Политический кризис в Мали заводит в тупик борьбу против джихадизма

Ситуация в Мали продолжает ухудшаться. На фоне неудач правительственных войск и поддерживающих их французских сил в борьбе против джихадистов в стране разразился возможно, тяжелейший политический кризис с момент событий 2012 – 13 гг., когда официальный Бамако фактически утратил контроль ситуации над значительной частью страны.

За последние дни столкновения между оппозицией и силами правопорядка в столице погибли по меньшей мере 11 и получили ранения 124 человека, был нанесен серьезный ущерб инфраструктуре, включая автозаправки, правительственные здания, в том числе штаб-квартиру парламента.

Ситуация в стране обострилась весной текущего года после того, как власти при проведении парламентских выборов допустили массовые нарушения. Это привело к созданию легального оппозиционного коалиционного «Движения 5 июня», добивающегося ухода занимающего с 2013 года пост президента Ибрагима Бубакара Кейты, в котором активном участие принимают и исламисты. Их лидером является проповедник Мухаммед Дикко.

Значительную часть протестующих составили недовольные неспособностью действующих властей побороть джихадистов.

В результате с июня столица Мали Бамако оказалась охвачена мощными протестами. Казалось, что в последние дни стороны смягчили отношение к происходящему – оппозиция уже не ставила условием прекращения протестов уход президента, настаивая на роспуске Конституционного суда, парламента, являвшихся оплотами главы государства и отставке премьер-министра Бубу Сиссе, который после весенних выборов депутатов так и не смог сформировать правительство. Однако глава государства согласился лишь на ротацию первого и выступления только усилились.

Ситуация грозит выйти из-под контроля и зайти в тупик. Более того – она чревата падением действующей власти в Мали и окончательным политическим распадом этой страны. Не случайно, что специальный посланник США по Сахелю Питер Фам открыто заявил, что «События в Бамако вызывают беспокойство». Правда, при этом он твердо уточнил: «О любых внеконституционных изменениях в правительстве не может быть и речи».

Вопрос состоит в том, хватит ли у Запада сил и возможностей сохранить влияние на ситуацию в данной стране?

Свою озабоченность (и одновременно признав неспособность разрешить ситуацию) выразили и лидеры других западных стран.

И все это происходит на фоне продолжающейся череды террористических актов. Так, 10 июля погибли по меньшей мере 40 солдат малийской армии, убитых из засады и гражданских лиц из этнической группы догонов в центре Мали.

Ранее, 6 июля при подрыве на мине в районе Кидаля на северо-востоке страны автомобиля конвоя миссии ООН МИНУСМА были ранены три миротворца.

День спустя джихадисты подвергли в том же районе минометному обстрелу Тессалит, военный лагерь сил ООН, Франции и Мали у алжирской границы, находящийся в 1500 км к северо-востоку от Бамако.

И хотя по официальным данным никто из находящихся там не пострадал, исламские радикалы дополнительно продемонстрировали, что международное сообщество вообще и Франция в частности весьма слабо контролирует Мали даже в пределах своих укрепленных баз.

Напомним, что ранее в результате январского обстрела 2020 года в Тессалите ранения получили 20 человек.

Важным моментом служит то, что именно отсюда, из района Кидаля, являющегося «вотчиной» туарегов, откуда в 2012 году началось восстание сторонников его независимости, салафитов и джихадистов, ознаменовавшего начало конфликта, фактически развалившего Мали.

При этом правительство Мали регулярно обвиняет туарегское Движение Азавада в несоблюдении своих обязательств по алжирским мирным соглашениям, подписанным в 2015 году, неуважении территориальной целостности страны и незаконных действиях бывших повстанцев.

Официальные власти страны отмечают, что после этого отсюда деятельность исламских радикалов распространилась далее на центр страны и соседние Буркина-Фасо и Нигер.

В данных условиях возникает угроза перезапуска проекта «независимого государства Азавад».

Заметим, что ситуация в Мали ухудшается уже и на юге, куда нестабильность распространилась с севера, а также в соседние Буркина-Фасо и Нигер, особенно район «трех границ» между ними.

Главным противником официальных властей Мали и иностранных сил, возглавляемых Францией, является запрещенная в России «Группа поддержки ислама и мусульман» (GSIM), возглавляемая Иядом аг Гали. Она была образована в марте 2017 года в результате объединения джихадистов, связанных с «Аль-Каидой в исламском Магрибе» (АКИМ), группой Мухтара Бельмухтара и радикального проповедника из народности фул (фульбе) Амаду Куфа.

На этот альянс приходится большинство террористических нападений в данной части Сахеля.

С GSIM пытается соперничать запрещенное в России «Исламское государство в Великой Сахаре», и менее известные джихадистские группы, использовавшие межобщинное насилие для вербовки новых членов в свои ряды.

По данным отдела по правам человека и защите Миссии ООН МИНУСМА, с начала года эти группы были ответственны за 105 массовых нарушений прав человека в районе Мопти, включая убийство 67 человек.

При этом борьба все больше носит характер межобщинной розни. Так, с 1 января по 21 июня 2020 года отдел по правам человека и защите Миссии ООО МИНУСМА зафиксировал 83 случая межобщинного насилия в районе Мопти (центральный Мали).

Ополченцы, принадлежащие к общине фульбе, были ответственны по меньшей мере за 71 из этих инцидентов, в результате которых погибли 210 человек, тогда как представители общины догонов совершили 12 ответных нападений, в результате которых погибли по меньшей мере 82 человека.

Все это сопровождалось похищениями людей, захватом и уничтожением имущества друг друга и добиванием остатков местной экономики.

Между тем, представители ООН неоднократно обвиняли сотрудников малийских Сил обороны и безопасности в массовых насилиях, в основном направленных против членов общины фульбе.

Причем только в этом году отдел по правам человека и защите Миссии ООН МИНУСМА выявил 230 внесудебных казней и расправ «без надлежащего судебного разбирательства или произвольных казней, совершенных «официалами» в центральных районах страны Мопти и Сегу».

Всего с начала года в Мали в результате террористического и межобщинного насилия погибли почти 700 человек.

Заметим, что в столь непростых условиях ООН и страны Запада своей реакцией все более затрудняют действия малийским силовикам и усугубляют политический кризис в стране, лишая официальный Бамако гибкости в диалоге с оппозицией.

Одной из причин нежелания ее слушать служит наличие в ее рядах исламистов. Однако вариантов поведения у официального Бамако остается немного – в условиях неспособности разгромить национальные группировки, выступающие под флагом джихадизма, тыл его стал еще более нестабильным.

Очевидно, что для достижения явного успеха в этой борьбе ему необходимо договариваться с менее радикальной оппозицией. В противном случае издержки и потери от игнорирования сложившейся патовой ситуации могут оказаться куда дороже, чем это может быть сейчас.

52.77MB | MySQL:104 | 0,343sec