Атаки объектов нефтегазовой инфраструктуры Саудовской Аравии: оперативный аспект

Активное использование необитаемых боевых комплексов в текущих военных конфликтах свидетельствует, что беспилотные технологии становятся трендом развития современных систем вооружений. Сегодня всё большее значение на поле боя играют беспилотные авиационные системы (БАС), тактика применения которых постоянно совершенствуется, а опыт боевого использования подвергается скрупулезному анализу. В этом отношении показателен пример атак объектов нефтегазового комплекса Саудовской Аравии в сентябре 2019 года, организация и результаты которых достаточно детально рассмотрены военными изданиями Запада.

Согласно докладу Генерального секретаря ООН Антониу Гутерриша от июня 2020 года средства БАС, применявшиеся для поражения объектов компании Saudi Aramco в 2019 году имеют «иранское происхождение». Если ООН для такого вывода потребовался почти год, то Западу «стало ясно», кто несет ответственность за нападения практически сразу после нанесения ударов. Ряд военных экспертов полагает, что имела место первая успешная, хотя и ограниченная по масштабу, атака средствами БАС. Она наглядно продемонстрировала очевидный потенциал подобных систем в военной области, чем и заслужила повышенное внимание специалистов.

 

Исходная обстановка и атаки саудовской территории

Как известно, в настоящее время Королевство Саудовская Аравия (КСА) и Исламская Республика Иран (ИРИ) превратились в региональных конкурентов. Оба государства стремятся стать доминирующей силой на Ближнем Востоке. Обычно конфликт между КСА и ИРИ ведется через посредников, однако в Йемене ситуация более сложная. В Йемене с 2015 года идет гражданская война между движением «Ансар Алла» (хоуситы) и правительством страны. Хоуситов поддерживает Иран. Саудовская Аравия с некоторыми странами из состава Совета сотрудничества арабских государств Персидского залива (Gulf Cooperation Council) и другими арабскими соседями вмешались в йеменское противостояние на стороне правительства. Оказываемая ими военная помощь имеет разную степень успеха.

Гражданская война в Йемене не ограничивается Йеменом. Фактически, силы хоуситов атакуют КСА уже довольно давно. Их арсенал в нижней части спектра состоит из минометов, артиллерии и противотанковых ракет. Согласно западным источникам, всё это вооружение использовалось против территории Саудовской Аравии. Хоуситы также применяли противокорабельные ракеты для поражения надводных целей у берегов Йемена и тактические баллистические ракеты (ТБР) «Бухан-2Н» (Bukhan-2H) против саудовских целей. Существует мнение, что эта TБР является разработкой хоуситов. Однако, западные военные называют её иранской модификацией «Скада». По их утверждению, хоуситы также модифицировали в конфигурацию TБР ЗУР советского комплекса ПВО С-75 «Двина» (по классификации НАТО SA-2). Кроме того, до войны Йемен приобрел значительное количество тактических ракет «Точка» (индекс по договору РСМД OTР-21), которые хоуситы также использовали для атак сил КСА. Согласно открытым источникам, недавно зафиксировано применение хоуситами 210-мм неуправляемых реактивных снарядов, и присутствуют некоторые признаки того, что у них есть доступ к их управляемым вариантам.

В 2019 году «Ансар Алла» изменило свою тактику атак саудовских целей. Нападениям хоуситов подверглась нефтегазовая инфраструктура КСА, а для достижения своих целей они использовали БАС. Беспилотники хоуситов 14 мая 2019 года нанесли удар по нефтепроводу Саудовской Аравии «Восток-Запад», также известному, как «Петролайн» (Petroline).

Трубопровод имеет длину 1200 км и протянулся от нефтяного месторождения Абкаик на востоке Саудовской Аравии до порта Янбу на Красном море. Его производительность составляет 5 млн баррелей нефти в сутки. Для КСА бесперебойная работа «Петролайн» означает возможность экспортировать нефть без риска иранского запрета в Персидском заливе или Ормузском проливе. «Петролайн» важен для Саудовской Аравии, и в настоящее время ведутся работы по увеличению его пропускной способности до 7 млн  баррелей нефти в сутки.

