К ситуации с отставкой правительства Судана

Правительство Судана подало в отставку в полном составе. Эту информацию, распространенную 7 июля порталом «Ат-Тайар», подтвердил офис премьер-министра Абдаллы Хамдока. Там уточнили, что новый обновленный состав кабинета министров будет обнародован позднее. По информации портала, многие министры сохранят свои портфели. Сменят, в частности, министров иностранных дел, сельского хозяйства, энергетики и горной промышленности, животноводства, транспорта и инфраструктуры.
Действующее правительство было приведено к присяге в начале сентября 2019 года, в мае этого года в нем были проведены некоторые перестановки.
29 июня премьер-министр страны Абдалла Хамдок выступил с обращением к народу, в котором пообещал важные решения в течение ближайших двух недель. 9 июля премьер-министр Судана Абдалла Хамдок принял отставку семи министров и уволил одного из них в преддверии масштабных министерских перестановок, о которых он планирует объявить в самое ближайшее время. На внеочередном заседании Кабинета министров  Хамдок заявил «о необходимости пересмотра деятельности правительства в ответ на требование миллионов суданцев, вышедших на улицу 30 июня 2020 года», говорится в заявлении, опубликованном Кабинетом министров после заседания. Он сообщил собравшимся, что суданский народ призвал «скорректировать ход революции и приспособить правительственную команду к новому этапу», говорится далее в заявлении. После чего все министры подали в отставку при формировании нового правительства. Премьер-министр принял отставку следующих министров: Асма Мохаммед Абдалла, министр иностранных дел, Ибрагим аль-Бадави, министр финансов и экономического планирования, Адель Али Ибрагим, министр энергетики и горнодобывающей промышленности, Исса Осман Шариф, министр сельского хозяйства и природных ресурсов, Хашим Тахир Шейх Таха, министр транспорта и инфраструктуры и Аллам Эддин Абдалла Абшер, министр животноводства.
«Премьер-министр принял решение освободить от должности министра здравоохранения доктора Акрама Али Элтома», — говорится далее в сообщении кабинета министров. Нынешняя перетасовка является классическим маневром по «выпуску пара» населения на фоне непопулярных мер в экономике и затягивающегося вопроса со снятием американских санкций. Этот процесс до сих пор официально заблокирован несколькими сенаторами. В частности, американский высокопоставленный член сенатского комитета по международным отношениям сенатор Боб Менендес блокирует сделку компенсации  на 300 млн долларов родственникам жертв терактов, которая в конечном итоге позволит Судану выйти из списка государств, которые спонсируют терроризм. Сенатор Менендес, как сообщается, хочет, чтобы жертвы взрывов, ставшие гражданами США, получили ту же компенсацию, что и граждане. В прошлом месяце Верховный суд США возобновил возможность взыскания с Судана штрафных требований в размере 4,3 млн долларов за взрывы в посольствах в Кении и Танзании. Американские суды привлекли Судан к ответственности за то, что в 1990-х годах он принимал у себя террористов «Аль-Каиды» (запрещена в России), совершивших эти нападения. Согласно заключенной сделке, семьи 12 американцев, убитых во время терактов, получат по 10 млн долларов каждый, в то время как иностранные жертвы получат по 800 000 долларов. В результате терактов в двух посольствах погиблиоколо 224 человека, более 4000 получили ранения. Переходное правительство Судана, пришедшее к власти после падения прежнего режима Омара аль-Башира, приложило немало усилий, чтобы убедить администрацию США исключить Судан из списка спонсоров террористов в связи со свержением  диктатора, ответственного за это злодеяние, продолжающимся сотрудничеством Судана с США в борьбе с международным терроризмом и хрупким переходом страны к демократии. Осложняет ситуацию тяжелое экономическое положение Судана из-за его изоляции от международных финансовых институтов и  отсутствия иностранных инвесторов, которые воздерживаются иметь дело с этой страной из-за позиции США. Достижение согласованной суммы компенсации оказалось непростой задачей, но Судан готов выполнить свои обязательства по этому соглашению. При этом эксперты полагают, что, несмотря на возражения Менендеса, соглашение между США и Суданом имеет двухпартийную поддержку в Конгрессе и рассматривается Сенатом, который, как ожидается, проголосует по этому вопросу в ближайшие дни. В конечном счете суданское правительство хочет, чтобы Конгресс принял резолюцию, которая восстановила бы его суверенный иммунитет, который был лишен из-за обвинения в поддержке терроризма. Однако неясно, как надвигающиеся выборы в США повлияют на рашение в Сенате, который в настоящее время находится под республиканским большинством.
