К вопросу о современной политике Турции в Ливии. Часть 3

Турецкая Республика, на исходе второго десятилетия правления Реджепа Тайипа Эрдогана и его Партии справедливости и развития (ПСР), перешла к активным действиям на международной арене, с использованием инструментов жесткой силы. Эти действия лежат полностью в русле курса нынешнего турецкого руководства на создание исламского экспансионистского государства, являющегося правопреемником Османской Империи. Наиболее оппозиционно по отношению к ПСР и Р.Т.Эрдогану политологи, в массе своей – за рубежом, оценивают, что Турцию ведут к провозглашению Халифата, упраздненного в Турции в 1924 году.

Продолжаем анализировать книгу, которая вышла под заголовком: «Ливийский кризис: политика региональных и глобальных акторов».

Это – первое столь солидное издание по ливийской проблематике, изданное Фондом политических, экономических и социальных исследований Турции (SETAV). Как всегда, в случае Фонда, мы имеем делом с плодом авторского труда, написанного по, пожалуй, самой животрепещущей турецкой теме коллективом серьезных экспертов, в прошлом или даже в настоящем действующих политиков и бюрократов.

Продолжаем анализ первой главы книги, которая озаглавлена как «Ливийский кризис: откуда и куда?». И, в частности, материала под заголовком – «Турецкая инициатива в Ливии и изменяющиеся балансы».

Напомним, что мы остановились на разделе, посвященном турецкой политике в Ливии. Лейтмотивом этой политики (сильно, кстати, смахивающей на политику Российской Федерации в САР – В.К.) является то, что Турция воюет на стороне законного, международно признанного правительства Фаиза Сарраджа.

С Правительством национального согласия Фаиза Сарраджа Турция подписала 27 ноября 2019 года два Меморандума о взаимопонимании, касающиеся разделения исключительных экономических зон между Турцией и Ливией, а также о военно-техническом сотрудничестве. При этом, подразумевается, что Правительство национального согласия является законным представителем Ливийского государства. И имеется в виду, что Турция приложит все усилия, чтобы Правительство Фаиза Сарраджа осталось бы у власти.

На самом деле, если так можно выразиться, то Меморандум, подписанный в сфере сотрудничества, является своего рода «открытым кодом»: в том смысле, что он – столь широк и гибок, что к нему можно «приладить» практически любое направление военно-политического и военно-технического сотрудничества между Турцией и ПНС, включая, но не ограничиваясь: совместные учения и подготовку, безопасность и технологические исследования, обмен информацией и опытом и т.д.

Не будем углубляться в подробности того, почему эти турецко-ливийские документы должны быть международно признаны. Хотя некоторый объем раздела автор уделяется именно вопросу того, почему международное сообщество должно принять подписанные документы, как имеющие законную силу. Несмотря на наличие в стране двух центров власти.

Причем, что характерно: процитируем турецкого автора относительно цели подписанного соглашения: «Целью Турции в подписании этих меморандумов и соглашений не является война, а оказание помощи законному правительству и создание условий для политического урегулирования».

Как отмечается автором, заключение соглашений между Турцией и Ливией (заметим, что именно так: автор материала не пишет того, что соглашение было подписано между Турцией и Правительством национального согласия, а пишется именно про то, что соглашение подписано с Ливией – В.К.) вызвало обеспокоенность в ряде стран, которые даже предприняли попытку по тому, что внести раздрай в турецко-ливийские отношения. Впрочем, турецким автором постоянно указывается, что целью для Турции не является столкновение с силами, которые поддерживают режим Хафтара. Эти силы, поддерживающие «путчиста Хафтара», перечисляются в турецком издании следующим образом: Франция, Египет, Саудовская Аравия, ОАЭ и Россия.

Далее автором противопоставляются роли Турции в ливийском процессе (роль — балансирующая и создающая условия для мирного урегулирования) и третьими странами, включая Россию, ОАЭ, КСА и Египет, отправляющих на войну своих наемников.

Здесь, разумеется, упоминается ЧВК «Вагнер», которая приобрела в Турции широкую известность. В определенном смысле, эта ЧВК стала не только ещё одним символом России в Турции, но и собирательным названием для частных и, разумеется, деструктивных военных компаний, за спинами которых прячутся иностранные государства.

Разумеется, турецко-ливийские отношения, помимо (определенной, но не стоит её преувеличивать – В.К.) самоценности, имеют для Турции и большее значение, в контексте событий, происходящих в Восточном Средиземноморье. Именно разбору этого контекста и посвящен следующий раздел статьи.

Как отмечается турецким автором, подписанные между Турцией и ПНС два Меморандума о взаимопонимании имеют эффект, который продлится десятилетиями (!). Через подписание этих документов, Турция взяла под свою защиту свои национальные интересы в Восточном Средиземноморье. Целью этого соглашения является устранение «незаконности», допускаемой со стороны зарубежных стран.

