О попытке создания нового альянса на Ближнем Востоке

25 августа в столице Иордании Аммане произошла встреча глав трех государств: Иордании (король Абдалла бен Хусейн), Египта (президент Абдель Фаттах ас-Сиси) и Ирака (премьер-министр Мустафа аль-Казыми). Встреча прошла по инициативе иракской стороны после того как Мустафа аль-Казыми выдвинул инициативу создания блока Ирака как средоточия нефтяного потенциала арабского мира и Египта как средоточия его человеческого потенциала с включением Иордании в качестве моста между ними. Сам иракский премьер назвал свой проект «новой Сирией». При этом возникает ряд вопросов. Является ли данный проект инициативой самого иракского премьера или согласован с его западными партнерами? Насколько реалистичной и долговечной представляется эта инициатива? Как она может отразиться на расстановке сил в регионе?

Обращает на себя внимание то, что данная инициатива была озвучена иракским премьером после посещения 19-20 августа Вашингтона, где он принимал участие во втором раунде иракско-американского стратегического диалога, на этот раз на высшем уровне. В столице США М.аль-Казыми провел переговоры с президентом США Дональдом Трампом, госсекретарем Майком Помпео, исполнительным директором МВФ Кристалиной Георгиевой и спикером Палаты представителей американского Конгресса Нэнси Пелоси. В ходе данного визита была достигнута договоренность о значительном сокращении американского военного контингента в Ираке, представители которого останутся только в качестве военных советников. «Мы действительно не нуждаемся в боевых соединениях на территории Ирака, но мы хотим участия американской армии в тренировках и повышения боевых возможностей наших вооруженных сил», — заявил иракский премьер. Результатом визита М.аль-Казыми стало подписание нескольких соглашений. Сам иракский премьер констатировал успешность экономической части переговоров: «Мы подписали несколько контрактов с американскими компаниями на сумму более 10 миллиардов долларов. Ирак открыт для американского бизнеса и инвестиций для лучшего будущего нашей страны и ее народа». Необходимо отметить, что визит М.аль-Казыми с явной нацеленностью на стратегическое партнерство между Ираком и США был подвергнут резкой критике со стороны ряда статусных иракских политиков. Например, бывший премьер-министр Нури аль-Малики назвал визит неэффективным и призвал Ирак лучше развивать отношения с Россией, чем с США.

Таким образом, предложение о создании в регионе нового политического и экономического альянса было озвучено по благословению Запада. Его куратором, скорее всего, будут США, а, может быть, и Франция (об этом ниже). Все три государства можно охарактеризовать как умеренные. Они достаточно светские и ислам в них отделен от политики. Они равноудалены от Ирана и Турции. Исключение до последнего времени составлял Ирак, находившийся с Тегераном в отношениях стратегического партнерства. Однако новое руководство страны пересматривает этот курс. Египет и Иордания в свое время заключили мирные договоры с Израилем. Не исключено, что в Вашингтоне надеются на присоединение к этому процессу Ирака по недавнему примеру ОАЭ.

Не лишним будет напомнить, что в новейшей истории Ближнего Востока уже существовал проект блока «умеренных» арабских государств. В начале 1990 года по инициативе Саддама Хусейна была создана коалиция в составе Ирака, Египта и Иордании. Вскоре к ней присоединился Йемен под руководством тогдашнего президента Али Абдаллы Салеха. Смысл данного блока состоял в том, что вошедшие в него страны заявляли о своей независимости как от Ирана, так и от аравийских монархий во главе с набиравшей силу Саудовской Аравией. Эта коалиция распалась осенью 1990 года после иракской агрессии в Кувейте и начала американской военной операции «Буря в пустыне». Еще одной причиной распада этого хрупкого альянса стала борьба амбиций иракского лидера Саддама Хусейна и тогдашнего президента АРЕ Хосни Мубарака, каждый из которых хотел возглавить данный блок. Возвращаясь же к «новой Сирии» необходимо констатировать, что в ней отсутствует ключевой элемент – Сирийская Арабская Республика. Собственно Сирия и является геополитическим средоточием Машрика. Причины этого понятны. Сирия в настоящее время подвергается сильнейшему давлению со стороны враждебно настроенной американской администрации.

