Ливия: становление ливийского общества, племенная и религиозная составляющие. Часть 3

Берберы (продолжение)

Некоторые пожилые берберы Ливии утверждают, что Джаду — это первоначальное название Джалу, а Уджилин стал позднее называться Авджила.

Во время посещения Ф.Наджмом Авджилы в 2000 году, он ознакомился с письменным источником, выпущенным местными исследователями, в котором те соглашались с тем, что Забайди утверждал в своей книге «Тадж Алкариис», что Авджила была названа в честь Бану Авджила, ветви арабского племени Джухина, жившего вокруг Медины и Янбука, в Хиджазе, а затем, по всей видимости, мигрировавшего в 7 веке до современной Авджилы. Тем самым, авджилийцы отказываются от любых прав на связи с берберами, а также от сходства в стилях жизни, культурных традициях и социальных модели обоих народов, отождествив себя с одним из древнейших аравийских племен. В действительности, разобраться с этим вопросом могли бы генетические исследования, но, данный эпизод вполне укладывается в канву многих ливийских претензий и, даже, эскапад, когда жителям стран Персидского залива недвусмысленно намекалось: вы против нас безродные потомки второстепенных племен.

Берберские племена, жившие в Ливии до исламского завоевания в 643 г., были изначально представлены двумя ветвями, с чем согласны специалисты по генеалогии и историки, это ветви: Баранис и Бутр.

Из-за трансформации и изменений, которые произошли в этом регионе, уместно упомянуть некоторые из основных берберских племен, которые участвовали в этих изменениях. Однако, это будет краткое изложение, чтобы мы могли взглянуть на них в их исторической структуре и, впоследствии, в контексте их взаимодействия с другими различными социальными слоями Ливии.

Как было показано ранее, берберы — коренные жители Северной Африки, которые жили там с каменного века и разделились на две основные племенные ветви; Баранис и Бутр. Многие сомневались в таком разветвлении и предполагали, что это влияние арабов-мусульман после их появления в Северной Африке, и «усыновленных», слившихся с берберами, чтобы оправдать близость с их «тибятин» (арабскими гостями), как их иногда называют берберы. Вот некоторые из таких известных берберских племен.

Ливата. Есть утверждения, что Ливия получила свое название от этого племени, а также от древнего города Лептис Магна.  Ливата занимали территорию от Киренаики до Сирта, естественной границы Триполитании. Это было первое берберское племя, принявшее ислам, впоследствии, ставшее главным сторонником и защитником ислама, а также сыгравшее заметную роль в распространении его идей и влияния. Первый ливатанцем, примечательным в исламе, был происходивший от берберов, Хилал ибн Тарван аль-Ливати, который стал первым мусульманским полководцем берберского происхождения во время кампании Хасана ибн Нукмана в этом регионе в 693 г. (74 г. по Хиджре).

Хивара.  Проживали в Триполи и вокруг Мисураты, особенно, в районах Сахль аль-Ахамид и Аль-Джофра. Они сыграли очевидную роль в завоевании Испании в 711 г. (93 г. по Хиджре) и Сицилии в 1427 г. (831 г.)  Впоследствии они поддержали хариджитов, но были рассеяны Фатимидами. После ряда столкновений с ними в Ваддане, весь род Зувайла из этого племени переселился в Египет.

Заната. Жили в окрестностях Триполи, особенно, в Джанзуре и Вершифанне. Бани Хазрун из Занаты правили Триполи около 150 лет, что делает их самой длительно правящей династией в истории Ливии. Некоторые из их потомков до сих пор живут в Гадамесе. Правящие династии Зайянидов и Маринидов произошли от Заната. Они поддержали Аль-Муциза ибн Бадласа против Фатимидов в Тунисе и воевали с арабскими пришельцами из Бану Хилал и Сулайм, но, в итоге, им грозило почти полное исчезновение. Уцелевшие Заната вошли в состав арабских племен Северной Африки.

Нафуса. населяли территорию от Таверги, на востоке и вдоль побережья Триполи до Сабраты, на западе. Они были известны своим восстанием против Аглабидов в 896 г. (283 г.). Затем, когда арабы прибыли в регион, они отступили на юг, на западное плоскогорье Джебель Нафуса, и к югу от Кабава. Западные горы, с тех пор, была переименована в Нафуса в их честь. Большинство горных ливийских берберов, известных как Аль-Джибалийя, являются их потомками.

