Израильские эксперты моделируют развитие событий в случае аннексии частей Западного берега р. Иордан. Часть 2

На прошлой неделе ведущий израильский аналитический центр Институт исследований национальной безопасности (INSS) в Тель-Авиве провел военную игру, имитирующую развитие событий (изложенных в первой части статьи), которое, по мнению его экспертов, последует за решением премьер-министра Израиля Биньямина Нетаньяху аннексировать части Западного берега р. Иордан[i].

Моделирование экспертами INSS ситуации показывает, что продвижение Израиля по пути аннексии почти сразу же приводит к серии эскалаций напряженности в израильско-палестинских отношениях и за их рамками. В ходе игры все большая потеря контроля над ситуацией побудила участников конфликта присоединиться к плану «квартета» ближневосточных посредников, включающего Россию. План заключается в приостановке, как аннексии, так и создания палестинского государства, возвращении к столу переговоров на основе «сделки века» Д.Трампа и Арабской мирной инициативы.

Решение Израиля принять предложение «квартета» о мирных переговорах объясняется опасениями того, что Иран воспользуется озабоченностью международного сообщества аннексией для дальнейшего нарушения своих обязательств по Совместному всеобъемлющему плану действий (СВПД от 2015 года), сдерживающего иранскую ядерную программу.

В целом мотивацию решений участников конфликта эксперты объясняют следующим образом.

Израильское правительство утверждает, что администрация Д.Трампа предоставила ему стратегическую возможность аннексировать области, считающиеся необходимыми для Израиля, и тем самым показывает миру, что есть районы, которые Израиль не уступит палестинцам ни при каких политических договоренностях. Это также должно доказать палестинцам, что время не на их стороне, и что они больше не имеют права вето на все потенциальные договоренности. Израиль добивается регионального и международного признания аннексии территорий, что называет «распространением суверенитета». После объявления об аннексии, правительство Израиля принимает стратегию, которая заключается в основном в сдерживании и быстром замирении палестинских районов, в которых, как ожидается, должны вспыхнуть волнения. Все это делается с акцентом на противодействии терроризму (и возможным провокациям со стороны еврейских поселенцев). Израильское правительство призывает к переговорам с палестинцами на основе плана Д.Трампа. Соответствующие израильские структуры стараются поддерживать стратегические и дипломатические отношения с Иорданией, Египтом и странами Персидского залива. Израиль положительно отреагировал на инициативу «квартета», но обусловил свое согласие тем, что ПНА немедленно вернется за стол переговоров и рассмотрит искренность своих намерений до сентября этого года.

Что касается Палестинской национальной администрации, то неспособность остановить аннексию, а также продолжающаяся, по мнению израильских экспертов, ее делигитимация, отчасти из-за продолжающегося политического тупика, побудили палестинское руководство искать новые возможности, которые позволили бы реализовать цель – создать независимое палестинское государство, признанное международным сообществом. Председатель ПНА М.Аббас принимает на вооружение метод Ясира Арафата хождения по краю, отменяя соглашения, не контролируя ситуацию, и отрываясь от Израиля, пытаясь cблизиться c ХАМАСом и «Палестинским исламским джихадом». Он намерен отыграть время до президентских выборов в США в ноябре 2020 года, надеясь на смену администрации в Вашингтоне. Таким образом, выбранный путь является невооруженным народным восстанием при сохранении разногласий с израильскими силами безопасности.

Однако инструментальный набор у ПНА оказывается ограниченным. Арабские страны, в частности, и международное сообщество, в целом, поддерживают Рамаллу больше на словах, чем на деле, и денежная помощь значительно сократилась. ПНА не контролирует милицию «Танзима» (военизированное молодежное крыло правящего на Западном берегу р. Иордан движения ФАТХ). ХАМАС, очевидно, идет на сотрудничество, но действует как двойной агент и подрывает власть ПНА на Западном берегу р. Иордан. Палестинская улица не отреагировала в масштабном или значительном смысле на призыв принять участие в народном восстании. М.Аббас понимает, что инициатива «квартета» – единственный способ сохранить свою актуальность; он положительно отвечает на предложение и готов принять инициативу Д.Трампа в качестве общих требований.

