О реакции ФРГ на события в Ливане

Мощнейший взрыв в порту Бейрута на прошлой неделе потребовал от правительства ФРГ выработки курса в отношении происходящего в Ливане,  обострившего и без того накалившуюся обстановку в обществе. При этом во многом протестующие возлагают ответственность, как за саму катастрофу, так и за социально-экономическую ситуацию в стране целом на ливанскую шиитскую группировку «Хизбалла». Она не только играет, пожалуй, ключевую роль во внутриполитической жизни, но и поддерживает тесные отношения с Ираном, участием в конфликтах на его стороне препятствуя нормальному развитию государства. Наконец, «Хизбалла», так или иначе, контролировала порт ливанской столицы, а также ранее через посредников предположительно проявляла интерес к применению аммиачной селитры. Последнее, пусть и не является достаточным основанием для признания вины группировки за случившееся, как минимум, позволяет возложить не нее ответственность, особенно учитывая ее стремление позиционировать себя как политическую силу.

Мотивация ФРГ добиться большей вовлеченности в ливанские дела на текущем этапе может объясняться несколькими группами причин. Первая из них – региональная. На фоне полного запрета деятельности ливанской шиитской группировки Берлин говорил о заинтересованности не допустить тем самым подрыва своих отношений с ближневосточной страной в целом. Во-вторых, Германия пристально следит за активностью сторонников данной организации на собственной территории, опасаясь ее дестабилизирующего воздействия на местное мусульманское население.

Наконец, особое значение имеет конкуренция за влияние в ЕС. Так, президент Франции Э.Макрон, посещая место трагедии, заявил о необходимости политической перезагрузки в стране, включая повышение ответственности местных властей, а также о созыве конференции стран-доноров. Пусть Германии во всех названных процесса и уготована своя роль, функции ключевого партнера в борьбе с кризисом Франция, судя по всему, стремится взять на себя. Это, в свою очередь, по-новому ставит вопрос о формировании общеевропейской линии в отношении «Хизбаллы», что напрямую отражается и на израильских интересах. Несмотря на то, что в Иерусалиме наблюдается сдержанный оптимизм, касающийся понимания Брюсселем опасности ливанской группировки, пока свидетельств ее возможного полного запрета на уровне Евросоюза нет. Повышение влиятельности Парижа, по-прежнему разграничивающего «боевое» и «политическое» крыло организации может негативно сказаться на продвижении израильских интересов, а также поставить в сложное положение Берлин, который пошел по другому пути, основываясь во многом на внутриполитических соображениях.

В том, что касается финансовой составляющей, Германия заявила о выделении Ливану пакета экстренной помощи в размере 10 млн евро. Примечательно, что объявление об этом федеральный министр иностранных дел Х.Маас сделал, не дожидаясь упомянутой конференции, созванной Францией, хотя тезис Э.Макрона о реформах и ответственности властей глава германского МИДа все же поддержал. Справедливости ради стоит отметить, что причина такого шага заключается не только в стремлении продемонстрировать свою поддержку, не увязывая ее напрямую с инициативами Парижа, но и в том, что Бейрут важен для Берлина в контексте решения миграционных проблем. Причем и как сила, фактически сдерживающая их приток в Европу, и как страна, представляющая своего рода модель сосуществования нескольких волн беженцев и коренного населения. Основываясь на этом, немецкие обозреватели видят в новой программе помощи продолжение существующей поддержки Ливана, в том числе той ее части, которая была предложена на фоне распространения коронавируса.  Заявления о важности реформ, в свою очередь, свидетельство необходимости политически стабилизировать Ливан, предотвращая тем самым новый всплеск миграционного кризиса.

