Напряженность в отношениях между Россией и сирийским режимом толкает Дамаск к сближению с Ираном

В сельской местности в окрестностях Дамаска на этой неделе вспыхнули ожесточенные столкновения между силовыми структурами разведки сирийского режима с одной стороны и местными ополченцами, связанными с 4-й дивизией, которой командует младший брат президента Махер Асад, и Силами национальной обороны с другой. Сирийская информационная сеть «Голос столицы» сообщила 7 июля, что в районе Даф-Эль-Шук третий день подряд вспыхивают спорадические бои между ополченцами, связанными с 4-й дивизией при поддержке Сил национальной обороны и формированиями безопасности из «палестинского отделения» сирийской военной разведки. Это произошло после того, как ополченцы, связанные с 4-ой дивизией и СНО отказались сдать свое оружие и прекратить выполнение военных задач, возложенных на них в регионе. «Голос столицы» также цитирует местные источники, сообщающие, что жители региона недавно жаловались на нарушения, совершенные местными ополченцами, включая похищения людей, грабежи и кражи. После этих жалоб жителей некоторым группам были отданы приказы немедленно сдать оружие и прекратить выполнение возложенных на них военных задач, однако некоторые отказались и спрятались в Даф аль-Шук, установив там круговую оборону. Одновременно, согласно французским источникам, 4-я бронетанковая дивизия сирийской армии, которой командует брат президента Башара Асада Махер Асад, с конца мая усиливает свою численность в восточной провинции Дераа на юге Сирии, недалеко от Тафаса. Резкое ухудшение обстановки в плане безопасности в этом регионе за последние месяцы, где имели место целенаправленные убийства, засады и похищения людей как со стороны сил безопасности режима, так и со стороны бывших повстанцев, побудило Дамаск укрепить там свои позиции. Под этим предлогом для обеспечения безопасности зоны, где сохраняется нестабильность с тех пор, как Дамаск вернул себе контроль над ней в июле 2018 года, Махер Асад, близкий сейчас к Ирану, явно воспользовался возможностью увеличить свое влияние в регионе. На этом фоне 5-й корпус под командованием Москвы и российская военная полиция пытаются ограничить дополнительное развертывание подразделений 4-й дивизии на юге Сирии. Дискуссии между сторонами на эту тему, проводимые через центр переговорного комитета, который был создан для посредничества в июле 2018 года, пока не смогли успокоить страсти. На этом фоне десятки солдат проправительственных Сил национальной обороны объявили о своем выходе «из состава сирийской армии и присоединения к иранским ополченцам», добиваясь повышения зарплаты, сообщили вчера официальные источники. «Более 70 членов СНО присоединились к ополчению Шейха Акрама, связанному с иранским КСИР в сирийском городе Аль-Букамаль», — цитируют местные СМИ слова этих источников. Они указывали, что расколы происходили «партиями», объясняя это тем, что 20 солдат ушли 7 июля, еще 40 — 8 июля и 12 — 10 июля. Из этого экспертами делается вывод о том, что между президентом Сирии Башаром Асадом и его традиционными союзниками Ираном и Россией наметились разногласия. В том числе и по экономическим вопросам. Так, в минувшие выходные российские военные взяли под свой контроль крупное нефтяное месторождение в провинции Дейр-эз-Зор на востоке Сирии после вывода оттуда сил режима.
На этом фоне, как сообщают французские источники, президент Сирии Башар Асад крайне негативно воспринял факт встреч, проведенных российскими дипломатическими представителями с членами сирийской алавитской общины. Эти встречи проходили в штаб-квартире российского дипломатического представительства при ООН в Женеве, причем некоторые участники этих встреч заявили, что получили угрозы физической расправы за свое участие в этом раунд консультаций. Асад, добавили они, воспринимает эти встречи как угрозу своему статусу законного представителя алавитской секты и защитника ее интересов, тем более что делегации ведут прямые переговоры с его крупным военно-политическим союзником. При этом в той же же Женеве по итогам этих консультаций произошли утечки о готовности России провести встречи со всеми конфликтующими сторонами в Сирии через своих дипломатов, чтобы узнать о различных позициях и видениях относительно будущего страны, придерживаясь при этом центральной роли государства. Эти переговоры, по словам участников, проложат путь для более широких переговоров по определению будущего Сирии. Как указывают некоторые российские информационные сайты (в частности, NEWSru), давление, оказываемое в настоящее время на часть алавитской общины, связано с возникновением оппозиционного течения внутри этой секты против Асада, отметив, что последние гонения со стороны режима против двоюродного брата Башара Асада, Рами Махлюфа, который был обвинен в коррупции, показал степень внутренних разногласий в семье президента. В этой связи отметим, что мы подробно разбирали этот кризис с Махлюфом, и в данном случае основное — это стремление президента Сирии и его жены восстановить какое-то подобие внутрисирийского экономического равновесия между различными конфессиями  страны. Не исключаем также и тот момент, что разгром экономической империи кузена президента был вызван неким заигрыванием со стороны российских представителей с кланом Махлюфа, что было расценено президентом как поиск Москвой его потенциального преемника. В любом случае, каким бы мотивом не было продиктована российская инициатива по проведению консультаций с алавитами (то ли успокоении страстей внутри самой секты на фоне дела Махлюфа, или поиски возможных партнеров по будущими мирным переговорам о будущей политической архитектуре Сирии), она была воспринята в президентском дворце в Дамаске с понятной долей ревности. А это в свою очередь означает сохраняющее напряжение между Асадом и Москвой.