При этом в регионе сформировалась новая географическая линия столкновения сил и интересов: начиная от Сирии к Кипру и оттуда в Ливию.

В числе тех, кто оказался в противоположном, по отношению к Турции и НПС, лагере, автор упоминает Грецию и Республику Кипр, которые находят поддержку со стороны США и ЕС и исповедуют максималистский подход в вопросе раздела месторождений Восточного Средиземноморья.

Тем самым – то есть своим вмешательством в происходящие в Ливии события, как указывается изданием, удалось избежать ещё одной крупной для Турции потери. И здесь автор вспоминает о Парижском мирном договоре 1947 года, когда 12 островов в Эгейском море были переданы Италией не Турции, но Греции. И складывается, к примеру, такая ситуация, что теперь тот же Израиль по поводу транспортировки своего газа в Европу должен договариваться с Анкарой.

Заметим ещё одно обстоятельство, на которое практически не обратили внимание в России. Первый намаз в Святой Софии был назначен на 24 июля – как на юбилей подписания соглашения в Лозанне (24 июля 1923 года). Следовало ожидать, что в ходе этого пятничного намаза президент Р.Т.Эрдоган заявит о том, что Лозаннский договор – несправедлив и оспорит его. Все приготовления и вся подводка вели к этому. Однако, в последний момент турецкий лидер отказался от своих планов. Но, подчеркнем, не следует ожидать, что он с этими планами расстался. Речь идет о том, что он посчитал, все же, нецелесообразным с такими заявлениями выступать именно 24 июля 2020 года. Просто речь идет о переносе замысла, но замысел, как таковой, уже проявил себя. Совершенно очевидно, что турецкая власть «приоткрылась» для наблюдателей в плане своего конечного замысла.

Если кратко сформулировать турецкую позицию по Ливии и по Восточному Средиземноморью, что речь идет о том, что Ливия является морским соседом Турциипограничным для Турции государством.

И этот подход, как указывается турецким автором, отражает глубокую историческую связь между Турцией и Ливией. Какой бы мелочью читателям, не являющимся юристами, специализирующимися на Морском праве, это не казалось, но формулировка о том, что берега Турции и Ливии являются противоположными по отношению друг к другу, с юридической точки зрения, является определяющей.

Как указывается турецким автором, этот подход Турции обеспечивает защиту интересов турецкого и ливийского народов. И даже более того: от этого соглашения, как пишется турецким автором, могут выиграть и Египет, и Израиль. Если говорить о выгодах Ливии, то, как пишет турецкий автор, страна получила для себя морскую территорию площадью в 16,7 тыс. кв. км.

Вообще говоря, упоминаемое выше соглашение (а, точнее, Меморандум – В.К.) стало первым, заключенным Турцией с прибрежным государством о разделении исключительных экономических зон и сорвало, как пишется турецким автором, планы Греции и так называемой Греческой администрации Южного Кипра, поддерживаемые со стороны ЕС по тому, чтобы имплементировать так называемую Севильскую карту. По ней, как упоминается турецким автором, Турция лишалась бы 41 тыс. кв. км своих законных морских территорий.

Заметим ещё одно любопытное обстоятельство: автор говорит о том, что присутствие Турции в Ливии и в Восточном Средиземноморье, обеспечивает мир и стабильность региону и должно рассматриваться в качестве возможности как для региональных, так и для глобальных игроков. При этом, целый ряд стран, с тем, чтобы не выпасть из ливийского процесса, как пишет турецкий автор, теперь вынуждены работать с Турцией. В число этих стран им были включены такие, как: Франция, Германия и Италия.

В чем важность Ливии для европейских стран? – Турецкий автор прямо говорит о том, что с территории Ливии в Европу экспортируются природный газ, нефть и беженцы. Отсюда проистекает «жизненная важность» ливийских событий для европейских стран. Таким образом, оказание поддержки действиям Турции в стране, как заключается турецким автором, находится в русле интересов европейских стран. Поскольку оно стабилизирует ситуацию в стране.

С другой стороны, в издании говорится о деятельности российских военных компании в Ливии. Чье вмешательство в ливийские дела и поддержка Халифы Хафтара, как отмечается в издании, не достигнет успеха после того, как в процесс включилась Турция.

Здесь автор приводит высказывание командира Африканского командования США Стивена Таунсенда. Процитируем высказывание высокопоставленного американского военного:

«Ровно также, как и в Сирии, Россия пытается нарастить свое военное присутствие в Африке. Россия, на протяжении долгого времени, отрицала свое любое вмешательство в ливийские столкновения, однако больше отрицаний – нет. Мы, шаг за шагом, наблюдали за тем, как Россия направляет туда свои самолеты четвертого поколения. Без поддержки российского государства, как Ливийская национальная армия (силы Хафтара – В.К.), так и частные военные компании, — не в состоянии вооружить и использовать эти самолеты. Мир слышал объявление Хафтара о том, что он проведет воздушную операцию. Обращает на себя внимание то, что Россия, после Сирии, пытается и в Ливии изменить баланс в собственную пользу через бомбардировки ливийцев своими наемными пилотами и через использование российских самолетов».