ХАМАС в секторе Газа стремится, подобно ПНА, торпедировать план аннексии и вычеркнуть «сделку века» Д.Трампа из международной повестки дня. Однако аннексия, будь то в виде намерения, и тем более, в случае ее реализации, дает ХАМАСу возможность улучшить свое положение на палестинской арене в качестве лидера сопротивления ввиду провала политического пути ПНА. ХАМАС не заинтересован в эскалации напряженности в секторе Газа, поскольку это нанесет ущерб полученным преимуществам благодаря соглашению с Израилем и денежным переводами из Катара. Однако вспышка насилия на Западном берегу р. Иордан позволит исламистскому движению позиционировать себя в качестве альтернативы ПНА и ФАТХу. Поэтому его руководство предпочитает поощрять и инициировать террористические акты и насилие на Западном берегу р. Иордан, продолжая при этом незначительные атаки из сектора Газа. В исламистском движении основываются на том, что Израиль не заинтересован в широкомасштабной военной кампании в Газе, и поэтому его ответ на нападения будет ограниченным.

С точки зрения Иордании, намерение Израиля аннексировать части Западного берега р. Иордан отражает его решение вступить в конфронтацию. Напряженность в королевстве не ослабла даже после того, как стало ясно, что Израиль не намерен аннексировать Иорданскую долину. Амман жизненно заинтересован в сохранении решения палестино-израильского конфликта на основе создания двух государств, а распад ПНА может возродить видение Иордании как альтернативного палестинского государства. В то же время иорданские власти заинтересованы в поддержании сотрудничества в области безопасности с Израилем, пусть даже в минимальном масштабе, к тому же королевство зависит от Израиля в плане поставок воды и энергии. Дестабилизация на Западном берегу р. Иордан может распространиться и на восточный берег реки Иордан.

Что касается Соединенных Штатов, то процесс израильской аннексии и сокращение ее масштабов было согласовано с Вашингтоном. Администрация Д.Трампа, которая ориентирована на президентскую избирательную кампанию, рассчитывает, что аннексия усилит поддержку действующего президента со стороны евангельских христиан в США и сохранит «сделку века» в качестве основы для израильско-палестинского политического процесса и для разработки регионального договора во главе с США, который включал бы страны Персидского залива, Египет, Иорданию и Израиль. Динамика игры, по мнению экспертов INSS, показала мощь лидерства США на Ближнем Востоке и актуальность плана Д.Трампа. Как и республиканская администрация, кандидат в президенты от Демократической партии США Джо Байден направил палестинцам послание, в котором в основном содержалась рекомендация избегать серьезной реакции на аннексию и ждать результатов президентских выборов.

Прагматичные арабские государства стремятся избежать того, чтобы их рассматривали как «предателей» палестинского дела, но они ограничены своей заинтересованностью в том, чтобы не допустить лобового столкновения с администрацией Д.Трампа и Израилем в условиях ухудшения ситуации в регионе и наличия Турции и Ирана, которые могут воспользоваться возможностью для усиления своих позиций в регионе. В ходе игры они пытались создать условия для возобновления израильско-палестинского политического процесса или, по крайней мере, приостановить израильскую аннексию и заморозить ситуацию до президентских выборов в США. В то же время они старались смягчить иорданскую оппозицию аннексии, требуя, чтобы Амман не слишком отклонялся от арабского коллектива. Все это было сделано незаметно, одновременно отслеживая внутренние и внешние реакции и события, а также приостанавливая публичные высказывания о нормализации отношений с Израилем. В то же время каналы стратегического взаимодействия между ними, Соединенными Штатами и Израилем оставались открытыми.

Международное сообщество как проводник решения о двух государствах, болезненно отреагировало на намерения Израиля аннексировать территории на Западном берегу р. Иордан. На различных международных форумах были высказаны осуждения, контакты и соглашения с Израилем были приостановлены, установлен более жесткий учет и маркирование товаров, произведенных в еврейских поселениях на Западном берегу р. Иордан, и более строгий подход в отношении невыполнения соглашений со сторонами в районах, аннексированных Израилем. Никто, кроме США, не признал суверенитет Израиля над аннексированными территориями, в то время как многие страны признали палестинское государство. Генеральный прокурор Международного уголовного суда (МУС) в Гааге заявил о наличии оснований полагать, что Израиль совершил военные преступления.

