О версиях и последствиях взрывов на ядерных и других объектах в Иране

Звуки взрывов слышны в западной части провинции Тегеран. Об этом сообщила 10 июля телерадиовещательная корпорация ИРИБ. Отмечается, что инцидент произошел в районе городов Гармдарре и Кодс. Кроме того, по некоторым данным, в городе Кодс произошло отключение электричества. Другие подробности пока не приводятся. Это уже третий или четвертый инцидент такого типа за последние 10 дней, что не может быть просто случайностью. Как полагают американские эксперты, именно Израиль, вероятно, стоял за этим инцидентом, а также взрывом и пожаром 2 июля на иранском ядерном объекте в Натанзе и, возможно, за некоторыми другими подобными инцидентами, произошедшими близ Тегерана за последние две недели, включая взрыв 26 июня на ракетном комплексе Ходжир. Хотя Израиль обычно не заявляет о своих тайных действиях против Ирана, мотив и прошлая история делают эту страну наиболее вероятным субъектом для проведения таких диверсионных операций против иранской инфраструктуры и ядерных активов. Масла в огонь добавил израильский политик Авигдор Либерман, который 6 июля обвинил главу Моссада Йоси Коэна в утечке в прессу подробностей предполагаемого израильского нападения на иранский ядерный объект в Натанзе. Газета Times of Israel сообщила, что Либерман сказал: «сотрудник разведки говорит, что Израиль несет ответственность за взрыв в Иране в четверг … весь эшелон безопасности страны знает, кто это». «Я ожидаю, что премьер-министр закроет рот [тому, кто слил информацию]», — говорилось в сообщении лидера партии «Наш дом — Израиль». Й.Коэн, по данным израильской ежедневной газеты, был упомянут в качестве возможного преемника Нетаньяху. В прошлом, пишет газета, как Коэна, так и Либермана обвиняли в утечке конфиденциальных данных в СМИ.
При этом точной информации о причинах пожара до сих пор нет. Сначала появились слухи, что это могла быть израильская кибератака. 5 июля неназванный сотрудник разведки сообщил газете «Нью-Йорк таймс», что Израиль несет ответственность за размещение «мощной бомбы», которая была взорвана на новом заводе по сборке центрифуг в Натанзе. Газета Washington Post и другие средства массовой информации также указали на вероятную израильскую операцию, стоящую за взрывом 2 июля. Отвечая на вопрос об инциденте в Натанзе 5 июля, министр обороны Израиля Бени Ганц сказал, что Израиль не обязательно стоит за каждым нападением на Иран, но он также не отрицает явно причастность его страны. От себя добавим, что если брать за истину закладку бомб на суперсекретных иранских объектах, то по факту выходит, что они охраняются из рук вон плохо, а весь Иран нашпигован израильское агентурой. Очень сомневаемся в таком положении вещей, полагаем что в данном случае мы имеем дело в большей степени с обострением внутрииранской политической борьбы, о чем поговорим ниже. Если угодны сравнения, то вспомним как «ваххаббитское подполье» зачастую использовалось в том же Дагестане криминальными кланами для ликвидации своих коммерческих конкурентов.
Вместе с тем, американские эксперты полагают, что всплеск таких актов саботажа предполагает, что Израиль, возможно, возвращается к политике односторонних действий против ядерной и ракетной программ Ирана, что является крайней формой его разочарованности неспособностью западных и региональных стран полностью обуздать военный и ядерный потенциал Ирана, который он рассматривает как прямую угрозу своей внутренней и региональной безопасности. Учитывая потенциальную возможность прихода к власти менее дружественной администрации США в январе 2021 года, Израиль также может рассчитывать, что у него есть оптимальное, но ограниченное окно для более агрессивных действий против ядерной программы Ирана. Прежде чем Соединенные Штаты начали работать над иранской ядерной сделкой в 2013 году, официально известной как Совместный всеобъемлющий план действий (СВПД), Израиль был вовлечен в длительную кампанию по деградации и ослаблению иранского ядерного потенциала, которая в первую очередь включала тайные операции, кибератаки и целенаправленные убийства иранских ученых-ядерщиков. За это время (примерно с 2006 по 2012 год) Израиль также планировал, но отменил многочисленные другие открытые операции, нацеленные на иранские ядерные объекты. Имеется ввиду видимо нанесение авиаударов и атаки с подводных лодок, базирующихся в Эритрее по иранским целям. Однако, несмотря на все эти усилия, со времени предыдущей диверсионной кампании Израиля Иран продолжает постепенно наращивать свой ядерный и ракетный потенциал. Это несмотря на американские и глобальные усилия, такие как СВПД и недавняя кампания максимального давления на Тегеран президента США Дональда Трампа.