Кутама: жили в окрестностях Хомса, Сфанна, Лептис Магны, Сахль аль-Ахамида и в его окрестностях. Поддерживал Фатимидов в их борьбе против Аглабидов в Тунис, а затем поддержали Аббасидов в Ираке.

Санхаджа. Сформировали яростную оппозицию римлянам на протяжении всей оккупации ими региона и до прихода ислама. Они жили к западу от Триполи в горных районах Звара и Нафуса, и на юге, в Мизде, Синавине, долине Шатти и Катруне. Санхаджа была известна своим превосходством над многими племенами Северной Африки и дала многие правящие династии, такие как Злриды, Хаммадиды и Альморавиды (в Испании).

Зувайла. Проживали в Киренаике и Феццане. Части Феццана были названы в по их имени. Большинство их членов перебрались в Египет вместе с вождем Джавхаром Али.  В Каире есть огромные ворота с двумя минаретами по бокам — Баб Зувайла.

Мизта (Мизата).  Жили в Ваддане и на побережье заливе Большой Сирт. Большинство из них слились с арабами, а те, кто этого не сделал, вместе с Хивара поселились в Сукане. Мизата сначала приняли ислам, затем изменили свое мнение, затем, снова приняли ислам и стали примерными мусульманами.

Авджила. Считается, что они представляют собой смесь Ливата и Хивара, колонизировавших оазисы Авджила, Силва, Гадамес и Зувайла. Они были первыми, кто стали массово культивировать пальмы в оазисах, также известны своим благочестием и сильной привязанностью к своей земле.

Туареги. Живут, в основном, на юге, в Гадамесе, Гате и Джаните, а также в долине Гран, горах Салли и на равнине Адрар. У есть диаспоральное распространение в соседние Алжир и Нигер, их рода славятся своей традиционной одеждой и завуалированными в ткань, мужчинами. Они часто приезжали на север, чтобы помочь своим братьям-мусульманам.

Когда Амр ибн Али и его двоюродный брат, Окба ибн Нафиа аль-Фахри после получения разрешения халифа Омара ибн аль-Хаттаба продвинулись на запад, в Киренаику в 642/3 (22/23 г. ). Ливия пережила десять различных кампаний, проводимых разными арабскими вождями от Ибн Али до Мусы ибн Нусайра. Тобрук, Дама и Интаблус были сначала завоеваны арабскими армиями, затем Адждабия последовала их участи в 642 г. (22 г.). Завоевание было почти мирным и бескровным и привело к тому, что берберские племена заключили перемирие с арабскими завоевателями и платили им дань. Основным племенем, приветствовавшим арабов, было Ливата, значительная часть которого обратилось в ислам и, впоследствии, стало авангардом защиты исламского государства, а также помогало с путями снабжения для будущих завоеваний в сторону Пиренейского полуострова.

Арабский полководец Буср ибн Аби Арта направился на юг в направлении Зувайлы и Феццана в 643 г. (23 г.). В то время, как Амр ибн Али направился в Триполи, который капитулировал после месяца осады в том же 643 г. Затем пали Сирт, Сабрата, Лептис-Магна и Шрус.

Амр ибн Али вернулся в Египет, оставив в качестве начальников над Киренаикой и гарнизонами поселений-сиртов Окбу ибн Нафиа (в честь него назвали авиабазу Уилус Филд, в Триполи, до ее переименования в Миитигу, а, в настоящее время, Аль-Ватия, часто упоминаемая в СМИ, носит его имя – авт.) и Бусра ибн аби Арта. В это время некоторые из берберских племен отказались от новой религии, особенно, Мизата, что побудило третьего праведного халифа, Османа ибн Аффана, послать к ним с принуждением Абдуллу ибн Аби Сарха в 649 г. (29 г.). В армии Ибн Аби Сарха было несколько почитаемых людей, сподвижников Пророка и их последователей. Кампания была названа походом армии «Аль-Абадила», потому что все имена командиров и начальников начинались с «Абдулла».  За армией следовало подкрепление Абдуллы ибн аз-Зубайра. Эта кампания, в итоге, привела к возвращению большей части берберов в ислам.