Очевидно, что трубопровод «Восток-Запад» представляет ключевую целью для Ирана. Хотя хоуситы и утверждали, что для атаки они использовали свои БПЛА «Касеф» (Qasef), по мнению европейских военных экспертов, фактически, это были иранские БАС «Абас-2» (Abas-2). Атака оказалась достаточно сложной, поскольку были поражены две точечные цели, обе насосные станции.

Следующая атака беспилотных систем произошла 17 августа 2019 года. Её целью стало нефтегазовое месторождение Шайба (Shaybah). Месторождение находится в Руб аль-Хали (Rub al Khali) на границе с эмиратом Абу-Даби в составе ОАЭ. Расстояние до цели составляет около 1000 км от ближайшей территории, контролируемой хоуситами. Месторождение Шайба было введено в эксплуатацию в 1998 году, содержит высокоценную аравийскую нефть марки Extra Light  и значительные залежи газа. Его суточная производительность оценивается в 1 млн баррелей.

В ходе нападения в общей сложности 10 БАС поразили установку по добыче природного газа, вызвав ограниченный пожар. Согласно саудовским источникам, впоследствии пожар был погашен. В то время правительство Саудовской Аравии называло Шайбу «жизненно важным объектом». Ключевым выводом экспертов сводится к тому, что 10 БАС атаковали один точечный критически важный объект. По ряду параметров этот удар имел признаки атаки роем.

Очередное нападение имело место ранним утром 14 сентября 2019 года. С авиабазы Ахваз (Ahvaz) в Юго-Западном Иране стартовали 18 БАС (позже СМИ описывали их, как три «низколетящие ракеты», или, если точнее, крылатые ракеты). В 04:00 по саудовскому времени они достигли своих целей в Абкаике (Abqaiq) и Хураисе (Khurais) в Восточной провинции Саудовской Аравии.

По некоторым оценкам, Абкаик является крупнейшим в мире заводом по переработке и стабилизации нефти. Он несет ответственность за переработку 50% саудовской нефти, особенно смеси Arabian Extra Light и Arabian Light, и, как говорят, на него приходится 7% мировых поставок нефти. Хурайс является вторым по величине нефтяным месторождением в Саудовской Аравии и добывает в сутки 1,5 млн баррелей.

Сами иранцы, являясь производителями нефти, точно представляли значение своих целей. После атаки добыча нефти в КСА сократилась на 50%, а в мире – на 5%, что первоначально привело к росту цен на нефть на 20%. Полностью производство в Абкаике и Хураисе удалось восстановить к началу октября 2019 года. Эти атаки оказали очевидное экономическое влияние на Саудовскую Аравию. Кроме того, они имели дополнительный эффект, поскольку, как утверждается, задержали приватизацию государственной нефтяной компании Saudi Aramco, которая стоила бы огромных денег саудовскому правительству.

Согласно европейским источникам, расследование обломков и другой анализ указывают на то, что БАС стартовали из Ахваза и использовали разные маршруты для выхода к двум целям в КСА. Организаторами акции предполагалось, что такая организация налета позволит замаскировать участие ИРИ в операции (после атаки хоуситы взяли на себя ответственность). Кроме того, использование разных путей подлета ограничивало возможности обнаружения и перехвата БАС саудовскими средствами ПВО. Специалисты США классифицировали системы, использовавшиеся при атаке, как иранский БПЛА IRN-05, также известный как «Шахид-123» (Shaed-123).

 

Оценка событий

Согласно западным публикациям, изучение захваченного иранского оборудования и обломков сбитых беспилотных аппаратов показало, что в своих программах БАС Иран не использует самые современные системы и компоненты. Некоторые из таких систем изготовлены на месте. Другие либо производятся в коммерческих целях для открытой продажи (offthe-shelf), либо являются продуктом военного класса из Китая. Иначе, захваченные иранские БАС не относятся к изделиям высшего уровня сложности.

