Влияние ситуации в Белоруссии на интересы Израиля

Беларусь, равно как и большинство государств, расположенных на территории бывшего СССР, в списке приоритетов внешнеполитического ведомства Израиля была оттеснена на второй план другими региональными и внерегиональными направлениями. Вместе с тем от задачи поддержания и укрепления своего присутствия там государство не отказалось, пусть и сменив акценты в работе после ухода с поста министра иностранных дел лидера партии «Наш дом-Израиль» А.Либермана. В этой связи события в Республике Беларусь, где часть населения, недовольная официальными итогами выборов президента, согласно которым победу одержал действующий глава государства А.Лукашенко, начала акции протеста, не могли не заинтересовать Израиль на различных уровнях. Речь здесь идет как об интересах выходцев из республики, поддерживающих контакты со страной рождения, так и о политико-экономических соображениях, важных для Иерусалима в контексте его внешнеэкономической деятельности и положения на международной арене. Кроме того, израильские власти извлекли определенные уроки для себя из опыта формулирования позиции по украинским политическим кризисам.

Довольно традиционной реакцией на любые массовые волнения за рубежом, способные угрожать местному еврейскому населению, являются предположения о росте репатриации. Так, депутат городского совета города Ашдод Э.Нахт обратился с письмом к главе правительства Б.Нетаньяху и министру иностранных дел Г.Ашкенази, в котором рекомендовал усилить активность посольства в белорусской столице, прежде всего в части активности, касающейся работы с потенциальными репатриантами. Среди практических мер, предложенных Э.Нахтом, фигурируют инициатива по открытию горячей линии и организации встреч с еврейскими общинами в городах их проживания. Ашдод как своего рода центр привлечения внимания к проблеме также не случаен ввиду того, там расположен один из крупнейших филиалов Объединения выходцев из Республики Беларусь в Израиле.

Пока вопрос о росте антисемитизма на фоне акций, последовавших за выборами, открыто не поднимается. Согласно материалам, публикуемым в израильских СМИ, среди задержанных в ходе протестов евреи есть. Однако на их позицию в конфликте, назревшем в обществе на фоне недовольства подсчетом голосов и общей усталостью от несменяемости власти как таковой, судя по этим публикациям, еврейская проблематика влияния не оказывает. При этом все же стоит учитывать, что ситуация с антисемитизмом в стране также имеет свои особенности, вытекающие во многом из специфических характеристик режима.

С одной стороны, на государственном уровне такой проблемы нет, хотя еще в 2007 г. сам А.Лукашенко весьма нелестно высказывался о евреях в своем комментарии о благоустройстве Бобруйска, отметив, что евреи, с его точки зрения «не очень заботятся, чтобы подстрижена трава была, как в Москве, как у россиян, белорусов». Исследователи данной проблематики отмечают уход антисемитизма в интернет, прежде всего социальные медиа[i]. Кроме того, как подчеркнул В.Лихачев в своем более раннем обзоре, дела, связанные с обвинениями в вандализме или распространении материалов антисемитской направленности, не возбуждаются или не доходят до суда[ii]. Вместе с тем, в израильской прессе, например, существует мнение, что близость к России, в том числе и идеологическая, дает своего рода уверенность в том, что страна будет следовать четкому курсу в отношении попыток пересмотра истории, в том числе героизации тех, кто в годы Второй мировой войны совершал преступления против евреев.

Таким образом, пока на фоне общей ситуации угроза для белорусского еврейского населения в представлении израильских политиков выглядит, пожалуй, не столь серьезной для того, чтобы инициировать масштабный план по приему новой волны репатриантов. Препятствует этому и обстановка в самом Израиле, где из-за коронавируса была существенного ограничена работа на этом направлении, включая такой аспект, как проведение курсов по ивриту. Наконец, вновь прибывшие – это дополнительная нагрузка на израильский бюджет, и без того корректируемый в сторону увеличения государственных расходов на программы поддержки населения и бизнеса в связи с пандемией.

Второй важный в свете политических событий в Белоруссии момент – экономический. В частности, республика входит в число направлений, куда высокотехнологичные кампании из ближневосточной страны переносят свои R&D центры, что позволяет снизить расходы, одновременно получая сотрудников с нужной квалификацией. По данным израильского экономического издания Calcalist, в Белоруссии может быть несколько сотен таких сотрудников. Протесты после выборов и последовавшая за ними ответная реакция со стороны властей спровоцировали отключение интернета. Это, с одной стороны, препятствует поддержанию связи с сотрудниками и работе создаваемого ими продукта на белорусской территории. С другой, — нарушает принципы свободы и быстроты общения, на которых строится израильский бизнес. Другим словами возникает своего рода идеологический конфликт, ухудшающий восприятие перспектив ведения бизнеса в республике.