На этом фоне Башар Асад начинает более активно разыгрывать карту более тесного сближения с Ираном. Сирия и Иран подписали 8 июля всеобъемлющее соглашение о сотрудничестве в военной области. Об этом сообщил ливанский телеканал «Аль-Маядин». По его информации, начальник генштаба ВС Ирана Мохаммад Багери подписали «всеобъемлющий договор о военном сотрудничестве». Соглашение, в частности, предусматривает укрепление связей в военной области, в сфере безопасности и усиление постоянной координации между сторонами. Как указывает телеканал, переговоры между главой сирийского оборонного ведомства и начальником Генштаба ВС Ирана, предварявшие церемонию подписания военного соглашения, касались ситуации в Сирии, а также необходимости вывода всех иностранных войск, незаконно находящихся на сирийской территории. Глава  Генштаба Мохаммад Багери призвал 7 июля Турцию осознать, что решение ее проблем безопасности заключается в «переговорах и взаимопонимании с Сирией», а не в присутствии на сирийской территории. «Иран укрепит сирийские системы ПВО и усилит совместное военное сотрудничество между двумя странами». «Турция немного запоздала с выполнением своих обязательств по Астанинским договоренностям о выводе террористических группировок из Сирии», — заявил Багери во время встречи с министром обороны Сирии Али Абдаллой Айюбом. Айюб в свою очередь заявил, что его страна «движется к победе», подчеркнув, что Израиль является «сильным партнером в войне против Сирии» и что «повстанческие группировки являются частью израильской агрессии». Комментируя недавние израильские авиаудары по иранским и сирийским целям на всей территории Сирии, Айюб отметил, что «если бы США смогли подчинить себе Сирию, Иран и ось сопротивления, они не задержались бы ни на минуту». Особо отметим, что часть этого соглашения позволит усовершенствовать сирийские системы ПВО, сообщает «Аль-Маядин». «Мы будем укреплять системы ПВО Сирии в рамках укрепления военного сотрудничества между двумя странами», — заявил Багери после подписания «всеобъемлющего» соглашения. Эта сделка «еще больше укрепит нашу волю … противостоять давлению со стороны Америки», — добавил он. Ожидается, что, Иран мог бы помочь укрепить системы ПВО Сирии, отправив свою  систему «Хордад», созданную по образцу российской С-300, которая была успешно применена для уничтожения американского военного беспилотника  и могла бы представлять потенциальную угрозу для ВВС Израиля. Нынешнее соглашение в принципе является некой логической точкой и итогом консультаций и контактов между странами в прошлом году. Так, в апреле прошлого года во время трехсторонней встречи в Дамаске между Айюбом, начальником иранского Генштаба Мохаммадом Багери и его иракским коллегой Османом аль-Ганми, был обсуждены вопросы улучшения координации их совместных операций. На этой встрече иранцы взяли на себя обязательства построить автомобильную и логистическую ось от иранской провинции Керманшах, расположенной на границе с Ираком, до сирийского города Аль-Букамаль (там, где напомним, сейчас ополченцы массово переходят в проиранские формирования), разветвляющуюся в двух направлениях — на Дамаск и Латакию. Дорога на юг, которая свяжет Иран с побережьем Средиземного моря, в настоящее время перекрыта базой спецназа США в Эт-Танфе. Сейчас все эти планы просто приобрели второе дыхание на фоне холодного напряжения между Москвой и Дамаском.
Суть прошедших сирийско-иранских консультаций в акцентировании сторонами во время подведения итогов важных моментов: это солидарная позиция по вопросу турецкого присутствия в Сирии, и однозначное стремление более активно противостоять практике израильских воздушных налетов. Оба эти момента являются неким камнем преткновения в позициях Москвы и Дамаска. Москва стремится зафиксировать и стабилизировать ситуацию на севере Сирии, закрывая глаза на дислокацию там турецких войск и автономный от Дамаска полугосударственный оплот непримиримой оппозиции в Идлибе, между тем как Дамаск стремятся зачистить этот анклав. Ну и конечно сирийцы полагают, что Москва могла бы занять более агрессивную позицию по вопросу израильских налетов с использованием своих систем ПВО. Собственно это также является признаком некого диссонанса между российской и сирийско-иранской точкой зрения на будущее страны. И это возникло не вчера. Это ирано-сирийское сближение обозначилось явно еще в прошлом году. И оно продолжается, несмотря на неоднократные предупреждения со стороны Москвы (в том числе и через контакты между военными на самом высоком уровне) об опасности активного участия Дамаска в реализации планов создания иранской «шиитской дуги» через Ирак и Сирию в Ливан. Вспомним, что решение президента Башара Асада предоставить Ирану концессию на порт Латакия, объявленное во время визита президента Сирии в Тегеран 25 февраля прошлого года, вызвало большое раздражение в Москве. Россия тогда, по данным ряда французских источников, пригрозила потребовать от Сирии выплатить около 10 млн долларов военных долгов и ограничить поставки топлива в страну. На этом фоне происходит раскол и в сирийском аппарате безопасности, который, похоже, все больше расходится во мнениях о том, на кого стоит ставить в этой ситуации. К условно пророссийски настроенным в Сирии относятся министр обороны генерал Али Абдалла Айюб, окруженный российскими советниками, и Сухейль аль-Хасан, который имеет влияние на 5-й штурмовой корпус, который был сформирован российскими военными советниками. Причем это влияние несколько минимизировалось после увольнения не без участия иранцев в апреле прошлого года начальника военной разведки генерала Маха, который считался российской креатурой.

62.6MB | MySQL:101 | 0,426sec