Причины и последствия сообщения о нормализации отношений между Израилем и ОАЭ

В четверг стало известно о том, что Израиль и Объединенные Арабские Эмираты под эгидой США договорились о нормализации отношений. В трехстороннем совместном заявлении, размещенном Д.Трампом его излюбленным способом – в твиттере, утверждается, что этот «исторический дипломатический прорыв будет способствовать продвижению мира на Ближнем Востоке», а также позволит «раскрыть огромный потенциал региона». В том же сообщении указывается, что «в ближайшие недели делегации Израиля и ОАЭ встретятся для подписания двусторонних соглашений, касающихся инвестиций, туризма, прямого авиасообщения, безопасности, телекоммуникаций, технологий, энергетики, здравоохранения, культуры, окружающей среды, а также установления взаимного дипломатического представительства». Израиль, в свою очередь, заморозит активность, направленную на распространение суверенитета на территории на Западном берегу р. Иордан.

Последнее имеет особое значение не только в контексте мирного процесса, но и принятия решения о нормализации. Так, активизация дипломатии ОАЭ по вопросу т.н. «аннексии» наметилась еще в июне. Именно тогда посол ОАЭ в США Ю.аль-Отейба опубликовал в ивритоязычной версии газеты Yedioth Ahronoth статью, в которой предупредил, что реализация намеченной Б.Нетаньяху стратегии в отношении спорных территорий приведет к откату назад в деле установления полноценных отношений с его страной и другими умеренными государствами региона.

В связи с данной статьей интересны два обстоятельства. Во-первых, сам факт ее появления, поскольку он стал ярким примером попыток ОАЭ воздействовать на израильское общественное мнение. Ранее на двустороннем треке задача решалась несколько противоположная. Поскольку считалось, что враждебность в отношении еврейского государства, существующая в стране на бытовом, а не политическом уровне, является одним из потенциальных препятствий для наращивания сотрудничества, в СМИ выходили публикации, содержащие в себе попытки переубедить население ОАЭ. Тактика эта довольно типичная и неоднократно использованная различными странами, заинтересованными в сближении с Израилем. Не так давно, к примеру, по этому пути пытался следовать Пакистан.

Во-вторых, для консультаций перед появлением статьи, как утверждает ряд арабских источников, Ю.аль-Отейба обратился к Х.Сабану – американо-израильскому бизнесмену, спонсору Центра ближневосточной политики Брукингского института, на базе которого ежегодно проходит т.н. Форум Сабана. При этом крайне любопытно, что, будучи произраильской структурой, эта площадка, равно как и сам Х.Сабан ориентировались на поддержку Демократической партии США. Более того, бизнесмен стал одним из идейных вдохновителей Х.Клинтон при выдвижении ее кандидатуры на пост президента, озвучив эту идею на одной из сессий Форума. А на финальном этапе выборов Х.Клинтон, как известно, боролась за кресло с Д.Трампом.

Впрочем, несмотря на симпатии к демократическому лагерю, у Х.Сабана имелись определенные контакты с старшим советником президента США Дж.Кушнером. Он, в свою очередь, участвовал в подготовке американской «сделки века» и разработке ближневосточной политики нынешней администрации. Именно этому курсу, по сути, отвечает нормализация Израиля и ОАЭ. Все это вписывается в предвыборные обещания Д.Трампа по ситуации на палестино-израильском треке, а также соответствует тезисам его речи, произнесенной на саммите в Эр-Рияде в 2017 году. Соответственно, позитивно сказывается на его положении в гонке за президентское кресло, поскольку свидетельствует об определенных успехах в выполнении задач, обозначенных в начале каденции.

Для демократов такой поворот одного из ведущих еврейских сторонников и спонсоров может оказаться свидетельством сокращающейся поддержки со стороны американских евреев. Причем здесь речь идет не о взглядах Дж.Байдена как таковых, а о сопутствующих факторах, таких как подозрения о плохом состоянии здоровья кандидата в президенты, а также крайне противоречивом назначении К.Харрис на роль вице-президента в случае победы. Как следствие, они могут скептически относиться к поддержке программы, которая в долгосрочной перспективе не оправдает себя, поскольку Дж.Байден может покинуть пост раньше срока.