30 июня министр информации Судана заявил, что правительство Хамдока за 24 часа до массовой демонстрации пообещало принять важные решения. Он упомянул о смене генерального директора полиции и его команды, которые подверглись критике за неспособность справиться с межобщинными столкновениями. Кроме того, среди ожидаемых решений были назначение губернаторов и кадровые перестановки в Кабинете министров. При этом отметим, что Хамдок не консультировался с «Силами за свободу и перемены», которые назначили министров, также и с Суверенным советом, а просто сообщил им об отставке министров. Премьер-министр далее поручил следующим должностным лицам управлять текущими делами в своих соответствующих министерствах до назначения новых министров: Омеру Геймеру Эльдину — Министерстве иностранных дел, Хебе Ахмеду Али — Министерстве финансов и экономического планирования, Хайри Абдель-Рахману — Министерствек энергетики и горнодобывающей промышленности, Абдель Гадиру Туркави — Министерстве сельского хозяйства и природных ресурсов, Хашиму Абу Науфу — Министерстве инфраструктуры и транспорта, Аделю Фараху Идрису — Министерстве животноводства, Саре Абдель Азим Хассанейн — Министерстве здравоохранения. При этом ключевой в данном случае является отставка министра экономического развития, которая произошла в силу его серьезных разногласий с премьером по вопросам продолжения мер жесткой экономии. Не случайно, что лидер  партии «Умма» Садик аль-Махди выразил опасения, что отставка аль-Бадави приведет к отказу от экономических реформ, инициированных им совместно с международными финансовыми институтами. Левые группы говорят, что он был уволен из-за своих планов по внедрению бесплатной или универсальной системы здравоохранения в стране. Неожиданный уход бывшего министра финансов и экономического планирования Судана вызвал вопросы о его переназначении, поскольку некоторые заговорили об отсутствии тесной координации и консультаций между ним и премьер-министром. Со своей стороны, аль-Махди сказал, что «среди революционных сил есть две политические тенденции, выступающие за различную экономическую политику: мечтатели и прозорливые». Вторая группа, по его словам, — это те, кто хочет реализовать жесткую политику Международного валютного фонда (МФМ), которой хочет следовать аль-Бадави. «Если будет подтверждено, что Минфин будет контролировать финансы, и если принятый подход будет соответствовать правилам экономики и гармоничному диалогу с международными экономическими и финансовыми институтами, (…) тогда я (…) попросил бы вас пересмотреть свою позицию», — сказал он, обращаясь к аль-Бадави. «При отсутствии этих основ я полностью соглашусь с вами, потому что тенденция сновидения разрушит национальную экономику», — сказал он далее. Аль-Бадави является членом партии «Умма» (партия торгового капитала всех уровней, что для Судана является существенным фактором), но партия бывшего премьер-министра аль-Махди не предлагала ему занять это министерство. С.аль-Махди был против партийных назначений в переходный кабинет технократов. Он напомнил, что левые силы дважды в прошлом выступали против экономических реформ, согласованных с международными финансовыми институтами в переходные периоды после падения военных режимов в 1964 и 1985 годах, что приводило к новым военным переворотам на фоне ухудшения экономических условий. С.аль-Махди не сказал, что будет делать его партия, если Хамдок выберет этот вариант, но в прошлом он дважды угрожал отозвать свою поддержку правительству Хамдока. Кроме того, ведущие члены партии «Умма» утверждали, что аль-Бадави  выразил свое разочарование по поводу отсутствия поддержки со стороны премьер-министра в отношении отказа военных передать управление своими экономическими фирмами его министерству. Этого требуют американцы и европейцы, но категорически против этого выступают ОАЭ и АРЕ, а премьер, скрепя сердце, вынужден это обстоятельство учитывать.
