О визите министра иностранных дел РФ С.Лаврова в Сирию

Министр иностранных дел России Сергей Лавров 7 сентября завершил рабочий визит в Дамаск, где провел переговоры с вице-премьером и главой МИД Сирии Валидом Муаллемом и был принят президентом республики Башаром Асадом. Как полагают официальные российские обозреватели, визит, безусловно, можно назвать историческим: последний такая поездка Лаврова в Дамаск состоялась в феврале 2012 года. В воскресенье в сирийскую столицу также прибыл вице-премьер РФ Юрий Борисов, который является сопредседателем постоянной российско-сирийской комиссии по торгово-экономическому и научно-техническому сотрудничеству. Опрошенные ТАСС эксперты единодушно констатировали, что визит приобретает особое звучание на фоне возобновления работы Конституционного комитета, стабилизации ситуации «на земле» и усиления давления на сирийскую экономику со стороны США. Гендиректор Российского совета по международным делам Андрей Кортунов назвал визит Лаврова важным символическим жестом. По его словам, в условиях, когда в Сирии продолжаются боевые операции, Минобороны РФ среди других российских ведомств традиционно играет первую скрипку. «Но поскольку в Сирию направляется министр иностранных дел, это означает, что дипломатическое измерение сирийского урегулирования приобретает сейчас особое значение», — указал он.
Старший научный сотрудник Центра арабских и исламских исследований Института востоковедения РАН Борис Долгов обратил внимание, что, хотя ситуация «на земле» в Сирии в значительной степени стабилизировалась, она все равно остается сложной. Поэтому визит главы дипведомства позволит выдвинуть какие-то новые идеи по разрешению конфликта, в том числе вопроса, связанного с Идлибом, считает он.
По мнению обозревателя газеты «Аш-Шарк аль-Аусат» Раеда Джабера, визит может стать поворотным моментом в развитии событий в Сирии. Как считает эксперт, Россия спасает сирийскую экономику, которая подверглась жестокой блокаде США из-за нового пакета санкций, вызвавшего резкое падение жизненного уровня населения.
Как рассказал Лавров на совместной пресс-конференции с Борисовым и Муаллемом, в ходе беседы с Асадом стороны констатировали установление относительного спокойствия «на земле». По словам главы МИД РФ, российско-турецкие договоренности по Идлибу «медленно, но верно» выполняются и приносят свои плоды: так, с момента подписания договоренностей существенно увеличились контролируемые Дамаском территории в идлибской зоне деэскалации. Лавров при этом выразил уверенность, что Турция доведет до конца работу по размежеванию террористов и оппозиции в Идлибе и сохраняющиеся на сирийской территории очаги террористов будут полностью уничтожены. Однако, отметил он, подобная стабилизация «не всем по нутру», и ряд внешних игроков пытаются подогревать сепаратистские тенденции и использовать односторонние нелегитимные меры, нацеленные на экономическое удушение страны. Солидарную точку зрения высказал и Борисов. По его словам, народ Сирии не в полной мере почувствовал позитивные изменения в стране из-за санкций в рамках так называемого «Закона Цезаря» против Асада, а также из-за мирового кризиса на фоне пандемии коронавируса. Он добавил, что США и курды на севере страны не идут на контакты и не отдают контроль законному правительству над теми месторождениями, которые принадлежат Сирии.
Россия в этих условиях, пообещал вице-премьер, постарается распространить успех, достигнутый в военно-политической сфере, на сирийскую экономику. Как сообщил Борисов, Москва и Дамаск прорабатывают соглашения о восстановлении 40 объектов в Сирии, в том числе в сфере энергетической инфраструктуры. В частности, речь идет о каскаде гидроэлектростанций, построенных советскими специалистами, и возобновлении добычи на шельфовых месторождениях. Кроме того, стороны подготовили новый вариант соглашения о торгово-экономическом, научно-техническом и культурном сотрудничестве, который может быть подписан уже в ходе следующей поездки Борисова в Сирию в декабре.
В этой связи отметим, что данный визит возможно и стоит рассматривать как попытку передачи сирийского досье из рук военной дипломатии классической, но прежде всего сразу обозначим этот шаг как именно «попытку». Это будет очень сложно сделать при наличии автономного Идлиба, как минимум. В отличие от вышеприведенных экспертов рискнем предположить, что сам факт визита должен символизировать, как минимум, два момента.