Более того, в том же самом выступлении американского генерала, как отмечается турецким изданием, пишется и о том, что Россия представляет собой угрозу интересам США и Европы в Восточном Средиземноморье. Рассмотрев всю эту систему уравнений, как отмечается турецким автором, Турция наметила для себя добиться единства взглядов по Ливии именно с США. Но, с другой стороны, попыталась убедить и Россию. В конце концов, по словам турецкого издания, энергетический и политический баланс в Восточном Средиземноморье может быть достигнут лишь с участием США, России, ЕС, Египта и Израиля.

Заметим то характерное обстоятельство, что турецкая внешняя политика, не стесняясь, когда надо, использует Россию в качестве своего рода «страшилки» против Запада, при этом пытаясь работать с самой Россией и строя с ней диалог. Как происходит в случае рассматриваемой нами Ливии, где Московский и Берлинский форматы урегулирования были созданы при непосредственном участии российской стороны, которая пошла на откровенную уступку в сторону Анкары. Но, что характерно, это сопровождал медийный фон, исходящий от Турции, про ЧВК «Вагнер» и использование наемников для поддержки путчистов и свержения законного правительства.

Именно конференции в Берлине посвящен следующий раздел статьи.

Что характерно, как указывается турецким автором, именно турецкое присутствие в Ливии собрало участников Берлинской конференции вместе, с целью поиска путей политического урегулирования. Просто потому, что военное присутствие Турции в Ливии придало конфликту характер невозможности решения вопроса силой. Турция приложила большие дипломатические усилия, в ходе Берлинской конференции и после неё, с тем, чтобы превратить режим прекращения огня в устойчивый мир.

Переговоры в Берлине предусматривали формат 5+5, то есть представительство по пять человек с каждой стороны противостояния – представителей Фаиза Сарраджа и Халифы Хафтара. Следующие переговоры состоялись в Женеве в период с 3 по 8 февраля 2020 года, однако, как отмечает турецкое издание, по причине «агрессивной политики» Х. Хафтара, они не привели ни к результату.

И, наконец, завершающая часть материала озаглавлена как «Изменяющиеся балансы после (подписания) соглашения между Турцией и Ливией».

Как пишется турецким автором, Меморандумы о взаимопонимании, подписанные между Турцией и Ливией, самым серьезным образом, изменили балансы сил в ходе ливийского противостояния.

Одномоментно, Правительство национального согласия, с помощью Турции, добилось операционного превосходства и превосходства в воздухе.

В частности, в апреле месяце 2020 года ПНС удалось установить контроль над такими населенными пунктами, как Сабрата и Сурман. Более того, как указывается турецким автором, невзирая на поддержку оружием и боеприпасами, которую Россия оказывает Халифе Хафтару, ПНС удалось установить контроль над авиационной базой Аль-Ватия. Заметим, что эта авиабаза имеет немалое значение с логистической, а говоря шире – и со стратегической точек зрения. В ходе взятия этой авиабазы, как специально подчеркивается турецким автором, БПЛА, используемым со стороны ПНС (на самом деле, со стороны Турции – В.К.), удалось уничтожить множество систем «Панцирь» российского производства. За этим последовала зачистка территории, выполненная со стороны Ливийской армии, находящейся в подчинении ПНС.

5 июня от сил Х. Хафтара был очищен город Тархуна. Важность этого города заключается в том, что он использовался силами Хафтара для атак на Триполи. Это позволило, как пишется турецким автором, устранить угрозу, исходящую с запада от сил Халифы Хафтара, западной части страны. За этим последовало быстрое продвижение войск Правительства национального согласия в направлении Мисураты и окружение города Сирт. Правительство национального согласия, по слова турецкого автора, решительно в том, чтобы следующим установить контроль над городом Эль-Джуфра. При этом, установление контроля над нефтяными запасами Ливии не вызывает сомнений и споров. Потому что, как пишет автор, в том случае, если Эль-Джуфра контролируется со стороны Хафтара, российские, эмиратские и египетские самолеты смогут, с легкостью, доставлять Хафтару военную помощь. Следовательно, как заключается турецким автором, не удастся достигнуть в Ливии устойчивого режима прекращения огня.

Успехи, достигнутые со стороны ПНС, привели к тому, что те стороны, которые пытались оставаться на востоке страны независимыми, как пишет турецкий автор, начали примыкать к ПНС. И, что характерно, силы, представляющие сторонников Халифы Хафтара, начали уже сами выступать с официальными призывами о прекращении огня. Более того, и внутри сил Хафтара начал наблюдаться раскол, который усугубляется на фоне побед ПНС. В частности, между Халифой Хафтаром и главой Палаты представителей – Акилой Салехом Иссой.

52.47MB | MySQL:111 | 0,547sec