Обращает на себя внимание, что все три арабские страны сталкиваются в последнее время со множеством экономических и политических проблем. Для Ирака это экономический кризис, усугубленный падением мировых цен на нефть и необходимостью восстановления разрушенных войной против «Исламского государства» (ИГ, запрещено в России) суннитских провинций. Иорданская экономика также подвергается в последнее время значительному давлению, усугубившемуся благодаря тому, что Саудовская Аравия сократила размеры ежегодной финансовой помощи Хашимитскому королевству.  В Египте к экономическому кризису добавляются проблемы с Ливией, где Каир поддерживает в гражданской войне ЛНА Халифы Хафтара и с Эфиопией. В случае реализации Аддис-Абебой проекта плотины «Возрождение», АРЕ столкнется с экологической и экономической катастрофой.

По информации газеты «Рай аль-Йаум», издающейся в Лондоне, на встрече глав трех государств в Аммане обсуждался ряд вопросов экономического характера. Во-первых, создание банка трехстороннего союза с капиталом в 8 млрд долларов. Во-вторых, создание в Иордании энергетического хаба с импортом дешевой электроэнергии из Саудовской Аравии. Это вопрос чрезвычайно актуален для Ирака, где система энергоснабжения так и не восстановлена, и многие провинции страны страдают от постоянных отключений электроэнергии. В-третьих, возможное строительство нефтепровода из Басры к побережью Средиземного моря, предположительно в израильскую Хайфу. О том, что руководство Иордании придало данным переговорам большую важность, свидетельствовало присутствие на них кроме короля Абдаллы II министра иностранных дел Хашимитского королевства Тахера аль-Масри, наследного принца Хусейна бен Абдаллы и руководителя Управления общей разведки Иордании генерала Ахмада Хусни.

С подготовкой по созданию альянса «умеренных» арабских государств совпала активизация политики Франции на Ближнем Востоке. 1-2 сентября с.г. президент Франции Эммануэль Макрон посетил с официальным визитом Бейрут, а 3 сентября – Багдад. Находясь в Ираке, французский лидер высказался за безусловное территориальное единство этой страны и недопустимость вмешательства иностранных государств в ее внутреннюю политику. В отличие от многих других зарубежных официальных лиц он отказался совершить поездку в Иракский Курдистан, настояв на том, чтобы его руководители прибыли для встречи в Багдад. 9 сентября в Париже с официальным визитом побывал король Иордании Абдалла II . В этой связи многие арабские наблюдатели отмечают, что Франция может занять ведущее среди западных держав место на Ближнем Востоке. Соединенные Штаты в настоящее время слишком заняты внутренними проблемами, связанными с выборами, а Великобритания поглощена проблемами, связанными с выходом из Европейского союза (Брекситом). Париж может воспользоваться этим вакуумом. Одновременно французская дипломатия в арабском мире в настоящее время говорит не только от себя, но и от имени Европейского союза. После выхода Великобритании Франция остается единственным государством ЕС, обладающим ядерным оружием и местом в Совете Безопасности ООН, а это дорогого стоит. Кроме того Париж поддерживает наиболее конструктивные среди западных столиц отношения с Россией, играющей главную роль в Сирии.

Пока неясно, удастся ли создать новый альянс на Ближнем Востоке и насколько он будет долговечен.  В любом случае это попытка создать на Ближнем Востоке альтернативное межгосударственное объединение, находящееся под влиянием Запада, которое будет сдерживать экспансию Ирана и Турции. Одновременно оно не будет возглавляться дискредитировавшими себя аравийскими монархиями, особенно КСА. Насколько удачной будет эта попытка, покажет время.

52.49MB | MySQL:102 | 0,505sec