  1. Это поддержка персонально Б.Асада.
  2. Москва дает четкий сигнал о «подмораживании» военной фазы конфликта с желанием перехода к некому политическому процессу.

Но главное – это личная поддержка Асада, имея ввиду возникновение в последние месяцы некого, не афишируемого сильно сторонами, кризиса «непонимания». Мы уже говорили и разбирали появившиеся как под копирку публикации и анализы неких официальных сирийских центров и анонимных экспертов, главным вопросом которых был только один: каковы планы и намерения Москвы в отношении дальнейшей поддержки кризиса в условиях нарастающего экономического давления со стороны США и трудного экономического положения в стране? Или, если еще грубее: будет ли Москва и дальше ставить на Асада? Такие сомнения возникли у сирийского режима и в связи с разногласиями между Дамаском и Москвой по вопросу дальнейшего военного наступления на Идлиб и в Заевфратье, и по вопросу вытеснения турецких сил с севера Сирии; и в отношении критических статей в российской прессе в отношении преследования двоюродного брата президента и до недавнего времени «главного бизнесмена» страны Рами Махлюфа. Все это породило сомнения и недомолвки между сторонами, которые и призван был разрешить или сгладить нынешний визит. Это была основная задача. Министр иностранных дел С,Лаврова и вице-премьер Борисов должны были четко разъяснить позицию Москвы в отношении дальнейшей поддержки режима Асада и определить ее условия. Что они и сделали. Если брать экономический аспект, то это, прежде всего, восстановление инфраструктуры электроэнергетики, поскольку это основной драйвер восстановления и основная причина растущего недовольства населения. Дефицит и тарифы на электричество – это вообще реперная точка для населения всех арабских стран с точки зрения степени лояльности к тому или иному режиму. Климат к такому положению вещей обязывает. Еще две реперные точки – цены и наличие топлива и состояние ирригационных сооружений. Визит российской делегации совпал по времени с очередным витком дефицита топлива в Дамаске. Местные СМИ опубликовали снимки длинных очередей на крупных автозаправочных станциях Дамаска, достигающих 300 метров. В прошлом году Сирия испытывала острую нехватку топлива: правительство ввело нормирование на бензин и природный газ, а на заправочных станциях образовались длинные очереди. Президент Башар Асад заявил, что кризис был частью осады, введенной правительствами, которые выступают против него, включая Соединенные Штаты, которые ввели санкции, которые широко запрещают торговлю с Дамаском. Однако проправительственная сирийская газета «Аль-Ватан» сообщила, что дефицит начался после того, как Иран приостановил кредитную линию Дамаску, и с тех пор никаких поставок нефти не поступало. И это очень примечательный момент, который свидетельствует о двух моментах.

  1. Отношения Тегерана и Дамаска сильно напряглись с точки зрения замораживания иранцами прежних программ поставок льготного топлива. О выплате зарплат сирийским военным за счет траншей из Тегерана речи уже не идет давно. Отсюда просьба сирийцев к российской стороне восполнить этот провал за счет поставок топлива.
  2. Одной из основных целей Дамаска в рамках нынешних переговоров было открытие кредитных линий из Москвы.