Вообще, ислам сначала столкнулся с множеством препятствий в Ливии, особенно на западе. Берберам понадобилось более 66 (!) лет, чтобы принять новую религию. Это подтверждал и ибн Халдун, писавший: «Берберы 12 раз отвергали ислам и приняли его только полностью во время правления Мусы ибн Нусайра».

Многие берберы не приняли ислам вплоть до завоевания Испании в 711 году (93 г.) Тариком ибн Зиядом (в честь которого назван пролив Гибралтар – Джебель ат-Тарик, гора Тарика – авт.). Он, кстати, был одним из командиров Мусы ибн Нусайра и этническим бербером из племени Дженд, с юга Туниса.

В процесс исламского завоевания Ливии и последующей миграции арабских племен, обе стороны пролили немало крови. Обнаруженные места массовых захоронений доказывают суровость и непреклонность как арабов, так и берберов. Несмотря на твердость и самоуважение, сплавленные, порой, в упрямство, ливийские арабы и берберы быстро забыли прошлое и растворились друг в друге под покровительством ислама.

В то время как мусульмане были вовлечены в гражданскую войну на Востоке, берберы вместе с арабскими завоевателями заложили основу для самого раннего исламского общества в Ливии и предложили свою поддержку войскам, продвигавшимся на запад, далее в Магриб и Европу. Когда в случае поражений, что-то шло не так, те могли укрыться в недавно исламизированных районах, отойти и реорганизоваться, прежде чем снова двинуться дальше.

Подобно тому, что произошло с арабским полководцем Зухайром ибн Кайсом аль-Балави, когда он отступил из Кайравана в Тунисе в Киренаику после убийства Окбы ибн Нафиа берберским лидером Кусейлой ибн Ламзамом в 682 году (63 г.) и падения Кайравана в руки берберов. Другой арабский полководец, Хасан ибн Нукман взял армию, сначала из арабов, а затем к ним присоединились берберы, и двинулся на Ифрикию (Тунис) в 695 г. (76 г.). Сначала он остановился в Триполи и набрал там мноо арабских и берберских воинов. Это было доказательством того, что против него не выступали ни в Киренаике, ни в Триполи. Хасан ибн Нукман отправил несколько своих людей в Ифрикию во главе с Хилалом ибн Тарваном аль-Ливати для разведки. Ливати был первым берберским командиром, получившим довольно престижную должность в исламской армии, и это стало еще одним доказательством того, что большинство берберов к тому времени прочно обосновалось в исламе и взяли на себя ответственность за его распространение. Это также было доказательством того, что арабы доверяли берберам и принимали их как своих собратьев по вере и не возражали против них как вождей, которые облегчили задачу исламизации и арабизации Ливии в более короткие сроки, чем в остальных областях.

Среди арабских завоевателей, пришедших в Ливию было много выходцев из родов Аль-Мухаджн и Аль-Аншар из племен Аус и Хазрадж и из йеменских племен, таких как Бану Думлудж, Мухара, Синт, Мийдакан, Физара, Рабца, Гатафан, Джушм, Курра, Хун, которые следовали со своими семьями и поселились в недавно завоеванных районах Ливии.  Арабы расселились по Ливии и постепенно увеличивались в численности, и вместе с берберами создали первое исламское общество в Ливии и подготовили почву для приема все новых и новых волн арабской миграции с Востока.

Вскоре, вся Ливия была подчинена власти ислама под руководством Амра ибн Али, который присоединил ее к своим владениям в Египте, и это было сделано в мирным способом за исключением Ваддана, Триполи и прилегающих к ним территорий. Его правление было полуавтономным, что с исламской точки зрения означало, что он обладал всеми полномочиями и был подотчетен только халифу в Медине, а полномочия его включали:

  1. Выполнение законов шариата в отношении прав Бога и людей.
  2. Защита веры ислама и его приверженцев, а также его распространение.
  3. Назначение судей и разрешение споров по разным жизненным или религиозным вопросам.
  4. Управление армией и военной организацией в соответствии с военными нормами.
  5. Сбор и раздача дани, милостыни и налогов, а также вербовка и увольнение чиновников.