На этом фоне премьер пошел на очень спорные меры в расчете отвлечь внимание населения от более насущных экономических проблем. Имеется ввиду отмена законов об отступничестве и смягчение правил, разрешающих немусульманам употреблять алкоголь, что вряд ли окажет какое-либо реальное влияние на повседневную жизнь большинства граждан Судана. Этот шаг правительства в Хартуме был одобрен многими правозащитными группами, но другие утверждают, что эти изменения не имеют существенного значения для политики, принятой предыдущим режимом. В попытке избежать отмены исламских законов Судана, которые, несомненно, вызовут гнев суданской общественности и религиозных ученых, мусульманам все равно не разрешат пить алкоголь, а немусульмане не смогут продавать алкогольные напитки населению. Вместо этого немусульмане не будут привлечены к уголовной ответственности за производство местной алкогольной продукции, известной как «меррисса» и «арааги». Реальность такова, что, хотя по уставу дистилляция алкоголя была запрещена законом, южносуданские общины, в частности, в течение многих лет беспрепятственно производили эти традиционные напитки и потребляли их в частном порядке. Новый закон означает, что они больше не будут сталкиваться с угрозой судебного преследования. При режиме свергнутого президента Омара аль-Башира процветающий черный рынок поставлял нелегальные алкогольные напитки дипломатам, которым не мешали пить их  на частных приемах и в посольствах. По сей день черный рынок действует также для богатых суданских бизнесменов, которые могут использовать свои связи в дипломатических кругах для импорта международных марок алкогольных напитков. Наказание за употребление алкоголя останется неизменным для мусульман, которых традиционно пороли за нарушение закона. Такие порки никогда не производились публично, но проводились в пределах полицейских участков и судов. Однако новые законы поставят вне закона телесные наказания и порку немусульман. Наблюдатели совершенно серьезно отмечали, что по новым законам мусульмане, которые хотят пить алкоголь, могут использовать новый закон об отступничестве, чтобы отречься от ислама, выпить и вернуться обратно в лоно церкви, и все это с без угрозы судебного иска. Исламские законы, запрещающие употребление алкоголя, были введены в 1983 году, когда правительство во главе с Джафаром Нимейри символически вылило алкоголь в реку Нил. Тем не менее бары, управляемые в основном немусульманами, все еще были открыты при правительствах Садика аль-Махди и Омара аль-Башира, хотя рестораны и отели были вынуждены исключить алкогольные напитки из своего меню. Однако незаконная торговля продолжалась в хорошо известных заведениях в центре Хартума, которые часто игнорировались сотрудниками Службы безопасности при режиме аль-Башира.
Новое правительство Судана вынуждено пойти на радикальные изменения, чтобы угодить донорам, которые пообещали выделить в следующем году 1,8 млрд долларов на поддержку  больной суданской экономики. Министр юстиции  Насреддин Абдельбари заявил по государственному телевидению, что идет реформа правовой системы страны и все законы, нарушающие права человека в стране, будут отменены. Были также приняты другие законы, такие как уголовная ответственность за женское обрезание. Те, кто делает обрезание девочкам, будут приговорены к лишению свободы на срок до трех лет и штрафу. Больницы или другие учреждения также окажутся под угрозой закрытия, если это будет сделано на их территории. Более 85% суданских девочек подверглись самым суровым формам операции, которую многие ошибочно считают пропагандируемой исламом, в то время как другие рассматривают ее как средство чистоты и защиты целомудрия. Законы, запрещающие женское обрезание, фактически были включены в уставные книги с 1946 года, хотя они широко игнорировались. Национальный закон о детях 2009 года также пытался ограничить эту практику, а исламские ученые пытались пропагандировать менее суровую форму женского обрезания. Несмотря на внешнюю либеральность этих законов, многие эксперты полагают, что они носят косметический характер и являются ясным индикатором того, что переходное правительство пока не желает переходить к полностью светскому подходу и отказываться от исламского права. Хотя к такому шагу призывают многие левые партии, в том числе вооруженные группы, ведущие переговоры о мире с правительством, преобразование в светское государство еще не поставлено на карту. Кроме того, за исключением изменения закона об отступничестве, которое некоторые религиозные группы считают нарушением священного права, общественное мнение Судана, по-видимому, приветствует эти новые законы.

62.38MB | MySQL:101 | 0,641sec