Ливия: о вероятности наземной операции египетской армии в интересах ЛНА

Заявления президента АРЕ Абдель Фаттаха ас-Сиси относительно ситуации в Ливии последовательно росли в части воинственности и декларации решимости к военному вмешательству в ливийскую междоусобицу практически, прямо пропорционально тому, как нарастало турецкое присутствие в Триполитании и все хуже шли дела у ЛНА, вынужденной, в итоге, оставить Триполитанию. Как минимум, в двух случаях, А.Ф.ас-Сиси пообещал ввести египетскую армию в Ливию, еще до кульминации представительного момента, всех этих визитов ливийских старейшин и вождей племенных объединений и отдельных племен, а также, еще ранее, самого Халифы Хафтара и главы парламента в Тобруке Акилы Салеха Иссы.  Затем ввод войск начал обрастать многочисленными «если» и «в случае», к его легитимации был подключен уже местный парламент, что, конечно же, выглядело для специалистов, знакомых с реалиями Египта, если не забавно, то вполне театрально. В самом деле, А.Ф.ас-Сиси спокойно обошелся бы и без авторизации парламента и все происходящее, откровенно стало напоминать попытку затянуть время.  Так действительно ли Египет готов задействовать свою армию в ливийском конфликте? Эту возможность исключает ливийский политолог, Рашид Хашана, который в интервью агентству France 24 посчитал, что «эти заявления не превышают простые обещания».

Для ответа на это вопрос нужно, прежде всего, исходить из его военной и политической составляющих. С чисто военной точки зрения, задачей возможного участия египетского военного контингента должно быть, во всяком случае, на это неоднократно намекалось, сохранение текущего «статуса-кво» на линии противостояния Сирт – Аль-Джуфра. Ни о каком разгроме противостоящей группировки сил ПНС и турецких советников речь не шла, также как и о возобновлении наступления на западе Ливии. Требуется ли для выполнения этой задачи, с учетом удаленности потенциального театра военных действий от, собственно, египетской границы, столько сухопутных сил и средств, танковых и механизированных частей, сколько было собрано в Сиди-Баррани и предъявлено СМИ?  Напомним, что на пике египетских усилий, там оказалось почти армейская группировка, а с учетом сил, привлекаемых на учения в этом районе, войск было собрано столько, что с ними спокойно можно пройти за 7-10 дней всю Ливию, с учетом нынешнего ее состояния, и выйти в границам Туниса и Алжира. Что, кстати, совершенно справедливо, было отмечено в Генеральном штабе ННА Алжира, и отражено в соответствующих действиях алжирских и тунисских военных. В действительности, для сдерживания ПНС на линии нынешнего противостояния, египтяне вполне могут обойтись отправкой в Ливию 3-4 артиллерийских дивизионов, средств разведки, РЭБ и тылового обеспечения и ограничится задействованием армейской и фронтовой авиации, которая может быть переброшена на восточные ливийские авиабазы: Лабрак и Бенину.  На морском направлении ВМС Египта без особых усилий могут справится с задачей охраны побережья Киренаики и обеспечения доставки грузов и экспорта нефти из портов Рас-Лануфа, Бреги, Адждабии, Бенгази и Тобрука.

Ввод же обозначенного количества войск неизбежно породит перед египетским командованием массу проблем: от снабжения их топливом и продовольствием, до эвакуации больных и раненных, размещения военнослужащих, решения задач по боевому управлению, организации разведки и связи, взаимодействия с силами ЛНА (что, в действительности, если и вообще, хоть раз отрабатывалось, то только на штабных картах). Все предыдущие подобные опыты, назовем это «египетского военного миротворчества», а это, чаще всего, имело место в Йемене, в разные периоды времени, начиная с 1960-х гг., заканчивались неудачно: имели место и потери, и многочисленные проблемы с управлением и ведением боевых и разного рода, обеспечивающих действий.

Разумеется, у египетских генералов, как и у всех им подобных, велик соблазн устроить «небольшую войну» и проверить в деле свои нынешние технические возможности и способности подчиненных. Но, в случае с Ливией, есть две проблемы. Действовать египтянам придется не против йеменских ополченцев, к слову, весьма способных бойцов, а против вооруженных сил Турции, страны НАТО, чей боевой опыт и уровень подготовки не уступают, а, по некоторым аспектам, и превосходят египетский. Да и отряды ПНС, за последнее время, значительно укрепившие собственный потенциал и уровень оснащения не будут «мальчиками для битья».

Кроме этих соображений, а также того, что на стороне ПНС и Турции выступит Италия, заведомо антиегипетскую позицию займут Алжир и Тунис, свою роль в сдерживании военных амбиций Каира может сыграть и Катар, располагающий для этого собственными финансовыми и политическими рычагами.  Помимо этого, сами ливийцы, в силу особенностей исторического соседства в Египтом, вряд ли станут долго терпеть его военных на своей территории, при всех своих собственных разногласиях,  а также позволить египтянам, которые всю жизнь ездили и ездят в Ливию на заработки, разъезжать по ней на танках, это, знаете ли, будет посильнее, чем вся пропаганда о турецкой оккупации.