Как полагают американские эксперты, Иран, вероятно, будет и далее использовать свою излюбленную асимметричную тактику, такую как кибер- и прокси-война, в ответ на признанные или предполагаемые действия Израиля, продолжая развивать свои ядерные и ракетные программы. Постепенное развитие своего ядерного потенциала наряду с практикой «рассеянного ответного удара» (через позиции ракетных установок в Ираке, Сирии и Ливане) остается одним из основных средств Тегерана в ответ на усиление санкций США и израильских атак, которые иранцы рассматривает как несправедливые попытки сдерживания. 5 июля пресс-секретарь Организации по атомной энергии Ирана заявил, что пожар на прошлой неделе в Натанзе нанес «значительный ущерб» и «может замедлить разработку и производство передовых центрифуг в среднесрочной перспективе», но не помешает Тегерану продолжать развивать свою ядерную программу.
Как свидетельствуют недавние попытки кибератак на Израиль и США, Иран сейчас является более опытным в этой деятельности, чем во время израильской диверсионной кампании 2006-2012 годов, и может ответить серьезные кибератаками на Израиль и его союзников по всему региону. Если станет очевидным, что Израиль действительно нацелен на Иран, иранцы практически однозначно ответят такими же атаками на израильские объекты, которые будут восприниматься как пропорциональный ответ, но все же при этом оставаться достаточно ограниченными, чтобы спровоцировать региональную войну. От себя добавим, что без прямой поддержки со стороны США каких-то внятных боевых действиях Израиля против Ирана и о широкомасштабной войне говорить вообще излишне. Со стороны Ирана могут быть прежде всего проведены кибератаки против израильских посольств за пределами Ближнего Востока. Одновременно продолжающиеся акты израильского саботажа и ответные действия Ирана могут нанести окончательный удар по тому, что осталось от СВПД после выхода из него США в мае 2018 года. Израиль, возможно, пытается таким образом еще больше подорвать сохраняющуюся международную поддержку СВПД, провоцируя резкий иранский ответ в рамках формирования негативного общественного фона по растущему несоблюдению Тегераном своих ядерных обязательств и снижения уровня политической приверженности этим рамкам. В ближайшей перспективе Иран должен поддерживать свои торговые связи с Европой, Россией и Китаем, чтобы помочь сохранить свою обремененную санкциями экономику на плаву. Причем в случае с Китаем имеется ввиду практически согласованная сторонами 25-летняя сделка о всеобъемлющем сотрудничестве между Ираном и Китаем. В то время как критики возглавляемого Хасаном Роухани правительства описывают этот шаг как «секретное» соглашение, Роухани и его коллеги по правительству решительно выступили в его защиту. По данным ряда источников, «всеобъемлющее»  соглашение на 400 млрд долларов обсуждается с января 2016 года, когда председатель КНР Си Цзиньпин стал первым мировым лидером, посетившим Иран после подписания ядерной сделки (СВПД) между Тегераном и пятью постоянными членами Совета Безопасности ООН плюс ФРГ. В ходе исторического визита между двумя странами было подписано в общей сложности 17 соглашений о сотрудничестве в области энергетики, торговли, промышленности и торговли. В продолжение сделки 2016 года и Тегеран, и Пекин разрабатывали детали долгосрочного соглашения, которое теперь, по-видимому, будет реализовано через четыре года. Сообщается, что Тегеран 21 июня одобрил проект соглашения, а министр иностранных дел ИРИ Мохаммад Джавад Зариф впоследствии вступил в окончательные переговоры с Китаем. Представитель правительства Али Рабии подтвердил это 23 июня, заявив, что сделка была основана на «беспроигрышном подходе», который, по его словам, «предвещает долгосрочное сотрудничество».  Хотя Рабии не стал разглашать подробности, он сказал, что «признание культурных общностей, поощрение многосторонности, поддержка равных прав наций и настаивание на внутреннем развитии» являются частью предлагаемого договора.
