О ситуации в высшем руководстве Южного Судана

Президент Южного Судана Салва Киир своим указом снял 16 сентября с должности министра финансов и экономического планирования страны Салваторе Гаранга Мабиордиита. Об этом сообщило агентство Рейтер.
Тест указа был зачитан по государственному телевидению без объяснения каких-либо причин, отмечает оно.
В свою очередь южносуданское информационное агентство Ниамилепедия (Nyamilepedia) передало, что министр уволен «в условиях экономического кризиса и обвинений в коррупции и плохом управлении финансами и экономикой». По его словам, наряду с главой Минфина своих мест лишились председатель налоговой службы и глава государственной нефтяной компании. На минувшей неделе Салваторе Гаранг Мабиордиита вызвал в стране широкое недовольство своим заявлением о том, что у правительства нет денег для выплаты зарплат государственным служащим и им придется сидеть без денег несколько ближайших месяцев.
Это событие необходимо расценивать как новое свидетельство резко обострившейся борьбы за власть в Джубе. Менее чем через месяц после того, как президент Южного Судана С.Киир успешно выступил посредником в мирных переговорах между Хартумом и суданскими повстанческими группировками  (31 августа власти Судана подписали в Джубе, столице Южного Судана, мирное соглашение с повстанцами из западной области Дарфур, а также южных провинций (вилайетов) Южный Кордофан и Голубой Нил),
соперничающие южносуданские кланы уже стараются отодвинуть его на политическую периферию и начали активную борьбу за пост его преемника. Так, уже не довольствуясь тем, что он занял пост председателя Национальной нефтяной компании «Нилепет», нынешний южносуданский министр по делам президента Нхиал Дэн Нхиал теперь явно позиционирует себя как потенциального преемника Сальвы Киира в случае, если глава государства не сможет остаться у власти «по медицинским показателям». В течение многих лет ходили слухи о неудовлетворительном состоянии здоровья президента Южного Судана, которое было дополнительно осложнено алкоголизмом. Они вновь активно стали циркулировать в последние недели, хотя сейчас трудно определить, является ли это фактическим признаком  слабого здоровья С.Киира или подрывной работой амбициозных членов его окружения. Несомненно, что некоторые политические деятели серьезно изучают, как может выглядеть политический ландшафт после Киира. Согласно Конституции, главный соперник Киира, нынешний вице-президент Риек Машар займет его место в случае устойчивой недееспособности. Но Машар — это представитель племени нуэр, а не титульной нации страны динка, его войска измотаны шестью годами гражданской войны, и некоторые авторитетные члены племенной верхушки динка, включая Киира и его ближайшего окружения, планируют использовать этот момент, чтобы в случае необходимости продвинуть на место президента именно Нхиала.
У последнего есть несколько сильных козырей. Его новая должность главы правления  нефтяной компании «Нилепет» фактически позволяет ему сконцентрировать в своих руках финансовые рычаги единственного экспортного ресурса страны, составляющего более 90% государственных доходов и тем самым в достаточной степени управлять лояльностью племенных лидеров динка. Более того, во время гражданской войны этот юрист и выпускник Университета Данди в Великобритании, не принимал непосредственного участия в боевых действиях и поэтому олицетворял собой надежный вариант «нейтральности и дистанцированности» от участия в очередной вспышке трайбализма в глазах иностранных финансовых спонсоров. Однако у Нхиала есть и два недостатка. Некоторые члены Совета старейшин динка не очень хорошо отнеслись к мирному соглашению 2015 года, заключенному при активном участии Нхиала. Киир подписал это соглашение под давлением Организации Объединенных Наций, и после долгих жарких дебатов и многократных эпизодов нарушения режима прекращения огня, оно оказалось фактически сорванным менее чем через год после подписания. И оппозиция этому соглашению сохраняется в племенной верхушке динка и до сих пор. Некоторые из них считали и считают это соглашение в принципе невыполнимым. Во-вторых, в стране, которую по факту возглавляют только армейские офицеры и военные лидеры, Нхиал имеет мало контактов в вооруженных силах. Именно в рамках компенсации этого недостатка Киир и дал ему ключи от компании «Нилепет». С тех пор как Киир пришел к власти, он постоянно остерегался переворота и старался держать под контролем любых потенциальных преемников. Опала в 2017 году Пола Малонга Авана, бывшего начальника Генерального штаба Народно-освободительной армии Судана (НОАС), ныне находящегося в изгнании в Найроби, является прекрасным примером этого. Недавнее свержение Кииром главы Бюро внутренней безопасности Акола Коор Кука и директора Главного разведывательного бюро Томаса Дуота Гета только подтверждают факт того, что Киир более активно занялся кадровой зачисткой любых альтернатив в рамках выдвижения не согласованных с ним преемников.
В этой связи особую озабоченность у президентского, и вице-президентского клана вызывает кандидатура бывшего генерала Ноас Томаса Сирилло в качестве третьего игрока. Сирилло – сейчас один из немногих южносуданских военных лидеров, кто еще способен собрать под своим командованием личную армию в несколько тысяч человек. Генерал, уроженец Экваториального штата, является убежденным сторонником федеративного устройства страны. Он отказался подписать мирное соглашение 2018 года на том основании, что оно представляет собой несправедливый баланс сил в пользу динка. Не все сторонники Р.Машара также довольны этим мирным соглашением, включая генерала-нуэра Саймона Гатвича Дуала и полевого командира-шулука Джонсона Олони. Оба проводят большую часть своего времени в Хартуме, и если они поддержат Сирилло, это может нарушить баланс сил в Южном Судане и снова втянуть страну в гражданскую войну.

52.44MB | MySQL:103 | 0,781sec