О новом обострении в процессе ирано-американского противостояния

Первая половина июля был отмечена новым обострением ситуации на Ближнем Востоке, связанным с продолжающимся противостоянием между Ираном с одной стороны, Израилем и США с другой, принимающим все более опасные формы.  В связи с тем, что политика калечащих санкций экономического давления, проводимая американской администрацией с мая 2018 года, после одностороннего выхода США из ядерной сделки с Ираном, не оправдала возлагаемых на нее надежд и не привела к снижению региональной активности ИРИ и к ее капитуляции, Соединенные Штаты и Израиль перешли к диверсиям и террористической активности на собственно иранской территории. Со своей стороны Тегеран в качестве ответных мер перешел к прямому военно-техническому сотрудничеству с Сирией, что может серьезно осложнить и без того запутанную обстановку вокруг этой чрезвычайно важной в геополитическом отношении ближневосточной страны.

В конце июня — начале июля текущего года на территории ИРИ произошел ряд взрывов и пожаров на ряде промышленных объектов. 26 июня произошли взрыв и пожар на промышленном предприятии в Южном Тегеране. Многие эксперты считают данную фабрику предприятием оборонной промышленности по изготовлению ракет.   30 июня произошел взрыв в частной медицинской клинике, который привел к гибели 19 человек. 2 июля произошел пожар на знаменитом предприятии по обогащению урана в Натанзе. Два представителя ЦРУ, беседовавшие с журналистами газеты New York Times на условиях анонимности, отметили, что завод в Натанзе «был превращен в  руины» и понадобится не менее двух лет, чтобы вернуть ему прежнюю производительность. 11-12  июля произошли пожары в индустриальном комплексе Кавиан Фариман недалеко от Мешхеда (возгорание газохранилища) и на нефтехимическом заводе в Хузестане. Две последние диверсии были связаны с кибератаками. В то же время взрыв в Натанзе некоторые эксперты связывают с ракетными атаками. В связи с деликатным статусом заводов в Натанзе и Южном Тегеране иранские СМИ не раскрывают детали произошедших там чрезвычайных происшествий. Высший совет национальной безопасности (ВСНБ) Ирана объявил о том, что «причины происшествия в Натанзе будут аккуратно расследованы». Вечером 3 июля иранское информационное агентство IRNA опубликовало редакционную статью, в которой предостерегало врагов ИРИ от осуществления подобных акций. Персидская служба ВВС распространила информацию о том, что ответственность за взрыв взяла на себя оппозиционная группировка «Гепарды родины». Руководитель гражданской обороны Ирана бригадный генерал Голам Реза Джалали заявил в интервью государственному телевидению, что кибератака «обязательно получит ответ». Интересен был ответ израильской стороны. Министр обороны и «альтернативный премьер-министр» израильского правительства Бени Ганц весьма двусмысленно прокомментировал данную ситуацию. Он констатировал: «Иран нацелен на приобретение ядерного оружия. Мы не намерены ему это позволить». В то же время он отметил, что «Не все, что происходит в Иране, надо обязательно связывать с нами».

Атаку на предприятие по производство военных ракет надо связывать с обостренным беспокойством, которое вызывает в США и Израиле рост ракетного арсенала ИРИ и его технологическое совершенствование. В этой связи необходимо упомянуть недавний успешный пуск искусственного спутника. Спутник «Нур», летающий на высоте 440 километров и позволяющий иранцам отслеживать все перемещения американских и израильских войск в регионе, был запущен в конце апреля, в годовщину образования КСИР. Иранская космическая программа началась около 10 лет назад.  В феврале 2009 состоялся запуск первого иранского спутника  «Омид». В феврале 2015 года другой спутник «Фаджр» был запущен  на низкую околоземную орбиту. В июле 2017 года иранские специалисты запустили в космос несущую спутник ракету «Симург», достигающую гораздо большей высоты и способную нести больший груз.

В то же время в последние годы иранская космическая программа столкнулась со значительными сложностями. В 2019 году были зафиксированы провалы при запуске спутников «Пайам-э-дусти» и «Зафар-1» (последний в результате взрыва головной части) и пожар в Космическом центре имени Имама Хомейни. Нынешний пуск нового спутника «Нур» призван показать успехи ИРИ в аэрокосмической сфере, несмотря на экономический кризис, переживаемый страной в связи с падением мировых цен на нефть и падемией коронавируса. Некоторые эксперты убеждены в том, что предыдущие неудачи при запуске  спутников были вызваны диверсиями американских и израильских спецслужб.

Можно не сомневаться, что Тегеран не оставит без ответа данные враждебные действия. Один асимметричный ответ на действия США и Израиля уже произошел. 10-11 июля состоялся визит начальника Генштаба вооруженных сил Ирана Мохаммада Багери в Дамаск, где он провел встречи с президентом САР Башаром Асадом и министром обороны Али Абдуллой Айюбом. В ходе переговоров были достигнуты важные договоренности. Обращает на себя внимание, что переговоры вел начальник Генштаба, а не министр обороны ИРИ Амир Хатами. Это подчеркивает то, что вопросы, затронутые в ходе визита иранского военачальника, уже были согласованы заранее. Основным итогом поездки иранского генерала стали договоренности о поставке в Сирию иранских систем ПВО «Хордад-3» и направлении военного персонала, который будет их обслуживать и обучать сирийских коллег. Считается, что система ПВО «Хордад-3» скопирована с российской С-300 и адаптирован для иранских условий. В Сирии уже стоят поставленные Россией современные системы ПВО С-300, но они не защищают военное пространство этой арабской страны от налетов и ракетных обстрелов израильской авиации. Пока установки С-300 по договоренности с сирийцами обслуживает российский персонал, не получивший от своего руководства добро на подобные действия.

По мнению главного редактора газеты «Рай аль-Йаум» Абдельбари Атвана, договоренности, достигнутые между иранскими и сирийскими военными в Дамаске, должны служить следующим целям. Во-первых, снабдить Сирийскую Арабскую Армию современными средствами ПВО, так как российское командование не дает «зеленый свет» на использование С-300 против израильской авиации. Во-вторых, данные договоренности служат легитимации иранского военного присутствия в Сирии. Договор об охране сирийского воздушного пространства, заключенный с иранцами, делает присутствие их военных специалистов на территории САР законным с точки зрения международного права. В-третьих, это ответ американской дипломатии, стремившихся на протяжении последних месяцев побудить Башара Асада отказаться от альянса с Тегераном.  В начале июня США приняли т. н. «Акт Цезаря», вводящий новые санкции против сирийской экономики и препятствующий ее послевоенному восстановлению. При этом госсекретарь Майк Помпео и спецпредставитель Госдепартамента по Сирии Джеймс Джеффри обращались к президенту САР с предложением снятия санкций в обмен на отказ от военного союза с ИРИ и вывод из Сирии иранских прокси-групп. В-четвертых, это сигнал Турции, поддерживающей джихадистов в Идлибе. Тегеран дает правительству Р.Т.Эрдогана понять, что не прекратит поддержку сирийского союзника. Неизвестно, согласован ли был этот шаг иранцев и Дамаска с Россией. Ближайшее будущее покажет, насколько лоялен России сирийский союзник.

Диверсионная активность Израиля и США на территории ИРИ свидетельствует о начале нового опасного периода в ирано-израильском противостоянии. Если раньше эта необъявленная война происходила в Сирии и в Ливане, то сейчас она переместилась вглубь иранской территории. Если иранцы пойдут по тому же пути, и перенесут террористическую и диверсионную деятельность на территорию Израиля, то новый виток напряженности неминуем.

62.38MB | MySQL:101 | 0,492sec