Если брать в целом, то следует предположить, что основными направлениями приложения усилий Москвы на экономическом направлении будет именно вышеперечисленные сектора.
Что взамен? Помимо практически «бесплатной» аренды двух военных баз — это безусловно вход российских кампаний на рынок фосфатов и телекоммуникаций. Но главное – это приверженность Дамаска курсу Москвы на политическое решение сирийского кризиса. На пресс-конференции министры затронули тематику предстоящих в 2021 году президентских выборов в Сирии. Муаллем подтвердил, что президентские выборы пройдут в срок, и они не связаны с деятельностью Конституционного комитета в Женеве, недавно возобновившего работу. Как пояснил глава сирийского МИДа, все рекомендации по поправкам к Конституции Сирии, как и возможный текст нового основного закона, которые будут одобрены участниками Конституционного комитета, будут затем вынесены на общенародный референдум. Со своей стороны Лавров подчеркнул, что установление временных рамок для работы Конституционного комитета Сирии неприемлемо. Лавров отметил, что благодаря конструктивной позиции России Москва зарекомендовала себя как устойчивая комфортная площадка для переговоров — будь то ливийских, сирийских, палестинских или афганских сторон. Добавим «ложку дегтя» в двух последних случаях наши партнеры использовали «московскую площадку» не для того, чтобы договориться, а для того, чтобы таким образом надавить на США прежде всего. Министр предположил, что именно по этой причине в Москве недавно встретились руководители «Сирийского демократического совета» и так называемой московской платформы, однако подчеркнул, что российская сторона в их контактах и консультациях не участвовала. Но об этом ниже. Пока отметим, что это еще один повод для беспокойства в Дамаске.
Таким образом, используя весь арсенал воздействия (от усиления давления на сирийский режим до расширения диалога с различными игроками страны) Москва всеми способами пытается добиться политического выхода из сирийского кризиса. По данным французских источников, Россия была крайне недовольна позицией, проявленной сирийским режимом на последнем по времени раунде переговоров по сирийской конституции  в Женеве 28-29 августа. Делегация Дамаска, в состав которой входили несколько сотрудников сирийских спецслужб, отказалась покинуть свой отель даже после отрицательного теста на COVID-19, что вынудило спецпосланника ООН в Сирии Гейра Педерсена вновь отложить переговоры, не назначив новой даты. Это произошло даже несмотря на готовность к переговорам со стороны оппозиции, представленную Хади аль-Бахрой членом спонсируемой Турцией Сирийской национальной коалиции (СНК), которая в реальности мало кого представляет на местах.
Такое отсутствие приверженности сирийского режима переговорам (Дамаск вполне справедливо полагает, что военная фаза конфликта еще не закончена) стало еще одной причиной визита министра иностранных дел России С.Лаврова 7 сентября. Он должен был убедить Башара Асада реально сесть за стол переговоров. Параллельно с уговорами клана Асада, Россия стучится и в другие двери. 31 августа Лавров принял делегацию во главе с Иланом Ахмедом из «Сирийского демократического совета» — политического крыла преимущественно курдских Сил демократической Сирии (СДС). Цель состояла в том, чтобы обсудить перспективы нерешенного вопроса о курдском компоненте в будущих политических дискуссиях в Женеве. Против этого шага решительно выступает Анкара. Российские власти также пригласили на переговоры Кадри Джамиля, бывшего сирийского министра, ныне живущего в изгнании в Москве, и члена «московской платформы». Он представляет часть сирийской оппозиции, тем не менее близкую к российским интересам, которая согласилась включить в свою делегацию некоторых курдских политиков. Отметим, что, хотя командующий СДС Мазлум Абди ранее был открыт для переговоров с Москвой, он быстро отверг такую возможность.

Несмотря на то, что Москва долгое время стремилась маргинализировать платформу ООН в Женеве в пользу Астанинского форума, который впервые объединил Россию, Иран и Турцию в 2017 году, теперь российская сторона готова пойти по любому пути, который может принести ей некоторые политические выгоды после пяти лет военного вмешательства в Сирию. В это же контексте надо рассматривать и визит Г.Педерсена в Москву 3 сентября, который был направлен на возобновление работы Конституционного комитета, заседания которого были прерваны в октябре прошлого года.

62.22MB | MySQL:101 | 0,599sec