По этой причине Тегеран использует тактику очень лимитированного нарушения СВПД острожными действиями, которые только размывают границы дозволенного, но не грубо нарушают само соглашение. Но если недавняя серия взрывов вблизи Тегерана действительно окажется началом более активной израильской кампании саботажа, Ирану придется все-таки кардинально решить, как максимально обезопасить свою ядерную программу от будущих атак, что может означать перенос его ядерной деятельности на закрытые военные объекты. Это чревато нарушением СВПД и усложнением доступа Международного агентства по атомной энергии к иранским ядерным объектам. 3 июля официальные лица ЕС заявили, что Иран запустил механизм урегулирования споров по СВПД из-за обеспокоенности отсутствием его выполнения другими подписавшими сторонами. Это действие может стать еще одним предвестником официального развала ядерной сделки.
При этом отметим, что еще одним последствием недавних взрывов на ядерном объекте в Натанзе и других стратегических объектах Ирана вызвали новую критику президента Хасана Роухани со стороны руководства КСИР. Заседание Высшего совета национальной безопасности Ирана в присутствии верховного лидера  аятоллы Али Хаменеи 5 июля превратилось в пятичасовую декларацию жалоб на действия Роухани. Утверждалось, что нападения произошли из-за того, что политика безопасности, которую исповедует президент, была слишком слабой. На защиту иранского президента встал только начальник Генштаба Вооруженных сил ИРИ генерал Мохаммад Хусейн Бакери, который всегда бдительно следит за тем, чтобы КСИР не брал слишком много прерогатив в ущерб регулярной армии. Необъяснимый инцидент в Натанзе, повлекший значительный ущерб, который мог повлиять на работу центрифуг завода, был не первым в своем роде за последние месяцы. Согласно нашим источникам, в мае произошел взрыв на ракетной базе Бидганех к юго-западу от Тегерана. Также были необъяснимые пожары на электростанции в Ахвазском районе и в клинике на севере столицы. Директор Организации по атомной энергии Ирана (ОАЭИ) Али Акбар Салехи заявил, что нападения были совершены посторонними лицами, намекая на Израиль, где глава Моссада Йоси Коэн недавно был вновь назначен на эту должность еще на шесть месяцев. Вообще этот вал внутренней критики в Иране заставляет взглянуть на все эти инциденты с другого угла. В том числе имеет право на жизнь и версия о том, что часть этих инцидентов, как минимум, является провокацией тех же КСИРовцев в рамках чисто внутривидовой борьбы. Если угодно, то некой попыткой КСИР максимально сгладить репутационный ущерб от инцидента с уничтожением его ПВО украинского гражданского лайнера. Сам президент Роухани находится под постоянным давлением с тех пор, как ультраконсерваторы выиграли парламентские выборы в феврале. Экономические трудности страны (предполагаемая бесхозяйственность регулярно осуждается консерваторами), а также системные недостатки в системе здравоохранения, которые были вскрыты во время разгара пандемии коронавируса в Иране, дают основания предсказывать на сегодня потенциальную победу клана, близкого к КСИР, на президентских выборах в следующем году.

62.4MB | MySQL:101 | 0,460sec