Разумеется, указанная численность сотрудников такова, что ситуация пусть и проблемная, но не критичная. Впрочем, она несет в себе ряд более серьезных последствий. И без того уступая соседям по региону в размещении у себя израильских центров разработок, республика дополнительно способствует снижению своей привлекательности для партнеров из Израиля. Косвенно это отражается и на российских интересах, поскольку Республика Беларусь – член ЕАЭС, который по-прежнему продолжает переговоры с Израилем о зоне свободной торговли. В приоритете у потенциальных партнеров Израиля сфера услуг, однако, государство весьма сдержанно подходит к этой теме. Проблемы с коммуникацией создают дополнительные сложности, одновременно способствуя успеху конкурентов. Так, на расширение соглашения о ЗСТ с Израилем на сферу услуг претендует Украина. Теперь на фоне собственной постепенной стабилизации и разрастания напряженности в Белоруссии Киев получает дополнительную привлекательность.

Наконец, политические оценки. Их пока довольно мало, что может объясняться чувствительностью темы для России. Данный факт, как мы помним из опыта украинских кризисов, мотивирует Израиль избрать курс на нейтралитет и нарушать его только в том случае, если есть угроза собственным интересам, причем зачастую не связанным с регионом бывшего СССР. В текущих условиях необходимо обратить внимание на посткоммунистические европейские страны, такие как Польша, Латвия и Литва, предложившие свое содействие в качестве посредников в примирении власти и общества в республике. Для Иерусалима, со своей стороны, важно, что Балтия и Вышеградская группа поддерживают его позицию на международных площадках. Соответственно официальная позиция страны по ситуации в Белоруссии в случае ее дальнейшей эскалации будет испытывать на себе воздействие данного фактора. Израильское правительство, как минимум в нынешней своей конфигурации, стремится поддерживать баланс в отношениях с партнерами, однако не исключено, что чаша весов может склониться в ту или иную сторону, если один из внешних игроков примет какое-либо решение по чувствительной для Израиля теме на двустороннем уровне или на площадке международной организации.

Среди израильских политиков белорусская тема не пользуется популярностью, что объясняется несколькими группами причин. С одной стороны, предвыборные шаги Б.Нетаньяху, связанные с намерением показать влиятельность на мировой политической  арене через общение с зарубежными лидерами, включая президента РФ В.В.Путина, показали, что эта тактика популярности не приносит. Особенно это касается молодежи, которая зачастую не склонна поддерживать политику российского лидера. Кроме того, критику в отношении русскоязычного населения и его представителей во власти традиционно вызывает то, что они слишком зациклены на своей секторальной проблематике, отвлекаясь от израильских проблем, которых у страны сейчас достаточно. Также подобные темы вносят заметное разобщение в ряды русскоязычных репатриантов из разных ныне независимых государств, прежде входивших в СССР, что нежелательно с точки зрения аккумулирования голосов всей «русской улицы».

Наконец связи с Белоруссией, привлекшие внимание в рамках т.н. «дела Либермана», в значительной степени предопределяют нежелание самого лидера НДИ и его окружения дополнительно акцентировать проблематику, имеющую отношение к республике в контексте своей деятельности. В последнее время актуальность этой задачи возросла в связи с появлением в СМИ публикаций об имевших место в 2019 г. контактах А.Либермана с белорусскими представителями, связанными, в том числе с деятельностью в Африке. Израильских экспертов, интересует, прежде всего, то, что на тот момент А.Либерман воспринимался как своего рода фигура, способная поменять расклад сил между Б.Нетаньяху и Б.Ганцем, хотя любопытна и отсылка к Африке, в которой есть не только бизнес-соображения, но и отголоски государственных интересов.

Нельзя забывать, что у Минска есть и своя линия на Большом Ближнем Востоке. К примеру, Белоруссия поддерживает довольно тесные отношения с Ираном, а президент А.Лукашеко посещал Тегеран в 2006 г., где пообщался с тогдашним контрпартнером М.Ахмадинежадом, известным своими крайне резкими высказываниями в отношении Израиля. Иерусалим воспринимает любую активность, способствующую поддержанию Тегерана в условиях санкций как нежелательную, а потому, если в рамках предвыборной гонки появились контуры возможной корректировки белорусской линии в сторону большего учета израильских позиций, это могло повлиять на предпочтения в пользу кандидатов. Однако С.Тихановская не предложила внятной внешнеполитической платформы, а внутриполитическая проблематика для Израиля в данном случае играет незначительную роль.

В целом, после ухода А.Либермана с поста министра иностранных дел пространство бывшего СССР как отдельное направление израильской внешнеполитической активности действительно перестало существовать, однако важность двустороннего трека с отдельными странами, а в ряде случаев и объединениями, все же сохранилась. Здесь приоритетное значение имеют экономические контакты, которые отражаются и на динамике взаимодействия с ЕАЭС, задачу сблизиться с которым Израиль не оставляет несмотря на затянувшийся процесс. В политическом смысле в случае возрастания напряженности большую роль будут играть преимущественно внешние факторы, такие как реализация собственно израильских интересов в отношениях с европейскими государствами, США и Россией.

[i] Шевелев Д. Евреи Беларуси: общий обзор. Euro-Asian Jewish (EAJ) Policy Papers, No 4. Institute for Euro-Asian Jewish Studies. 10.12.2018. URL: institute.eajc/org/eajpp-4#_end4

[ii] Лихачев В. Антисемитизм на постсоветском пространстве: Обзор (2007-2008) // Евроазиатский еврейский ежегодник – 5768 (2007-2008). М., 2008. С. 294-296.

62.41MB | MySQL:101 | 0,522sec