Для Израиля также большое значение имеют внутриполитические аспекты. Не случайно, израильский журналист и писатель А.Шавит сравнивает сообщение о нормализации с ОАЭ для Б.Нетаньяху с поездкой президента США Р.Никсона в Китай в 1972 году. Под этой аналогией в Соединенных Штатах традиционно понимается разрыв с «естественными союзниками», который сделал американский лидер, отправившись в коммунистический Китай. Б.Нетаньяху для того, чтобы совершить нечто схожее, не потребовалось даже выезжать из страны. Для главы правительства в роли традиционных партнеров выступал правый лагерь, ожидавший сообщение о начале распространения суверенитета. Нынешний расклад, как считает А.Шавит, приведет к тому, что глава правительства в поисках поддержки будет смещаться в сторону центристов в спектре политических сил.

Для него на определенном этапе это может обеспечить политическую выживаемость за счет его излюбленного козыря – демонстрации дипломатических успехов. Неплохо это и для США во главе с Д.Трампом, поскольку более сдержанная политика главного ближневосточного союзника нынешней администрации может несколько смягчить раскол еврейских избирателей по этой проблематике, который неизбежно бы усилился на фоне т.н. «аннексии». Впрочем, в будущем, если верить августовским исследованиям общественного мнения в Израиле, это может увеличить конкуренцию в правом лагере, причем дополнительную поддержку эксперты прогнозируют Н.Беннету, который интересен как раз тем, что разочарован замораживанием предвыборных обещаний лидера Ликуд о распространении суверенитета.

Участие в столь историческом шаге именно ОАЭ также не выглядит случайным. Если бы в таком качестве выступила Саудовская Аравия, то вместо сдержанной радости мировые СМИ разразились бы комментариями о Дж.Кушнере и Мухаммеде бен Сальмане и возможной большой игре против Ирана, палестинцев и статус-кво на Храмовой горе. Кроме того, стоит сказать, что восприятие Израиля в ОАЭ и КСА все же не одинаково, и в первом случае оно не несет настолько серьезной угрозы, которой хотели воспользоваться противники, как во втором.

Если говорить о последствиях дипломатического прорыва, то их может быть названо несколько. Самое прямое и явное изложено в приведенном выше совместном заявлении, где перечислены направления, на которых стороны хотят расширить кооперацию. Это, разумеется, хорошо для ОАЭ и Израиля. Кроме того, демонстрация достижений на упомянутых треках повысит интерес и других региональных умеренных сил сближаться с Израилем, получая в обмен на это доступ к технологиям или преференциальный режим.

Политический эффект прогнозировать сложнее. Впрочем, нет сомнений, что он есть. Во-первых, открытый шаг в сторону Израиля демонстрирует, что такие традиционные факторы как позиция Ирана и соблюдение солидарности с палестинцами все больше теряют вес в процессе принятия решения, где на первый план выходит прагматизм. Причем заключается он не только в желании получить экономическую выгоду, но и в осознании, что альянсы с радикалами в будущем могут сильно усугубить собственное положение. Так, в упомянутой выше статье  Ю.аль-Отейба сказано помимо прочего, что ОАЭ осуждают агрессию ХАМАСа и террористическую активность «Хизбаллы». Объединение усилий по маргинализации последней в арабском мире в сочетании с ситуацией в Ливане может изменить баланс сил в регионе, ослабив Иран и его прокси.

Формализация отношений с Израилем ставит ОАЭ в определенном смысле в один ряд с Иорданией и Египтом. Это не только повышает статус дипломатии ОАЭ, но и позволяет укрепить ее роль в региональных делах, в том числе посредническую. Впрочем, это далеко не единственный эффект, связанный с мирным процессом. Так, палестинцы возмущены тем, что действия ОАЭ, в том числе, подрывают Арабскую мирную инициативу. Хотя в своем изначальном варианте она, будучи представленной почти 20 лет назад, уже не соответствует действительности и нуждается в трансформации. То, что было сделано Израилем и ОАЭ может рассматриваться как новые контуры для этого процесса, поскольку суть взаимных уступок не теряется, однако корректируются сами требуемые шаги, которые определяются в соответствии с реальными, а не идеальными послаблениями, которые готов сделать Израиль.

Наконец, ОАЭ и Израиль под патронажем США показали жизнеспособность стратегии добиться примирения еврейского государства сначала с региональными умеренными игроками, а лишь затем с палестинцами. В том случае, если последние и дальше будут воздерживаться от конструктивного участия в текущих процессах, уповая на помощь ООН или ЕС, которые не заинтересованы брать на себя лидерство в урегулировании, то Вашингтон может приступить к реализации другого своего ранее обозначенного принципа – «сначала Газа». В таком случае палестинская администрация во главе с М.Аббасом рискует окончательно подорвать свою легитимность, базирующуюся сейчас лишь на ее международных контактах и позиционировании себя как выразителя палестинских интересов,  с которым можно вести переговоры.

52.58MB | MySQL:103 | 0,456sec