Об ухудшающейся экономической ситуации в Иране

Ухудшающаяся в Иране экономическая ситуация побуждает как СМИ, так и политиков искать ответы на довольно непростые вопросы выживания, которые непременно трансформируются в проблему дееспособности правящего исламского режима. Один из немногих политиков, чистосердечно высказывающихся по проблеме  экономических неурядиц нынешнего режима,  глава правительственного Ведомства по планированию и бюджетной политике Мохаммад-Бакер Ноубахт, заметил на днях, что ему стыдно перед народом, ибо страна не может продавать свой главный экспортный товар — нефть, чтобы «на вырученные  деньги покупать лекарства и продукты».  Выступая по государственному телевидению, чиновник признался, что его всерьез беспокоит именно то, что имея такие запасы «черного золота», Иран не может обратить их в средства, на которые можно приобрести самые необходимые предметы первой необходимости. Как продолжил глава правительственного ведомства по планированию и бюджетной политике, такое трудно объяснить простой человеческой логикой, но «мы постараемся найти решение, чтобы оправдать чаяния собственного народа».  Он не упомянул, что страна подвергается санкционному прессингу из-за исходящих из Тегерана угроз глобальной безопасности, и что США инициировали не так давно открытие специального канала доставки медикаментов в Иран через посредничество Швейцарии. Чиновник сосредоточился лишь на том, что нынешние санкции, направленные главным образом против главного экспортного продукта страны – нефти, по тяжести в разы превосходят те, что были еще два года назад. «Нам не дают торговать даже небольшими объемами нефти, чтобы взамен купить продукты питания и медикаменты».  «А тут еще такая напасть, как коронавирус, — добавил Ноубахт, — так что нам совсем невмоготу». Однако и в таких условиях, сказал глава ведомства по планированию и бюджетной политике, мы должны быть «изворотливей и хитрее, чем наши враги, и скоро все это увидят».

Можно, например,  вернуть  на родину средства от нефтеэкспорта прежних лет, «застрявшие» в западных банках. Такую идею озвучил на днях  директор Организации развития и торговли Ирана  Хамид Задгун: более 17 миллиардов евро, на которые можно несколько месяцев кормить все трудовое население Ирана вместе с их семьями, «осело» в последнее время за границей. Х.Задгун уточнил, что это лишь часть денег за экспорт иранской нефти за 2018-2019 гг., которые до сих пор не поступили в страну. По его данным, это примерно треть выручки Ирана  от нефтеэкспорта. Этот функционер считает, что если бы валюта своевременно вернулась в страну, она могла бы предотвратить  многие экономические трудности страны.

Дежурная тема СМИ, пишущих на социально-экономическую тематику – дороговизна, причем, по всем направлениям. Как написали на днях оппозиционные СМИ, власти объясняют рост цен на продукты питания и медикаменты санкционным давлением. Но ведь эти товары не входят в перечень подвергающихся санционному прессингу. Причина, по всей видимости в том, пишет портал IranPressNews, что Запад блокирует межбанковские операции, отключив главные финансовые учреждения ИРИ от международной системы SWIFT. На сегодня с этой системой все еще работают  13 банков. С новым витком санкционного прессинга, которые США намереваются ввести  до ноябрьских  президентских выборов, планируется, по данным западных СМИ, в частности, Newsweek, отключить от SWIFT все банки ИРИ, кроме одного, который будет заниматься гуманитарными операциями – обслуживать поставки продовольствия и медикаментов. Как пишет Newsweek, такое финансовое «перекрытие кислорода» иранскому режиму вызовет социальные протесты и забастовки, становясь эффективным рычагом давления на иранские власти в переговорах по иранской атомной проблеме.

Экономическая ситуация в Иране связана и с инфляцией, бесконтрольным падением национальной валюты. Ее не без основания называют галопирующей. Только с нынешнего апреля темпы инфляции в стране, но данным СМИ,  составили 29,8%. Афффилированное с Корпусом стражей исламской революции (КСИР) и занимающее провластные позиции информагентство «Тасним» написало на днях, что уровень инфляции в стране – один из самых высоких в мире.  Это своеобразный рекорд, поставленный исламским режимом, но со знаком минус. Как комментирует этот факт фарсиязычная радиостанция «Пайамэ Эсраиль», иранские власти ухитрились опустить национальную экономику на такой уровень, которого она никогда прежде не достигала, даже в первые послереволюционные годы.  Корреспондент  агентства «Тасним» проинтервьюировал по этому поводу правительственного чиновника по имени Али Салехабади, спросив его, каким образом режим сумел за сорок лет придти к таким «достижениям»? Его долгие и беспорядочные объяснения ничуть не прояснили читателям реальную картину, но если спросить об этом у простых иранцев, многие ответят однозначно: потому что ее казну разграбили лидеры, их приближенные и функционеры режима. Сюда же присовокупим полную бесталанность нынешних лидеров  в деле управления страной и решении экономических вопросов.  Более конкретно на это отвечают лозунги  протестных акций, будоражащих Иран последние 2 года: значительная часть бюджета Ирана идет на реализацию крупномасштабных и затратных проектов типа атомного и ракетного, помощь сателлитам вроде «Хизбаллы», «Исламского джихада», ХАМАСа, на войну в Сирии, помощь мятежным хоуситам в Йемене и др. Громадная часть национального «пирога» копится, не облагаясь никакими налогами, во всевозможных исламских фондах и структурах,  настоящих государствах в государстве типа КСИР, «Фонда обездоленных» и др. В такой тяжелый для страны момент они могут и раскошелиться для спасения породившего их режима, заявляют во весь голос участники демонстраций.  Летом нынешнего года они просили сделать же и религиозного лидера страны аятоллу Али Хаменеи, являющегося одним из богатейших деятелей режима.  Ответа, увы, не последовало.

Одна из дежурных тем поредевших в последнее время, но все еще заметных социальных протестов  и забастовок – пауперизация населения, опускание миллионов семей за черту бедности. Али Растгу, исполнительный секретарь отделения иранского профсоюзного объединения «Дом рабочих» в южной провинции Фарс в интервью СМИ объявил, что покупательная способность рабочих его страны снизилась за последнее время на 70%. Особенно серьезно, по его словам, обстоит дело с теми из рабочих, кто вышел не так давно на пенсию, ибо ее размер составляет лишь половину прожиточного минимума. Этот профсоюзный деятель утверждает, что много лет пополняемые ими из собственного кармана страховки превратились на фоне непрекращающихся инфляционных процессов в заурядные клочки бумаги. Как уверяет другой профсоюзный босс – Али Аслани, две трети рабочих получают минимальную зарплату, и поэтому вряд ли способны оплачивать, например, ипотечные ссуды. Когда рабочий с такого рода зарплатой покупает себе квартиру ценой примерно 100 тысяч долларов, он может выплатить ипотеку лишь за 200 лет неустанного труда, если государство не придет ему на помощь и не оплатит часть платежей. Аслани уточняет, что речь идет о большинстве наемных рабочих страны, то есть примерно 14 млн человек, а если брать во внимание их семьи – то о примерно 40-45  млн иранцев. Это примерно половина населения сегодняшнего Ирана, наиболее остро чувствующая на себе все проблемы страны, экономика которой балансирует на грани банкротства, отягощенная грузом санкций по поводу национальной атомной программы и угроз безопасности на региональном и глобальном уровнях.

52.13MB | MySQL:103 | 0,578sec