К вопросу о формировании нового правительства Ливана

Формирование нового правительства в Ливане является самым приоритетным для страны вопросом. Об этом заявил 14 августа спикер Палаты депутатов (однопалатный парламент) Ливана Набих Берри. «Необходимо ускорить создание нового кабинета с четкой программой реформ, что откроет путь к получению международной финансовой помощи», — отметил он в выступлении на специальной сессии парламента. Берри подчеркнул, что Ливан «нуждается в новом избирательном законе, который придет на смену конфессиональной системе представительства, а также в независимом судопроизводстве и прогрессивном налогообложении». По его словам, «потребуются хирургические решения, чтобы спасти страну». Ранее парламент одобрил продление до 21 августа режима чрезвычайного положения в Бейруте, объявленного правительством Ливана после взрыва в морском порту 4 августа. По конституции кабмин может вводить ЧП только на восемь дней, и его срок истекал в этот четверг. Для продления режима ЧП необходима санкция законодательного органа власти. Парламент также утвердил прошения об отставке, поступившие от семи депутатов. При этом спикер расценил действия законодателей, покинувших Палату депутатов, как заговор. Роспуска законодательного органа власти и проведения досрочных всеобщих выборов добиваются сейчас активисты протестного движения. Оппозиция поддерживает требования демонстрантов. Глава христианской партии «Ливанские силы» Самир Джааджаа сообщил, что он обсуждал с руководством оппозиционного движения «Аль-Мустакбаль» и Прогрессивно-социалистической партии совместный выход из состава парламента, но после отставки правительства было принято решение отложить такой шаг. Как считает Джааджаа, в Ливане должно быть создано сейчас «независимое и абсолютно нейтральное правительство из политических фигур, которые были бы не связаны с правящим классом». От себя отметим, что это вообще нереально просто потому, что таких фигур в Ливане просто нет в природе. При этом он дал понять, что выступает против возвращения на пост премьер-министра суннитского политика Саада Харири, который возглавлял коалиционное правительство, ушедшее в отставку в октябре прошлого года. «Нет, Ливану нужны новые лица у власти», — сказал Джааджаа Кабинет технократов во главе Хасаном Диабом, который был сформирован 21 января, ушел в отставку в полном составе 10 августа на фоне трагедии в морском порту Бейрута. Как пояснил экс-премьер, этим шагом он надеется «открыть дверь внутриполитическому урегулированию, которое спасет Ливан». В этой связи, если отбросить в сторону политическую риторику, требования оппозиции заключаются в том, что созвать новое правительство технократов, но уже более дистанцированное от «Хизбаллы». При этом тот же Джаджаа просто выразил точку зрения на происходящее Саудовской Аравии, которая выступает за появление новых фигур у условно антишиитского блока в рамках создания нового правительства Ливана. Наследный принц КСА Мухаммед бен Сальман лично категорически не приемлет кандидатуру С.Харири в качестве нового премьера, и увязывает с этим возобновление финансовой поддержки Ливану. Он также принципе вступает за появление новых фигур в блоке «Аль-Мустакбль». У наследного принца КСА присутствует хроническое недоверие к клану Харири. Так в мае, он очень сдержанно отнесся к попыткам старшего брата экс-премьера Бахаа Харири позиционировать себя как нового лидера оппозиции. В мае бывший премьер-министр Ливана Саад Харири принял посла Саудовской Аравии в Бейруте Вафика Бухари в своей штаб-квартире в Центральном доме. Бухари заверил его в своей неизменной поддержке, но эксперты оценили это как просто «дипломатический жест» и не боле того. Бахаа Харири в ходе своих попыток заручиться поддержкой Мухаммеда бен Сальмана недавно опубликовал книгу, в которой он позиционировал себя как жесткий суннит, особенно в отношении «Хизбаллы» и Сирии, позиция, которая молчаливо критикует более умеренные взгляды по этому вопросу его брата. Но вряд ли это и растущее семейное соперничество каким-то образом принципиально повлияет на настроения наследного принца КСА. Если называть вещи своими именами, то совершенно неважно, кто конкретно сейчас будет формировать правительство Ливана. В любом случае оно будет вынуждено проводить те же самые непопулярные экономические реформы, которые начал реализовывать ушедший кабинет Диаба и на необходимости которых как главного условия возобновления регулярной международной финансовой помощи настаивает коллективный Запад. Иностранные союзники Ливана, такие как Франция, ФРГ и Канада, также потребовали политических реформ в качестве предварительного условия для любой существенной финансовой помощи, помимо краткосрочной гуманитарной помощи. МВФ обусловил любую новую помощь обязательством правительства также проводить реформы. Другой вариант — формирование правительства по итогам новых парламентских выборов, что означает по факту возвращение к коалиционному правительству или прежней сектантской опции формирования властей.