Тем не менее, нападение на месторождение Шайба в августе, а также атаки Абкаика и Хураиса в сентябре 2019 года свидетельствуют, что иранским военным удалось увеличить дальность действия своих БАС (например, расстояние от Ахваза до Абкаика / Хурайса составляет более 800 км). Они также продемонстрировали эффективность навигационного обеспечения и возможности точного прицеливания. Кроме того, очевидно, что для атаки точечной высокоценной цели Иран способен задействовать до 10 аппаратов и добиться желаемого результата с помощью технологий, которые далеки от мирового уровня.

При рассмотрении этих атак также важно понимать, что они взаимоувязаны. Нападения хоуситов («вдохновленных», как считается, Ираном) на нефтяную инфраструктуру и другие ценные объекты призваны продемонстрировать, что затраты на вмешательство в гражданскую войну в Йемене для Саудовской Аравии могут оказаться слишком высокими. Атака Абкаика и Хураиса продолжает эту стратегию, но она также предназначена для того, чтобы послать американскому правительству сообщение о военном потенциале Ирана, экономической уязвимости союзников США в регионе и способности ИРИ манипулировать ценами на нефть. Примечателен также иранский расчет на то, что Саудовская Аравия не отомстит, а США в этот момент не станут прибегать к каким-либо военным вариантам действий. Как выяснилось, иранские рассуждения по этому поводу оставались верными как минимум до января 2020 года, когда США приняли активные ответные меры против ИРИ, убив генерала Касема Сулеймани.

При оценке ударов, нанесенных по Шайбе и Хураису, западные аналитики приходят к выводу о том, что, с высокой вероятностью, пока иранцы не могут атаковать цель более чем 10 БАС. Когда же представляется применение роя, ожидается значительно большее количестве БАС, атакующих высокоценную цель. Закономерность проста: чем больше БАС используется в атаке, тем выше урон и тем больше времени потребуется для ремонта и восстановления.

С военной точки зрения, элементы нефтегазовой инфраструктуры КСА представляют для иранских БАС очевидный вариант целей. Самой большой проблемой при их выборе стало бы  огромное количество объектов, достойных нападения (в любом случае Абкаик и Хурайс находятся в верхней части любого подобного списка объектов).

Другой вариант целей, изучаемый хоуситами, или иранцами в Саудовской Аравии и ОАЭ – это аэропорты. Прерывание работы крупного международного узла авиасообщений является довольно привлекательным вариантом нападения. Такая атака приводит к серьезным нарушениям, и поскольку она имеет международные последствия, её нельзя скрыть и/или свести к минимуму. Исходные данные для целеуказания легко получить, и нетрудно представить последствия удара, нанесенного, например, по расположению топливных баков аэропорта.

Другая возможность воздействия на противника возникает от простого присутствия некоторого количества БАС вблизи его крупного аэропорта. По мнению специалистов, в таком случает, даже нет необходимости наносить кинетический удар. Просто следует там быть. Примером подобных обстоятельств, может служить второй лондонский аэропорт Гатвик в период между 19 и 21 декабря 2018 года. Наблюдения БАС в его окрестностях привели к отмене сотен и затронули в общей сложности 1000 авиарейсов. Соответственно, планы поездок 140 тыс. человек были нарушены.

 

Таким образом, вполне очевидно, что атака нефтегазовых объектов КСА может рассматриваться, как первый случай боевого применения тактики роя беспилотных авиационных систем. Достигнутый региональный и глобальный эффект без сомнения возьмут на заметку как военными специалистами регулярных армий, так и прочих вооруженных формирований по всему миру. Очевидно, что тактические, оперативные и стратегические масштабы применения БАС в военной области будут только нарастать. Всё это означает, что в современных условиях планирование боя и военных действий, в частности миссии ПВО, расширяются по размаху, характеру целей и по сложности.

52.5MB | MySQL:104 | 0,321sec