Эксперты INSS пришли к следующим выводам. В региональной и международной среде превалирует образ Израиля как «регионального хулигана», который не действует в рамках норм, международного права или по правилам игры, хотя и пользуется полной американской поддержкой. Динамика военной игры INSS показала, что, если Джо Байден будет избран президентом, он может отозвать признание США израильской аннексии и, возможно, отменить американское вето на антиизраильское решение. В этом случае отношения между Израилем и Демократической партией в США будут серьезно подорваны.

В ходе игры, чем больше возрастало насилие на израильско-палестинской арене, распространялось на сектор Газа и привело к ракетным обстрелам из южного Ливана (со стороны палестинских организаций), тем становилось очевиднее, что участники прямой конфронтации с Израилем и более широкого регионального круга не заинтересованы в эскалации конфликта. Они быстро приняли инициативу «квартета» в качестве выхода из круговорота насилия. ПНА, которая решительно отвергла план Д.Трампа, теперь приняла его в качестве основы для переговоров наряду с Арабской мирной инициативой. Правительство Израиля согласилось присоединиться к процессу, направленному на решение проблемы на основе создания двух государств.

Международное сообщество, которое считало, что план Д.Трампа не является законным, в ходе игры приняло его в качестве основы для переговоров по решению конфликта на основе двух государств, а прагматичные арабские государства, за исключением Иордании, выразили готовность проявить гибкость с их детальными требованиями в рамках Арабской инициативы. Администрация Д.Трампа получила признание своего плана и поэтому согласилась на широкую поддержку политического процесса со стороны «квартета».

Тем временем израильская общественность все меньше поддерживает аннексию, поскольку цена за нее стала более очевидной – международное осуждение и давление, более тяжелое бремя для экономики, которая и так уже находилась в кризисе, и эскалация насилия в палестинской среде и, возможно, даже в северной части страны. В отличие от политического тупика, в котором в основном обвиняли палестинцев, односторонняя аннексия Израиля, как выяснилось, приведет к тому, что Израиль будет рассматриваться как сторона, несущая исключительную ответственность за эскалацию насилия.

Палестинское руководство находится в серьезном стратегическом положении и даже выразило готовность предпринять шаги, которые могут привести к роспуску ПНА и «возврату ключей» Израилю. Экономический и эпидемиологический кризис в ПНА также затруднили ее функционирование. М.Аббас, несмотря на свой отказ вернуться за стол переговоров и противоположное поведение, понял, что теряет политический вес, как на внутренней, так и на международной арене. Предложение «квартета», по сути, стало для него спасательным кругом, и позиционировало ПНА как единственного представителя палестинского народа, к тому же увеличило шансы на возобновление помощи Запада и стран Персидского залива разваливающейся палестинской экономике.

Эксперты INSS отмечают, что за последнее десятилетие политика Израиля в сфере безопасности была сосредоточена на том, чтобы помешать прогрессу Ирана в развитии военного ядерного потенциала и его закреплению на северных рубежах. В то же время Израиль смог задвинуть палестинскую проблему на обочину региональной и международной повестки дня. Однако аннексия вернула палестинскую проблему в центр внимания. Иран использовал возобновившийся интерес к израильско-палестинскому конфликту (и кризису, вызванному коронавирусом) для продолжения нарушения своих обязательств по ядерному соглашению. В ходе игры президент США отклонил израильскую просьбу о нападении на ядерную инфраструктуру Ирана. Такой поворот событий, наряду с ростом насилия на палестинской арене, побудил Израиль присоединиться к предложению «квартета» заключить соглашение с палестинцами с целью сосредоточения на иранской проблеме.

Стало очевидным, что стратегию Израиля определяют именно тактические соображения. Эта тенденция была проиллюстрирована во время военной игры. Она показала, что процесс принятия решений в Израиле отражает краткосрочное мышление, которое не учитывает все прямые или косвенные последствия драматических шагов, которые меняют правила игры. В ходе моделирования ситуации выход из ловушки был найден, но эксперты сомневаются, что на практике такой выход окажется доступным и реализуемым.

[i] INSS War Game: The Annexation Trap and the Emergency Exit // INSS. 08.07.2020 — file:///C:/Users/user/Downloads/special-publication-080720.pdf

52.51MB | MySQL:104 | 0,316sec