В контексте текущих событий обращает на себя внимание то, что немецкие СМИ неожиданно вспомнили о майских сообщениях их коллег из Times of Israel, по данным которых перед запретом «Хизбаллы» на территории ФРГ Моссад передал немецким спецслужбам информацию о складах нитрата аммония на юге Германии[i]. Они, по сведениям неназванного источника, принадлежали сторонникам группировки и предназначались для изготовления взрывчатки. Дополняет это расследование Bild[ii]. В нем отмечается, что сделка, в соответствии с которой аммиачная селитра, взорвавшаяся в порту Бейрута, предназначалась покупателям в Мозамбике, могла быть и подставной, ориентированной на то, чтобы данный груз в конечном итоге получила частная ливанская фирма, специализирующаяся на взрывчатых веществах и предположительно близкая к «Хизбалле». Помешали этому лишь судебные проволочки, вследствие которых аммиачная селитра до момента взрыва хранилась в порту.

Разумеется, официальный Берлин эти факты не комментирует. Однако сразу в нескольких авторитетных изданиях было отмечено, что факт наличия складов подтверждает Федеральное ведомство по защите конституции. Выявлены они были в ходе рейдов по объектам, связанным с «Хизбалой». Впрочем, любую связь со случившимся в Бейруте и в данном ведомстве отрицают, равно как не раскрывают и место расположения находок. Говорится лишь о том, что попасть в страну они могли предположительно в 2016 г.

Несмотря на довольно размытую локализацию, скрывающуюся под формулировкой «юг Германии», к которой можно отнести несколько федеральных земель, пока тревогу забили лишь в Баварии. Там местные депутаты от СвДП потребовали раскрытия всей информации об опасной находке, включая объемы обнаруженного нитрата аммония. Здесь необходимо обратить внимание на два важных аспекта. Во-первых, политики из Баварии, требующие от федеральных властей комментариев в связи с сообщениями в СМИ, ссылаются на то, что их земля не должна быть «складом взрывчатки для исламистов», как определил это  М.Хаген из СвДП. При этом именно в Баварии еще в 2018 г. был предложен план ужесточения миграционной политики, а также предложен еще ряд инициатив, явно свидетельствующих  о стремлении сократить на своей территории количество выходцев с Востока. Во-вторых на уровне другой земли – Тюрингии – была продемонстрирована возможность альянса СвДП и ультраправой «Альтернативы для Германии» (АдГ), благодаря которой кандидат от СвДП смог пройти в ландтаг, обойдя конкурентов из «Левой партии».

В целом, несмотря на международно-политическую важность ситуации в Ливане, в том числе для ФРГ, претендующей на закрепление за собой определенной роли в ближневосточных делах, превалирующее значение для страны имеет все же внутриполитический контекст. Связан он с дискуссиями об опасностях, исходящих от «Хизбаллы», не только в рамках региона, но и в Европе, включая Германию. Впрочем, на данной основе в будущем может сформироваться более активная тенденция по отказу от разграничения «боевого» и «политического» вектора деятельности «Хизбаллы» в европейских масштабах, как минимум, на уровне государств, которым она напрямую угрожает. Впрочем, как и во многих других случаях, наблюдающихся в процессе принятия Евросоюзом решений по ближневосточной проблематике, не исключен и противоположный сценарий, стимулировать следование которому потенциально может Франция. Тогда ливанский трек рискует стать еще одной линией разлома между влиятельными европейскими игроками на Ближнем Востоке.

[i] Mossad gave Berlin intel on Hezbollah ops on German soil ahead of ban – report // Times of Israel. 02.05.2020. URL: www.timesofisrael.com/mossad-gave-berlin-intel-on-hezbollah-ops-on-german-soil-ahead-of-ban-report/

[ii] Mega-Explosion im Hafen. Brachte Hisbollah den Sprengstoff nach Beirut? Wie ein windiger russischer Geschaftsmann dabei half // Bild. 06.08.2020. URL: www.bild.de/bild-plus/politik/ausland/politik-ausland/mega-explosion-im-hafen-so-brachte-hisbollah-den-sprengstoff-nach-beirut-72241058

52.53MB | MySQL:103 | 0,490sec