Ливия: становление ливийского общества, племенная и религиозная составляющие. Часть 11

Исторические корни Аль-Мурабитин в Ливии

Аль-Мурабитин в Магрибе были изначально известны великодушием и чувством чести, а также известны своей стойкостью и способностью сражаться. Возможно, это был образ жизни бедуинов, который многие из них всегда практиковали. Они также были известны своей набожностью и религиозной преданностью. Их иногда называют «Мурабитин Фатих» или «Барака» (от «благословенные» — араб.), что является признаком той религиозной роли, которую они всегда играли и из-за их социального статуса, который они имеют, как люди «добрых дел».

Среди исследователей по Ливии есть почти консенсус в отношении того, что первое поколение, составлявшее костяк Аль-Мурабитин, это — потомки первых исламских арабских завоевателей, которые пришли с такими полководцами, как Абдулла ибн Абу Сарх, Окба ибн Нафаа, Рувайфи аль-Аншари и Зухайр ибн Кайс.

Также было определено, что причина, по которой они были названы «Аль-Мурабитин», связана с характером их деятельности: службой по постоянной охране рибатов, обустроенных по всей Северной Африки и защищавших исламское государство. Это, возможно, одна из основных причин того, что в ней нет христианских государств, начиная с запада, от Александрии и вдоль Магриба, до Атлантического океана. Корни Аль-Мурабитин можно проследить от одного из следующих источников:

  1. Арабские племена исламского завоевания
  2. Арабы-иммигранты, в основном из племен Бану Сулейм и Бану Хиляль.
  3. Некоторые из арабизованных берберских племен
  4. Аль-Ашраф — потомки выходцев из семьи Пророка

Многие историки пришли к выводу, что первые волны предков Аль-Мурабитин были арабы с Аравийского полуострова, прибывшие с главнокомандующим Омаром ибн Али, их было около десяти тысяч. Они полностью слились с другими, а именно берберами, и стали так называться. Люди в те времена не могли проследить свои корни из-за многих факторов, а именно из-за перерыва в обучении грамоте или ее полного незнания, из-за чего они не могли документировать свою родословную. Частого перемещения людей из одного места в другое и географической пустоты между районами концентрации населения. Так, с годами, племена Аль-Мурабитин утратили непрерывную последовательность своего происхождения в свете вышеупомянутых моментов.

Таким образом, племена Аль-Мурабитин, которые имеют арабское происхождение, были в основном, выходцами из Бану Сулейм, Бану Хиляль, Физары, Курры, Гасасины, Джушма, Гатафана, Раблки, Авса и Хазраджа. Эти племена пришли в Ливию со своими семьями и жили вместе с берберами, а затем с андалузцами в рибатах. Когда арабы прибыли в регион, к ним присоединились арабизированные коренные берберы из подобных субплеменных орденов, таких как Ливата, Заната и Хивара. Процесс арабизации был дополнительно подтвержден лидерами Аль-Моравидов и Аль-Мохадов, которые были религиозными улемами и стремились преодолеть разрыв между мусульманами разных этнических конфессий под своим зонтиком. Практически, невозможно сказать, кто из Аль-Мурабитин, бербер, а кто араб, из-за сложного образа жизни в рибате. Единственная группа среди Аль-Мурабитин, которая сохранила или запомнила свою родословную, — это Аль-Ашраф. Это произошло потому, что им удавалось вести учет своих предков на протяжении многих лет по причинам, которые будут объяснены далее.

Аль-Мурабитин постепенно выгравировали свои знаки на постройках, практически, по всей Ливии. Могилы их шейхов и религиозных деятелей с тех пор превратились в святилища, магнетизировавшие вокруг себя постоянные поселения, которые позже превратились в большие города, как, например, Бенгази.

Аль-Тиджани сообщил о своем знаменитом путешествии в 14 веке по Магрибу, что когда Сахнун ибн Сакид, знаменитый ученый-маликит, вернулся из хаджа, его спросили, видел ли он каких-нибудь благочестивых людей? Он сказал: «Видел в Триполи хороших людей, среди которых Аль-Фадыль ибн Сияд, нет лучше их». Среди этих добродетельных людей был и Абд аль-Вахаб аль-Дувкали, похороненный в деревне Зафран, недалеко от города Мислата. Он приехал из Марокко с семьей и поселился в Ливии. Говорят, что он прожил более ста тридцати лет и был выдающийся ученый. Люди часто просили у него совета и религиозного руководства. Абд аль-Салам аль-Асмар, известный ливийский историк, был одним из многих его верных учеников. Каждый раз, когда упоминается название города Злитен, оно обычно сочетается со святыней Абдель Салама аль-Асмара аль-Фитури аль-Хасани и его знаменитой завийей.

Шейх Абдель Салам поселился в Злитине после того, как его приютило и поддержало племя Брахама, которое дало ему землю, он построил там свою завийю, и был похоронен там, когда ему отказали в поддержке официальные «фукаха» (духовенство) из Триполи.

