Ливийский вопрос для Германии в контексте визита в Москву Х.Мааса

Во вторник с кратким визитом в Россию прибыл федеральный министр иностранных дел Германии Х.Маас. Его встреча с российским контрпартнером С.В.Лавровым, направленная на координацию усилий по важным международным направлениям, а также на поддержание двустороннего сотрудничества на должном уровне, несмотря на кризисные явления, стала первым очным раундом общения представителей сторон с момента начала пандемии коронавируса. Отправляясь в Москву, глава внешнеполитического ведомства ФРГ подчеркнул, что Россия оказывает одинаково важное воздействие на такие конфликты, как украинский, сирийский или ливийский, а также играет значимую роль в том, что касается контроля над вооружениями.

Сложно сказать, какой из пунктов, заявленных в повестке дня поездки Х.Мааса в РФ, стоит считать ключевым, принимая во внимание широту спектра германо-российского сотрудничества. Вместе с тем ситуация на ливийском направлении все же достойна отдельного внимания. Связано это, прежде всего, с продолжающимися обсуждениями Берлином, Парижем и Римом санкций в отношении нарушителей оружейного эмбарго, несмотря на запрет, продолжающих поставки в зону конфликта. Согласно последним по времени  данным, попавшим в немецкие СМИ накануне приезда федерального министра иностранных дел в российскую столицу, Германия, Франция и Италия согласовали первый список тех, кто может попасть под санкции в связи с запрещенной деятельностью в отношении Ливии. Со ссылкой на источники в ЕС отмечается, что речь идет о трех юридических лицах из Иордании, Казахстана и Турции, а также о нескольких гражданах самой Ливии.

Несмотря на то, что прямого отношения к России готовящееся внутри Евросоюза решение не имеет, на диалоге Берлина и Москвы оно, так или иначе, сказывается. Речь идет о публикациях в немецких СМИ, ссылающихся на данные ООН. Они, в свою очередь, содержат сведения, указывающие на нарушения с российской стороны, прежде всего в том, что касается т.н. «группы Вагнера». И здесь важны два обстоятельства. Во-первых, значимость ООН для ФРГ в контексте продолжающегося членства в Совете Безопасности. В августе Германия завершила свое месячное председательство в данной структуре, в ходе которого уделила большое внимание ситуации в Ливии в целом и проблеме соблюдения эмбарго на поставки оружия в частности, однако до конца года продолжит оставаться в статусе непостоянного государства-участника.

Во-вторых, любое отступление от задачи обеспечить выполнение запрета на экспорт оружия в зону конфликта становится свидетельством подрыва роли Германии как посредника в мирном урегулировании, что было достигнуто за счет Берлинской конференции. Кроме того, данный факт негативно сказывается на восприятии миссии Irini. Особенно примечательно здесь то, что в конце июля Германия заявила, что направит для участия в этой операции свой фрегат «Гамбург». При этом в публикациях немецких изданий новость зачастую также сопровождалась сообщением, что нарушителем эмбарго наряду с Турцией и ОАЭ является также Россия.

Наконец, есть еще США, также пытающиеся воздействовать на позицию ФРГ по Ливии. Согласно последним оценкам The Washington Institute for Middle East Policy, Вашингтону требуется, с одной стороны, активизировать  деятельность по выявлению случаев нарушения оружейного эмбарго в Ливии, а также фактов деятельности там частных военных компаний. С другой стороны, эксперт Б.Фишман рекомендует Соединенным Штатам инициировать контакты с Россией и Турцией. Примечательно здесь то, что аналитик советует в качестве выразителя интересов ЕС привлечь к диалогу именно Германию[i]. Учитывая более ранние публикации того же института, выбор ФРГ  не кажется случайным. Так, эксперты указывали, что сильной стороной Кремля может стать использование потоков беженцев, которые в силу нестабильности в Ливии наводнят ЕС[ii], а для федерального правительства, как известно, миграционный кризис весьма болезненная тема.

Таким образом, диалог с Москвой по ливийской проблематике во многом необходим для Берлина. Впрочем, на этом направлении германо-российской активности наблюдается заметное количество сложностей, связанных как с собственными установками ФРГ в отношении данного конфликта, так и с позициями ООН, ЕС и США. При этом Соединенные Штаты заслуживают в этом контексте особого внимания. Объясняется это активизацией US-Africom – Африканского командования вооруженных сил США, в июле принявшего участие в спасательной операции у берегов Ливии. По оценкам экспертов, в том числе немецких, основное значение этого события – четкий сигнал со стороны Белого дома о готовности вмешаться в ситуации в Средиземноморье, в том числе по вопросам оружейного эмбарго и беженцев.

[i] Fishman B. Shifting Tides in Libya Require More Active U.S. Involvement // The Washington Institute for Near East Policy. 10.06.2020. URL: www.washingtoninstitute.org/policy-analysis/view/shifting-tides-in-libya-require-more-active-u.s.-involvement

[ii] Borshchevskaya A. Russia’s Growing Interest in Libya // The Washington Institute for Near East Policy. 24.01.2020. URL: www.washingtoninstitute.org/policy-analysis/view/russias-growing-interest-in-libya

52.55MB | MySQL:102 | 0,581sec