О смягчении высказываний ливанского президента М.Ауна по поводу Израиля

В воскресенье израильские СМИ сообщили, президент Ливана Мишель Наим Аун выразил принципиальную готовность к подписанию мирного договора между его страной и Израилем. Точнее было бы сказать, что он не отверг такой возможности. Заявление в этом духе было сделано президентом Мишелем Ауном в субботу в интервью, которое он дал французскому новостному телевизионному каналу BFM TV. «Это (подписание мирного договора между Ливаном и Израилем – В.Ч.) зависит от конкретной ситуации, — ответил ливанский президент на вопрос французского корреспондента относительно такой возможности, — У нас есть проблемы с Израилем, и мы должны, прежде всего, решить их». При этом президент Мишель Аун не стал объяснять, в чем конкретно состоят эти проблемы.

Можно предположить, что в качестве основной проблемы при этом подразумевались территориальные претензии выдвигаемые контролируемыми шиитской «Хизбаллой» властями Ливана разного рода территориальные претензии к еврейскому государству. Обычно высказывают претензии на известный под названием ферм Шебаа небольшой участок земли на склонах горы Хермон. После того, как израильские геологи обнаружили несколько лет назад месторождения природного газа на морском шельфе между побережьем Израиля и островом Кипр, ливанские власти пытаются претендовать на некоторые из них. В дополнение к этому «Хизбалла» рассматривает в качестве «оккупированной ливанской территории» территории семи шиитских деревень, существовавших в Верхней Галилее до Войны Израиля за Независимость 1948-49 гг., несмотря на то, что эти деревни никогда не были в составе Ливана, а входили в состав британской подмандатной территории Палестина/Эрец-Исраэль. Однако сомнительно, чтобы президента Мишель Ауна всерьез волновали территориальные претензии к Государству Израиль. В конце концов он не мусульманин-шиит, а христианин-маронит, как и все прочие ливанские президенты, поскольку по конституции этого многоконфессионального государства должность президента закреплена за маронитами. Так что упоминание о «проблемах с Израилем» было скорее всего не более, чем соблюдением принятых в ливанской политике приличий.

А вот в сугубо практическом смысле обращает на себя внимание тот факт, данное заявление ливанского президента последовало через считанные дни после появления сообщений о готовящемся подписании соглашения о нормализации отношений между Израилем и ОАЭ. Вопрос об отношении президента Мишеля Ауна к этому событию тоже был в поднят в упомянутом интервью французскому телеканалу, и он во вполне нейтральном тоне ответил, что Объединенные Арабские Эмираты – это независимое государство, которое само решает, с кем и какие договоры ему подписывать.

Несмотря на минорность и кажущуюся «нейтральность» этого высказывания, речь идет о заявлении, которое привлекает к себе внимание тем, что никак не вяжется с многолетним имиджем нынешнего ливанского президента. Дело в том, что христианин-маронит Мишель Аун, основатель и бессменный лидер опирающейся почти исключительно на христиан партии Свободной патриотическое движение (СПД), на протяжении многих лет с полным основанием считался союзником, если не ставленником шиитской «Хизбаллы». А генеральный секретарь этой проиранской террористической организации, считающейся в Ливане на сегодняшний день легитимной политической партией, заклятый враг еврейского государства шейх Хасан Насралла не далее, чем в прошлую пятницу, то есть за день до упомянутого интервью президента Мишеля Ауна, с негодованием заявил, что соглашение о нормализации отношений между Израилем и ОАЭ – это «предательство арабской нации, ислама и палестинцев».

Пытаясь понять, что же произошло, следует в первую очередь напомнить, что в не столь уж далеком прошлом, всего полтора десятилетия назад Мишель Аун отнюдь не был решительным противников нормализации отношений с еврейским государством. Судя по его тогдашним публичным высказываниям, он скорее колебался в тот период между вполне терпимым, а нередко даже сочувственным отношением к еврейскому государству, характерным для имевших большое влияние на СПД проживающих на западе многочисленных эмигрантов-маронитов, да и для маронитов, проживающих в самом Ливане, и враждебной к Израилю «общеарабской позицией». Так в одном из интервью накануне выборов 2005 году, в результате которых СПД стала второй  по величине фракцией ливанского парламента, Мишель Аун заявил, что «Ливан не сможет продолжать борьбу против Израиля в одиночку. Он не сможет идти против общеарабского тренда». Под «общеарабским трендом» подразумевалась отчетливо наметившаяся тенденция к нормализации отношений между Израилем и так называемыми «умеренными» арабскими государствами. Следует напомнить, что в 2005 году три арабских государства – Египет, Иордания и Мавритания – поддерживали дипломатические отношения с Государством Израиль (Мавритания разорвала эти отношения в 2010 году в связи с операцией «Литой свинец», проведенной ЦАХАЛом в секторе Газа против ХАМАСа).

Однако в 2006 году Мишель Аун подписал так называемое «соглашение о взаимопонимании» между его партией и «Хизбаллой», и с тех пор он последовательно поддерживал все антиизраильские действия «Хизбаллы» и нападки ее лидеров на еврейское государство. Сразу же после подписания «соглашении о взаимопонимании» в 2006 году Мишель Аун выступил с речью, в которой обратился к «Хизбалле» как к союзнику СПД и к защитнице Ливана и призвал эту шиитскую организацию «освободить наши земли, которые остаются под оккупацией Израиля». Будучи избранным при поддержке «Хизбаллы» президентом Ливана 31 октября 2016 года, Мишель Аун продолжал придерживаться той же линии.

Смягчение высказываний президента Ливана по поводу отношений с Государством Израилем последовало на фоне последствий разрушившего Бейрутский порт, унесшего множество жизней и нанесшего колоссальный финансовый ущерб Ливану взрыва на складе бейрутской таможни. Это событие потрясло Ливан и вызвало волну гнева против «Хизбаллы», на которую многие ливанцы, прежде всего, христиане склонны возлагать ответственность за происшедшее и вообще за затяжной экономический кризис, переживаемый Ливаном. Осознавая, что позиции его организации ослабевают, шейх Хасан Насралла в своем интервью в пятницу заявил, что, возможно, за взрывом на складе бейрутской таможни стоит Израиль, и что если это так, то Израиль заплатит за это. Ни малейших свидетельств, указывающих на то, что еврейское государство хоть каким-то образом причастно к этому взрыву, нет. Однако нельзя отрицать, что ослабление позиций «Хизбаллы» в результате этого взрыва резко ослабило угрозу военного конфликта между Ливаном и Израилем, поскольку «Хизбалла» сейчас не может позволить себе такого конфликта.

Кстати, Мишелю Аун в рамках интервью французском телевиднеию тоже был задан вопрос о причинах этого взрыва. Он обтекаемо ответил, что все возможные версии причин этого взрыва проверяются сейчас, и ни одна из них пока не исключается. При этом ливанский президент вообще не упомянул Израиля.

Пока что единственным бросающимся в глаза результатом нынешнего кризиса в Ливане стала отставка ливанского правительства. Однако если нынешняя тенденция развития событий в этой стране сохранится, «Хизбалла» может утратить свой почти безграничный контроль над страной. Возможно, именно осознание такой возможности, а следовательно возможности расторжения  «соглашения о взаимопонимании» между СПД и «Хизбаллой» стоит за смягчением высказываний президента Мишеля Ауна по поводу отношений с Израилем.

52.64MB | MySQL:103 | 0,510sec