Также среди Аль-Мурабитин был шейх Ахмад аз-Заррук, который умер и похоронен в Мисурате в 1493 году. Считается, что он был берберского происхождения, и приехал из Марокко. Люди, которые жили вокруг места его упокоения, происходили из арабского племени Аль-Хсун, бандитов, бродивших по местности Сирт. Однако они раскаялись под его влиянием и посвятили свою жизнь служению посетителям могилы шейха, и в результате они с тех пор вместе с другими, присоединившимися к ним, получили прозвище Худам аль-Заррук («Слуги аз-Заррука»). Шейх Али аль-Махджуб, также был из Марокко, в Мисурате есть большая завийя, названная в его честь, рядом с его могилой-алтарем. Это лишь некоторые из множества святынь по всей Ливии, которые славились пребыванием и захоронением там людей, знаменитых своим божественным знанием и благочестием и которые оставили завийи и центры обучения вокруг мест их будущих могил.

В Бенгази есть много кварталов, названных в честь таких святых людей из Аль-Мурабитин, таких как Сиди Хирибш, Сиди Хусейн аль-Фахри, Сиди Юнис, Сиди Убейд. И в Триполи есть районы: Завия ад-Дахмани, Сиди Мумдир, Сиди Абделла Шкаб, названные в честь видных авторитетов из Аль-Мурабитин.

Аль-Мурабитин аль-Ашраф

Аль-Ашраф имеет свои лингвистические корни от арабского слова «шарф», означающего честь, благородных предков. У некоторых нет выбора, кроме по рождению, другие получают титул, добиваясь его благочестивым трудом, а затем будут приписаны к сообществу Аль-Ашраф, путем «интисаба» («принадлежности»). Тем не менее, с годами эти два способа смешались, и грань между ними стала очень размытой. Аль-Ашраф (классическая форма «Шурафа», или, в просторечии, «Шурфа») среди Аль-Мурабитин подтверждают свою родословную к семье из дома Пророка, и они почитаемы и уважаемы.  Их происхождение восходит к Али ибн Абу Талибу, племяннику и зятю Пророка, женатому на самой младшей и любимой дочери Пророка, Фатиме, которая родила ему мальчиков и девочек, знаменитыми из которых являются Хасан и Хусейн, ставший святым имамом у шиитов.

Есть и другие Аль-Ашраф, которые не являются потомками детей Фатимы, с четвертого века Хиджры (11 в. н.э.) Аль-Ашраф были сужены по происхождению и ограничивались потомками Хасана и Хусейна.

Большинство из Аль-Ашраф в Северной Африке ведут свое происхождение от Хасана, то есть Идрисидов. Аль-Ашраф являются самыми влиятельными среди Аль-Мурабитин в Ливии. Большинство из них считают предками идрисидов, отцом-основателем которых был Идрис аль-Асгар, сын Идриса аль-Акбара, основателя династии и государства Идрисидов в Северной Африке. Идрис I (Аль-Акбар) бежал из Хиджаза после поражения от Аббасидов, найдя убежище в Марокко. Аббасидский халиф, Харун аль-Рашид, попытался захватить Идриса I, но безуспешно. Тому удалось убедить берберов ответить на его призыв и сплотиться за ним, утвердив его лидером недавно основанного государства в 788 г. (172 г.). Это известие привело Харуна аль-Рашида в ярость, и в конце концов ему удалось убить Идриса I, отравив его в результате заговоре с участием одного из ближайших соратников Идриса в 793 (177 г.). Большинство сторонников Идриса оставались лояльными его семье, особенно берберы, пока его жена не родила мальчика, которого назвали в честь своего отца. Когда Идрис II достиг возраста одиннадцати лет, он был утвержден имамом и сменил своего отца в 802 году (188 г.) после того, как слуга его отца, Рашид аль-Забди, не смог управлять делами государства. К тому времени Идрис II выучил наизусть Коран, стал сильным лидером этого растущего государства и основал город Фес, который он сделал своей столицей. Все больше и больше берберов обращались к нему, пока он не умер в 828 году (213 г.), оставив после себя двенадцать сыновей, наследовавших его престол. Последним из правителей Идрисидов был Ибн Канун (959-985 гг.), после которого власть перешла к Фатимидам.

Подавляющее большинство Аль-Ашраф в Ливии утверждают, что являются потомками имама Хасана через Идриса. Однако есть и Аль-Ашраф, ведущие происхождение от … святого иракского имама Мусы аль-Казема. Говорят, что племя кададфа в Ливии является потомками «святых». Первый Каддаф аль-Дам, происхождение которого, как утверждается, идет от Мусы аль-Казема, похоронен в долине Аль-Куре недалеко от Гарьяна, но его потомки живут в районе Сирта.