Таким образом, сохраняется главный источник недовольства населения Ливана, и корень вопроса заключается в простом факте: сможет ли дистанцированное от той же «Хизбаллы» новое правительство получить какие-то финансы для стабилизации национальной валюты перед началом серьезных и непопулярных реформ, или нет. В этой связи американские эксперты полагают, что растущая волна народного гнева по поводу взрыва в порту Бейрута, наряду с последующей отставкой правительства премьер-министра Хасана Диаба, могла бы привести к постепенным экономическим и политическим реформам, активизировав требования реальных изменений в укоренившейся политической системе Ливана, которая долгое время приносила пользу богатым сектантским заинтересованным сторонам, но не решала проблемы ухудшающейся экономики страны. До взрыва в порту Бейрута уже ожидалось, что двойной экономический и финансовый кризисы в Ливане будут усугубляться, оказывая непропорционально сильное воздействие на бедные и средние слои населения страны, которые не имеют рычагов давления на правительство для конкретных изменений. Богатые ливанцы, которые поддерживают нынешние политические элиты имеют валютные резервы наличности и счета в зарубежных банках, которые смягчают их потери от обесценивания ливанской валюты и связанных с этим потерь покупательной способности. Ливан переживает второй месяц подряд гиперинфляцию впервые со времен Гражданской войны в стране десятилетия назад, а стоимость ливанского фунта на параллельном рынке упала на 80% с начала года. Основные товары и медикаменты заканчиваются, а электроснабжение страны, и без того нестабильное в течение многих лет, еще в большей степени работает с перебоями, из-за чего города по всей стране регулярно погружаются в темноту на несколько часов. Безработица составляет 35% процентов, и половина ливанского населения в настоящее время живет за чертой бедности. Взрыв в Бейруте вызовет кратковременный приток иностранной помощи и иностранной валюты в ближайшие недели. Но хотя это временно поддержит ливанскую экономику, этого будет недостаточно для решения структурных финансовых проблем страны в долгосрочной перспективе. Главной проблемой в этой связи является факт страх политических элит Ливана, которые долгое время сопротивлялись сценарию реформ, опасаясь, что любые политические или экономические реформы будут проводиться за счет потери уровня их нынешнего влияния и финансовой выгоды. Переговоры с Международным валютным фондом (МВФ) о столь необходимом финансировании зашли в тупик в последние месяцы, поскольку различные правительственные учреждения, которым необходимо согласовать путь реформ, отказались сотрудничать друг с другом, отчасти потому, что это вынудило бы их потерять часть своего уровня влияния. Конфликт между маронитскими и шиитскими официальными лицами по поводу виновности во взрыве в Бейруте является еще одним подобным примером фракционной вражды, которая продолжает препятствовать реформам, необходимым для урегулирования экономического и политического кризиса в Ливана. Хотя полный крах политической системы Ливана маловероятен, дополнительный стресс от катастрофы в Бейруте и возобновление общественного гнева могут в конечном итоге спровоцировать небольшие изменения, включая компромиссы между враждующими политическими партиями для ослабления условий для столь необходимой иностранной помощи, корректировки избирательного законодательства страны, планы проведения досрочных выборов и/или дополнительные отставки влиятельных чиновников. Такие отставки не гарантируют долговременных изменений в закостеневшей сектантской структуре политической системы Ливана, поскольку они лишь оставляют вакуум в позициях, которые могут быть заполнены теми же партиями и фракциями. Таким образом, нынешние угрозы безопасности, которые могут толкнуть страну на грань очередного насильственного гражданского конфликта, потенциально могут спровоцировать политические реформы. Прямое столкновение между сектантскими и религиозными властями, а также их соответствующими политическими партиями и ополченцами может привести к политическому компромиссу, в рамках снижения рисков возникновения новой гражданской войны, чего местный истеблишмент очень опасается. До взрыва в Бейруте маронитский патриарх уже нарушил табу, критикуя поддерживаемую Ираном «Хизбаллу». Еще один полномасштабный конфликт между Израилем и «Хизбаллой» маловероятен. Убийства одного или нескольких высокопоставленных лиц также могут спровоцировать существенные политические перемены, подобно тому как убийство бывшего премьер-министра Рафика Харири спровоцировало самый последний по времени  сейсмический сдвиг в политической структуре Ливана в 2005 году. Все, это заставляет богатые политические заинтересованные стороны страны чувствовать необходимость проведения  ряда косметических политических реформ.

52.28MB | MySQL:103 | 0,594sec