Говоря по простому, делает вывод Р.Хашана, «тот, кто хочет вмешаться, не собирает племена и обращается к ним, а делает это напрямую», здесь эксперт ссылается на выступление А.Ф.ас-Сиси в прошлый четверг перед старейшинами ливийских племен, в котором он обратился к ним со словами: «Мы не будем вмешиваться (в Ливии), кроме как по вашей просьбе (ливийцев), и мы, если и сделаем это, то по вашей просьбе».

По мнению политолога «А.Ф.ас-Сиси сможет вмешаться только по получении «зеленого света» от Соединенных Штатов и НАТО, даже если Россия поддержит его военные планы, одно это не подвигнет его на ввод войск, потому что он не может подчиниться давлению Москвы в этом отношении за счет его близких отношений с Вашингтоном. Обращает внимание Р.Хашана и на то, что до сих пор Соединенные Штаты подходят к ливийскому досье сообразно позиции Анкары. Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган объявил, что согласился со своим американским коллегой, Дональдом Трампом «работать более тесно», чтобы найти решение конфликта в Ливии.

Египет, по мнению ливийского политолога, «не готов открыть дополнительный фронт помимо эфиопского с его проблемой плотины», поскольку Ливия — «это достаточно сложный файл и ситуации может принять другие масштабы», если все будет продолжаться так, как есть.

Касаясь реальных интересов Египта и Турции, которые пересекаются в Ливии, то, «первым бенефициаром продолжения ливийского кризиса является Турция», — считает Рашид Хашана. Но, у Египта также есть свои экономические интересы в этой стране: «он берет ливийское топливо по льготным ценам, и у него много рабочих в соседней стране, и он будет косвенно извлекать выгоду из ее реконструкции, когда кризис закончится. Эти две страны пересекаются в точке экономических интересов на ливийских землях, и Турция является той, которая приносит наибольшую пользу в настоящее время», но идеологическое измерение в этом египетско-турецком конфликте на ливийской территории также остается сильным.

По словам Рашида Хашаны, «египетский режим не заинтересован в том, чтобы увидеть появление режима «Братьев – мусульман» в соседней стране, учитывая ту борьбу, которую он вел против носителей этой идеологии с тех пор, как ас-Сиси пришел к власти». Но достаточен ли это фактор сам по себе для военной интервенции в Ливию? По нашему мнению, нет. Во-первых, «Братья-мусульмане» в самом Египте понесли серьезный урон и, хотя и пользуются определенной поддержкой у части населения, не настолько сильны и организованы, чтобы снова бросить вызов власти, даже если вдруг, в Ливии они одержит верх. И потом, каким образом это произойдет? Даже, если предположить такой гипотетический сценарий, у ливийских «Братьев-мусульман» будет полно своих проблем, кроме того, чтобы идти и помогать коллегам в Египте. Демонизация этого движения и тот жупел, который из него сделан, несоизмерим с его реальным влиянием на ситуацию в большинстве стран, где оно так, или иначе, представлено.

Наземная операция ВС АРЕ  в Ливии в масштабах, озвученных А.Ф.ас-Сиси, по нашей оценке, нереальна и останется проекцией угрозы. Хотя мы не исключаем разовые акции египетских ВВС и разного рода «демонстрации мускулов» на суше и в воздухе. Что касается моря, то на нем, в силу специфики региона и особенностей ведения боевых действий, стороны, и египетская в том числе, будут вести себя, как это странно не показалось бы, особенно осмотрительно. Грань, отделяющая нынешнее прокси-противостояние в Ливии амбиций, притязаний, заказных действий, и восстановления хозяйственно-экономических связей от очень опасного, непредсказуемого и способного вовлечь в себя добрую треть средиземноморских держав, конфликта, на море, особенно тонка и ощутима.

Очередной и, увы, не последней индикацией степени напряженности и готовности к войне в Средиземном море являются, на этот раз, действия Греции, которая 22 июля разместила военные корабли в Эгейском море, на следующий день после того, как Министерство иностранных дел во главе с Никосом Дундасом направило в Анкару письмо с отказом и протестом против заявления турецких властей направить буровое судно для проведения геологоразведочных работ на шельфе к югу от острова Кастелоризо. В греческой ноте говорится, что Турция должна прекратить «свою незаконную деятельность, которая нарушает права и суверенитет Греции, подрывая мир и стабильность в регионе». Естественно, что турки, скорее всего, оставят данную ноту без внимания.

62.57MB | MySQL:101 | 0,502sec