О социально-экономическом кризисе в Ливане

Министр по делам Европы и иностранных дел Франции Жан-Ив Ле Дриан призвал руководство Ливана к проведению реформ для вывода страны из текущего экономического кризиса. С таким заявлением Ле Дриан выступил 23 июля в Бейруте в ходе пресс-конференции с министром иностранных дел и миграции Ливана Насифом Хитти. «Ситуация в Ливане, связанная с экономическим кризисом, является сложной и вызывает опасения. Для преодоления кризиса необходимо проведение реформ», — цитирует слова Ле Дриана телеканал «Скай ньюс – Арабия». Министр подчеркнул, что для Ливана «нет альтернатив» плану Международного валютного фонда (МВФ). Он добавил, что считает первоочередной задачей для Бейрута борьбу с коррупцией и контрабандой, а также создание независимой и прозрачной судебной системы, заверив, что Ливан может и далее рассчитывать на поддержку со стороны Франции. В свою очередь Насиф Хитти признал, что Бейрут сталкивается в настоящее время с серьезными вызовами и осознает необходимость проведения реформ. В этой связи он подчеркнул важность продолжения переговоров ливанской стороны с МВФ. Собственно визит министра иностранных дел Франции был связан со стремлением Бейрута найти поддержку Парижа в рамках положительного для себя исхода этих переговоров. 3 июля министр финансов Ливана Гази Вазни в комментарии газете «Аль-Джумхурия» сообщил о приостановке переговоров между ливанским правительством и делегацией МВФ о получении кредита в 10 млрд долларов до начала реализации реформ в Ливане. Стороны провели с середины мая 14 раундов переговоров в формате видеоконференций, однако не смогли выйти на соглашение из-за разногласий между членами ливанской переговорной команды. Делегацию возглавлял генеральный директор Минфина Ален Бифани, который подал в отставку 30 июня. В этой связи эксперты отмечают, что в то время как мир борется с рецессионными последствиями пандемии коронавируса, Ливан переживает один из самых тяжелых финансовых кризисов, с которыми он когда-либо сталкивалась, и нуждается в немедленной финансовой поддержке. Ливанская лира была девальвирована более чем на 80% по сравнению с августом прошлого года, когда стоимость валюты начала снижаться. Она привязана к доллару США с 1997 года, а официальный обменный курс составляет 1 507,5 лиры за доллар. В настоящее время этот показатель колеблется на уровне около 8000 лир на черном рынке. Высокая инфляция, потеря рабочих мест и растущая нищета сказываются на народе Ливана. Это привело к росту цен на продовольствие и большинство других основных товаров и услуг. Цена на хлеб, например, поднялась впервые за десять лет. На этом фоне эксперты фиксируют значительный рост самоубийств в стране. Это связывается прежде всего с тем фактом, что многие ливанцы не в состоянии выплачивать далее арендные платежи за арендуемые ими квартиры. Поскольку на электростанциях заканчивается импортное топливо, поставки электроэнергии прекращаются на 20 часов в день и более. Причиной нынешнего финансового кризиса стало истощение валютных резервов Центрального банка Ливана. В марте 2020 года правительство объявило дефолт по облигациям на сумму 1,2 млрд евро -первый подобный дефолт в истории страны. Премьер-министр Хасан Диаб назвал уровень имеющихся валютных резервов «тревожным и опасным». В октябре прошлого года правительство планировало ввести новые налоги, что вызвало протесты по всей стране. Они превратились в общенациональное движение против политической коррупции и сектантского правления. Протестующие добиваются системных изменений и политических преобразований. Эта экономическая ситуация усугубилась пандемией коронавируса и объявлением чрезвычайного положения, которое закрыло большинство предприятий, границ и портов, включая бейрутский Международный аэропорт имени Рафика Харири. В то время как правительство отчаянно ищет решения для облегчения кризиса, никто из международных игроков, похоже, не заинтересован в открытии кредитных линий. Международные кредиторы хотят видеть авторитетное правительство с серьезной экономической программой. Во многом эта позиция связана и с требованиями Вашингтона. В настоящее время Соединенные Штаты отказывают в поддержке иностранной финансовой помощи Бейруту в силу того, что они считают, что поддерживаемая Ираном «Хизбалла» является террористической организацией, и это движение занимает видное место в ливанской социальной и политической жизни. Более того, санкции США в отношении Сирии, введенные «Актом Цезаря», могут оказать разрушительное воздействие на ливанские банки, которыми пользуются многие сирийские бизнесмены.
То же самое касается поддержки стран Персидского залива, и особенно Саудовской Аравии, которая приостановила пакет помощи в размере 4 млрд долларов в 2016 году, чтобы сохранить давление на «Хизбаллу». С 2003 по 2015 год 76% прямых иностранных инвестиций в Ливан поступали из стран Персидского залива. За последнее десятилетие денежные переводы из стран Персидского залива составили 60% от общего объема денежных переводов в Ливан, или около 20% его годового ВВП. Однако с 2016 года такая финансовая поддержка снизилась до минимума. Хотя Катар и Саудовская Аравия объявили о своей готовности оказать поддержку Ливану после начала финансового кризиса, возможность оказания реальной поддержки далеко не гарантирована, учитывая огромные экономические последствия пандемии для самих стран Персидского залива. В этой связи Бейрут до сих пор не смог убедить страны Персидского залива на своих недавних встречах разместить финансовые средства в ливанских банках.
Премьер-министр и правительство, поддержанные главным образом «Хизбаллой», является еще одной преградой для западных доноров Главный сторонник партии, Иран, пребывает в собственном финансовом кризисе, поэтому вряд ли сможет помочь Ливану. На этом фоне ливанские экспатрианты не стремятся направлять свои финансовые транши в Ливан, поскольку не убеждены в том, что их активы будут в безопасности. Одновременно местные вкладчики не могут вывести свои деньги из банков, что подрывает доверие население к банковскому сектору и удерживает эмигрантов от возобновления перевода свои денег на родину.
С долгом в 90 млрд долларов, что соответствует 170-процентному соотношению долга к ВВП, Ливан сейчас стал третьей страной с наибольшей задолженностью в мире, уступив Японии и Греции. Большая часть долга приходится на центральные и коммерческие банки, где двусторонние и многосторонние займы эквивалентны лишь 3,5% ВВП. Единственный непосредственный вариант, который остается Ливану, чтобы справиться с дефицитом твердой валюты, — это постараться убедить в этом иностранных кредиторов путем предоставления им четкой программы структурных реформ, что пока маловероятно в силу позиции ряда серьезных фигур национального капитала и некоторых политических партий.

52.47MB | MySQL:102 | 0,618sec