспансии в Европу. В которой она уже обосновалась. И, как мы не раз говорили на страницах ИБВ, Турции уже не надо вступать в ЕС. Турция – уже, де-факто, находится в Европе.

Что же до дел внешнеполитических и рассматриваемого нами Восточного Средиземноморья, то Турция позволяет себе идти на откровенную конфронтацию с ЕС, что является и отражением мироощущения турецкого руководства, которое заключается в том, что «будущее — за Турцией», а Европа – это уже игрок, чьим мнением можно пренебречь. И «искажение реальности» наступает там, где все больше людей, в том числе, в Турции в это начинают верить.

Накануне (6 июля 2020 г.) в Анкаре состоялась встреча между министром иностранных дел Мевлютом Чавуошлогу и Верховным представителем ЕС по иностранным делам и политике безопасности Жозепом Боррелем.

Процитируем пресс-релиз на сайте Министерства иностранных дел Турции, посвященный состоявшейся встрече:

«Господин министр заявил, что мы хотим улучшить наше сотрудничество с Европейским союзом во всех областях, но мы ожидаем, что Европейский союз будет действовать по объективным критериям, а не по политическим мотивам.

Господин министр подчеркнул, что ЕС должен быть частью решения, а не проблемы, что наши отношения не должны быть заложниками некоторых государств-членов, и что мы будем реагировать, если решения будут приняты против нас».

Для того, чтобы более подробно ознакомиться с высказываниями сторон, в том числе, министра М.Чавушоглу, обратимся к турецким СМИ, в частности, к ведущем англоязычному изданию страны – газете Daily Sabah.

В частности, издание указывает на то, что Турция доказала ложность обвинений в свой адрес со стороны Франции, касательно «возможного преследования» её (французских) кораблей в Средиземном море. Соответствующее заявление на пресс-конференции после встречи с Ж.Боррелем было сделано М.Чавушоглу. В этой связи, турецкий министр иностранных дел призвал страну (то есть, Францию – В.К.) извиниться перед Турцией. Процитируем М.Чавушоглу: «ЕС должны поддерживать решение, а не конфликт в Восточном Средиземноморье».

Речь здесь идет о недавнем заявлении французского официального лица о том, что ВМС Турции недавно преследовали один из французских кораблей, участвующих в миссии НАТО в Средиземном море.

Как пишет издание, уже и так напряженные связи между союзниками по НАТО, Францией и Турцией, в последние дни, после заявления, обострились, поскольку обе стороны обменялись обвинениями по поводу конфликта в Ливии и деятельности в Восточном Средиземноморье.

В ходе своей пресс-конференции Ж.Боррел отметил следующее: «Я здесь (в Турции), чтобы найти решение конфликта между Турцией и Грецией из-за Восточного Средиземноморья. Мы (как ЕС) планируем организовать переговоры между двумя сторонами». Другим вопросом являются расхождения между Турцией и Грецией по кипрскому вопросу.

Как отмечается турецким изданием, кипрская проблема оставалась нерешенной в течение десятилетий, несмотря на ряд усилий, предпринимаемых со стороны ООН. В то время, как недавняя напряженность в Восточном Средиземноморье еще больше осложнила эту проблему.

Что касается связей с ЕС, то Ж.Боррель прояснил «подход Союза по отношению к Турции».

Процитируем: «ЕС планирует заключить новое соглашение с Турцией и обновить двусторонние связи по всем проблемным вопросам, включая кризис беженцев, кризис в Ливии и Сирии, и Таможенный союз». Впрочем, тут же Ж.Боррель оговорился в том, что «чувствительность греков-киприотов», как членов ЕС, по этим вопросам, также должна учитываться.

Разумеется, подобная оговорка не могла не вызывать реакцию со стороны М.Чавушоглу.

Цитируем турецкого министра: «ЕС подвел Турцию в кризисе с беженцами, теперь вы (Боррель) утверждаете, что сделаете все возможное, чтобы разрешить кризис, но также говорите, что вам нужно также учитывать озабоченность киприотов-греков. Что должны делать греки-киприоты с кризисом беженцев?». И далее: «Если вы продолжите выдвигать на передний план киприотов-греков по каждому вопросу, касающемуся двусторонних связей, то мы также предложим новые условия для удовлетворения ваших запросов».

При этом, министр иностранных дел Турции также добавил, что «хотя он и верит в благие намерения ЕС по отношению к Турции, некоторые члены Союза должны быть ограничены для улучшения двусторонних связей».

Демонстрируя своеобразное чувство юмора, после пресс-конференции министр иностранных дел М.Чавушоглу подарил Ж.Боррелю дезинфицирующее средство под названием BOREL — на основе бора, производимое турецкой государственной горнодобывающей компанией Eti Maden и Национальным институтом исследования бора (BOREN).

Итак, подводим черту: Турция демонстрирует заметно усилившуюся веру в собственные силы и в возможность действовать в Восточном Средиземноморье, невзирая на противодействие со стороны ЕС и вступая в прямую конфронтацию не только с Грецией и с Кипром, но и с одним из ведущих государств ЕС – Францией.

Однако, заметим, что пусть Турция политически уже и не столь зависима о ЕС (потеряв надежду на вступление в члены Союза – В.К.), но экономическая зависимость все же присутствует. В конце концов: ЕС для Турции – крупнейший торгово-экономический партнёр. Это касается и инвестиций, и экспорта с импортом и, разумеется, отправки в Турцию европейских туристов – граждан ЕС. Заметим, что Турция так пока и не вошла в разряд тех стран, куда Европа начала отправлять своих граждан. В очередной раз, вопрос будет рассматриваться 15 июля. Но Турция уже поспешила выразить свое разочарование, отметив, что ЕС пытается использовать против Турции экономические рычаги воздействия.

Впрочем, последние на Турцию у Европы действительно есть. И, представляется, ситуацией с теми же туристами из ЕС европейцы пытаются напомнить об этом слишком решительно ведущей себя Турции.

62.43MB | MySQL:101 | 0,533sec