О проблемах с выбором внешнеполитической стратегии Иордании

Премьер-министр Иордании Омар Раззаз подтвердил твердую позицию своей страны по палестинскому вопросу, предупредив в четверг, что «всеобъемлющий мир» невозможен до тех пор, пока Израиль продолжает действовать в одностороннем порядке, сообщает иорданское информационное агентство. «Всеобъемлющий и справедливый мир не будет достигнут до тех пор, пока не будут соблюдены законные права палестинского народа», — сказал он в своем заявлении. «Мы не достигнем справедливого и всеобъемлющего мира, если Израиль продолжит свои односторонние меры, которые подрывают права палестинского народа на создание своего независимого государства на своей национальной Земле со столицей в Иерусалиме». Раззаз также заявил, что Иордания готова занять единую позицию с другими арабскими странами в отношении всех региональных и внешних вызовов. В этой связи надо отметить, что иорданские политики уже практически открыто заявляют о попытках возможной арабской изоляции Аммана и обеспокоены заметно ускорившимися темпами заключения соглашений между арабскими странами и Израилем под эгидой США. Они полагают, что этот процесс не остановится на ОАЭ и Бахрейне, при этом США заверяют, что другие арабские государства последуют их примеру. От себя скажем, что сомневаемся в этом варианте, по крайней мере, до ноябрьских выборов в США. Иорданские аналитики и эксперты практически солидарно говорят о том, что региональные силы, такие как Иран и Турция, все более заполняют стратегический вакуум в регионе, в то время как арабские страны Персидского залива преследуют свои собственные интересы. Это вынуждает переосмысливает эти интересы и источники потенциальных угроз для ИХК в том, что касается инициативы Вашингтона в отношении острых арабских проблем. На этом стратегическом этапе Амман сталкивается с двумя вариантами. Во-первых, это политика умиротворения и молчания, а возможно, даже прыжок в последний момент на подножку американской инициативы и участие в определенной степени в новой региональной системе, которая сейчас только еще формируется. То есть, пойти по пути Египта. При этом варианте Амман избежал бы дальнейших кризисов и напряженности в своих отношениях с администрацией Трампа, особенно с его зятем и советником  Джаредом Кушнером, который отвечает за эти соглашения. Это также избавит Амман от любых кризисов с арабскими странами, которые были стратегическим союзником Иордании на протяжении последних двух десятилетий. В данном случае вопрос упирается в неопределенность итогов ноябрьских выборов в США.
Второй вариант заключается в том, чтобы придерживаться традиционной арабской позиции и мирной инициативы, которая обеспечивает в значительной степени внутрииорданский общественный консенсус по этому вопросу. Это также означает согласие с позицией Палестинской национальной администрации, хотя и без конкретного видения или плана действий по противодействию этим инициированным американцами изменениям. Этот вариант несет в себе риски угрозы экономическим и политическим интересам королевства. Он неизбежно отразится на положении иорданских рабочих в странах Персидского залива, чьи денежные переводы имеют жизненно важное значение с учетом крайне сложных экономических условий, в которых Иордания переживает беспрецедентный рост безработицы и растущий финансовый кризис.
По ряду данных, лица, принимающие решения в Аммане, сейчас работают над третьим вариантом, основанным на преодолении растущего разрыва в стратегической позиции Иордании по палестинскому вопросу, который она считает вопросом национальной безопасности, и связанным с этим аспектом ядром внутреннего консенсуса, политической стабильности и стратегическими и экономическими интересами с американцами и арабскими союзниками. Однако чиновники признают, что этот вариант непростой и требует сложных и точных расчетов. Внимательное прочтение недавнего заявления министра иностранных дел Иордании Аймана Сафади о нормализации отношений между Бахрейном и Израилем показывает степень сложности и тупиковой позиции Иордании. Оно с одной стороны реагирует на заявления Дж.Кушнера о создании израильско-арабского стратегического альянса для противостояния окружающим странам — особенно Ирану и подразумеваемой Турции — и подтверждает основу позиции Иордании по мирному урегулированию на основе «создания Палестинского государства». Сафади при этом избегает открытой критики соглашений и пытается встать на сторону ПНА. Дилемма заключается в том, что разрыв между этой «стратегической доктриной», международными и региональными событиями и сдвигами увеличивается. Единственный способ ослабить давление на Амман и достичь некоторой степени равновесия — это дождаться результатов президентских выборов в США, с надеждой, что новая администрация будет по иному действовать на треке БВУ. Если президент Дональд Трамп останется в Белом доме, то это самый худший сценарий для Аммана, который мог бы противостоять давлению США и держать дистанцию по отношению к инициативам Кушнера в течение короткого времени, но будет вынужден определиться окончательно при таком раскладе. При этом собственный мирный договор Иордании с Израилем в его нынешнем виде де-факто если не закончился во всех смыслах и целях, то, по крайней мере, переживает серьезный кризис. На этом фоне в Аммане часть элиты (в основном имеющей бизнес-интересы в ОАЭ и США) заговорила о том, что требуется пересмотр общих принципов Аммана в отношении «палестинского досье», в рамках чего необходимо обсуждать «права палестинце», а не «палестинское государство» в попытке изменить правила игры с Израилем с точки зрения стимулирования международного давления на него по вопросу «прав человека». Парадоксально, что премьер-министр Иордании Омар Раззаз даже намекнул на такой подход в иорданских СМИ и тут же столкнулся с большим количеством внутренней критики, после чего был вынужден разъяснить свою позицию даже в официальных и полуофициальных кругах. Это означает, что данное предложение не было включено в число иорданских вариантов или возможных сценариев общественного консенсуса и все еще находится на стадии обсуждения среди политических элит. В этой связи надо подчеркнуть, что третий вариант является тактическим и временным в рамках затягивания времени, но рано или поздно Амману придется определяться относительно роли страны и управления возникающими в этой связи рисками.

52.17MB | MySQL:103 | 0,667sec