В Ливии, и во многих частях исламского мира, если у кого-то будут мальчики-близнецы, их будут называть Хасан и Хусейн. Люди не будут использовать имя Фатима открыто, но соединив с почетным титулом аз-Захра, можно сказать Фатима аз-Захра. Более того, мусульмане преувеличивали свою любовь к семье Пророка до такой степени, что имам Хусейн, как утверждается, похоронен не менее чем в четырех разных странах на двух разных континентах. В Каире есть большая мечеть, названная в честь Хусейна, где он предположительно похоронен (На самом деле, по преданию, туда доставили и впоследствии похоронили его голову, посланную в Каир после гибели имама в Ираке для устрашения его сторонников —  авт.).

Аль-Ашраф играли и до сих пор играют важную роль на протяжении всей истории ислама и оказывают влияние на все его современные школы. Они пользуются почетом и неравным преференциальным статусом, который был резюмирован словами, приписываемыми Али Зайну аль Абидину ибн аль-Хусейну ибн Али, когда он сказал: «Нам (семье Пророка) были даны знания, терпение, терпимость, храбрость, красноречие, любовь верных, и нам отдавали предпочтение, потому что Пророк был из нас». Эти добродетели, обычно, часто встречаются в характере Аль-Мурабитин в Ливии. Вообще, между суфизмом и шиизмом всегда была сильная и завуалированная связь. Суфии, которых было немало среди Аль-Мурабитин, считают себя личными наместниками Пророка. Они также считают, что если бы не было этой сверхъестественной халифальной связи, то во Вселенной преобладал бы беспорядок, и разрушение было бы нанесено каждому. Исследователи генеалогических древ суфийских шейхов известных орденов могут убедиться, что никто иной, как сам Пророк возглавляет такие древа.

Отношения между основателями орденов и суфизмом, в целом, и имамом Али имеют патерналистское происхождение, как утверждается, в том числе благодаря доктринальным и энциклопедическим знаниям самих имамов. Подавляющее большинство видных суфиев по крайней мере, на виду, стараются дистанцироваться от теологических или политических взглядов, которых придерживаются шииты. Суфии, в целом, придерживались различных суннитских школ и сумели держаться подальше от сектантства, раздиравшего исламский Восток.

Тем не менее, их взгляды до сих пор являются предметом открытой ненависти со стороны ваххабитов и салафитов, в частности, на днях, представители религиозно экстремистски настроенных бойцов ЛНА выступили с открытыми угрозами в адрес «хариджитов» и отступников от веры в лице Аль-Мурабитин на западе Ливии.

Большинство суфийских орденов в Ливии сыграли важную роль в истории региона, особенно когда исламское военное завоевание было остановлено. Они появлялись в областях, которых исламские завоеватели не смогли достичь, таких как юг великой африканской Сахары: Чад, Нигер, Мали, Нигерия и за их пределами. Рибаты и завийи, построенные орденами, стали сосредоточием обращения язычников Черной Африки в ислам. Этому способствовал и тот факт, что суфии и Аль-Мурабитин жили среди простых людей и служили им, подавая примеры благочестия и послушания, они смогли распространить духовное и нравственное послание ислама, что сделало эти ливийские ордена одинаково ценными, как среди горожан, так и среди кочевников.

Верно сказать, что суфии и Аль-Мурабитин не всегда были пацифистами, как это часто может показаться, а скорее моджахедами (воинами-монахами), защищающими ислам и его границы и, что более важно, часто противостояли коварным и деспотичным правителям. Также будет справедливо сказать, что суфии и суфизм всегда были неотъемлемой частью истории народа и региона. Это факт, с которым согласны все исследователи. Хорошей иллюстрацией этого является шейх Сулейман ибн Юсуф аль-Фиттури, вождь из племени Шариф аль-Фаватир, который ходил по улицам Триполи с, примерно, сотней Аль-Мурабитин, призывая людей к джихаду против испанских захватчиков. Сулейман ибн Юсуф был убит вместе с одним из своих сыновей, сражавшихся с испанцами, и был похоронен на кладбище Сиди аль-Шкаб в Триполи.

Другим известным ливийским шейхом был Мухаммед аль-Шайяд, похороненный в своей завийе в Ханшилире, за пределами Триполи. Его прозвали аль-Шайяд, что означает «лев», во многом за то, что он сдерживал притеснение и принуждение от османских правителей Ливии.

Таким образом, встречаясь с ливийцами, носящими имена Фиттури, Шайяд или Аль-Ашраф и др., кроме того, что можно определить их племенную принадлежность, практически всегда, можно утверждать, что они потомки Аль-Мурабитин и выходцев из одного из суфийских орденов. Не лишне будет упомянуть и о том, что большинство из существующих, т.н. ливийских «кятиб», боевых формирований, воюющих по обе стороны фронта, сформированы как раз по принципу принадлежности не просто к какому-то племени, а, как правило, к конкретной завийи, в ее нынешнем понимании, как квартала, для города и оригинальном – для сельской местности Ливии.

52.51MB | MySQL:102 | 0,574sec