Далее, исламская администрация в Ливии, на протяжении 27 лет, с 642 по 669 (22-49 гг.) возглавлялась Окбой ибн Нафиа, бывшим одним из первых лидеров, стремящихся распространять ислам и арабский язык которые отныне были доступны каждому, независимо от его расы или языка. Он сделал арабский язык официальным средством общения. Таким образом, связи Ливии с остальным исламским миром еще более укрепились. При нем, в целях обеспечения эффективности управления, Ливия впервые, административно, была разделена на три отдельных региона;

Триполи находился под прямым управлением наместника Туниса, который назначал его руководителей и контролировал его дела.

Киренаика была связана с правлением Египта, и правитель Египта имел власть назначать в ней начальников и управлять ее делами.

Управление Феццаном было оставлено на усмотрение вождей племен, и, если и когда возникала необходимость во вмешательстве, одно из двух правительств, в Триполи или Киренаике, незамедлительно делало это.

Хасан ибн Нукман  в 701-704 гг. (82-85 гг.) заложил основы тогдашней администрации Ливии. Он вел записи и регистрировал все происходящее, собирал налоги и занимался повседневными делами государства. Это делалось в рамках арабизации, инициированной государством Омейядов и усиленно проводившейся омейядским халифом Абдель Маликом ибн Марваном. Во время его правления появились такие почтовая и военная системы, казначейство, полиция и так далее.

Хасан ибн Нукман  сделал арабский язык разговорным и письменным языком Ливии и популяризировал его среди всех ливийцев. Берберы и лица африканского происхождения приняли новую реальность, потому что арабский язык, фактически, стал языком поклонения, а также повседневного общения. В отличии от Ливии, в Алжире и Марокко берберы по-прежнему говорят на разных диалектах и ведут телевизионные выпуски новостей в этих странах на своих диалектах. Берберы в равной степени выступили за единый язык, чтобы облегчить себе повседневную жизнь, поскольку сами они говорили на многих разных диалектах, а арабский язык был языком правителей, а также самым распространенным и, следовательно, предоставлял собой связь между различными этническими группами внутри государства. К тому времени арабский язык также стал намного чище, и его сила росла и преобладала над другими языками в регионе благодаря богатому наследию поэзии и литературы. В те времена исламские науки распространились по всему миру благодаря огромным усилиям, прилагаемым мусульманскими учеными, арабами и не арабами, что породило великий арабский / исламский интеллектуальный ренессанс.

Хасан ибн Нукман   внес берберов в единый военный реестр, указав их имена и оружие. При этом он реорганизовал армию, которая стала одним из первых институтов, где арабы и берберы действительно могли смешиваться на равных, и, в результате, берберы стали силой, с которой в исламском государстве нужно было считаться. Они также сыграли жизненно важную роль в формировании будущего политического присутствия ислама в Северной Африке после того, как проникли в сферы влияния и власти, и оказались в непосредственной близости от процесса руководства и принятия решений, став такими же могущественными, как арабы, которые были сначала их начальниками, но теперь оказались равными им.

Таким образом, можно сделать вывод о сплаве пришлых арабских племен с берберскими в единый этнос. Но, недавние события позволяют предположить о наличии значительной компоненты национальной идентичности в ее крайнем выражении – сепаратизме в форме стремления к полной автономии берберского района Западных гор, вплоть до озвучивания идеи о выходе из состава Ливии. Непоследовательность берберских родов (12 раз принимали ислам, и отказывались от него), мощная родовая привязка к земле, намного превосходящая связь арабских переселенцев, стали тем фоном на котором ошибки властей и сильное внешнее воздействие, Франции, в данном случае, привели к реинкарнации берберского национального самосознания и появлению боевых отрядов амазигов, сражавшихся против М.Каддафи, против племен Зинтана, против всех, одним словом. Эта проблема остается не решенной, до нее просто не доходят руки ни у ПНС, ни у ЛНА, но, очевидно, что сбрасывать это обстоятельство со счета нельзя, если ставить вопрос о восстановлении единства и централизованной системы власти в Триполитании, хотя бы, в ней, отдельно взятой, не говоря о целостной Ливии.

52.15MB | MySQL:103 | 0,534sec