Что стоит за заявлениями о возобновлении добычи и экспорта ливийской нефти

Национальная нефтяная корпорация (National Oil Corporation, NOC) Ливии объявила 19 сентября о снятии режима форс-мажора и возобновлении работы на всех ее объектах в безопасных районах. Об этом говорится в заявлении данной структуры, распространенном на ее странице в «Фейсбуке». «Форс-мажор отменяется на безопасных месторождениях и портах, — указывается коммюнике. — Компаниям- операторам, работающим во всех бассейнах, а также соответствующим департаментам NOC даны инструкции приступить к исполнению их обязанностей и возобновить добычу и экспорт с безопасных полей и терминалов».
В корпорации между тем подчеркнули, что форс-мажорные обстоятельства будут действовать на всех ее объектах, где по-прежнему находятся вооруженные группы, «препятствующие ее деятельности». «Наша главная задача — начать производство и экспорт, принимая во внимание безопасность рабочих и операций, а также предотвращая любые попытки политизировать национальный нефтяной сектор, — сказал глава NOC Мустафа Саналла. — Это означает, что корпорация выполняет свою техническую и неполитическую миссию по возобновлению работы во безопасных районах, а в настоящее время проводится техническая оценка в рамках подготовки к началу производства и поставок за рубеж».
В NOC пообещали осуществлять дальнейшую деятельность по «высочайшим международным стандартам прозрачности коммерческих операций» и работать под руководством исполнительной власти с целью справедливого распределения будущих доходов. До этого заявления NOC опубликовала заявление о том, что она не отменит свою форс-мажорную декларацию об экспорте нефти до тех пор, пока нефтяные установки не будут демилитаризованы.
Напомним, что 18 января прекратили работу главные наливные терминалы страны в «нефтяном полумесяце», находящиеся под контролем ЛНА. Национальная нефтяная корпорация объявила ситуацию форс-мажора в связи с невозможностью выполнения своих контрактных обязательств. На следующий день были закрыты крупнейшее нефтяное месторождение Эш-Шарара и расположенное неподалеку Эль-Филь, ежедневная добыча на которых составляла примерно 400 тыс. баррелей в день. Позднее предпринимались попытки вернуть работу сектора в нормальное русло, однако все они пока не увенчались успехом. С прекращением функционирования расположенных в 800 км к юго-западу от Триполи двух месторождений и объявлении форс-мажора вся нефтяная промышленность Ливии фактически остановилась, что уже обернулось для Ливии убытками в размере почти 10 млрд долларов.
18 сентября  главнокомандующий ЛНА Халифа Хафтар объявил о возобновлении добычи и экспорта ливийской нефти на один месяц. Это решение он объяснил стремлением «не допустить ухудшения экономической ситуации в Ливии». Сразу отметим, что сделал он это по причине жесткого давления на него со стороны Вашингтона, который через усилия заместителя спецпосланника ООН по Ливии С.Уильямс пытается достичь формального прорыва во внутриливийском кризисе. При этом, как полагают сами американские эксперты, предложение Халифы Хафтара вновь открыть экспортные нефтяные терминалы, скорее всего, является оппортунистической краткосрочной стратегией, направленной на то, чтобы ослабить прессинг США и использовать в своих целях фракционное напряжение в Правительстве национального согласия (ПНС), поскольку Хафтар стремится укрепить свои позиции на международных переговорах и получить некоторую столь необходимую финансовую помощь в Восточной Ливии. Об этом соглашении с Хафтаром вице-премьер ПНС Ахмед Майтига объявил 18 сентября, что уже вызвало очень серьезные волнения в самом Триполи. В рамках этого соглашения было согласовано семь пунктов, включая немедленное возобновление работы нефтяных терминалов и создание совместного технического комитета, который обеспечил бы справедливое распределение нефтяных доходов. В своем заявлении, сопровождающем документ, согласованный с Майтигой, командующий ЛНА добавил, что он договорился с племенными группами открыть терминалы всего на один месяц при условии, что доходы не будут использоваться для финансирования терроризма. В качестве последних главком ЛНА выделил ополченцев, связанных с Халидом аль-Мишри, который возглавляет законодательный орган при ПНС и связан с ливийскими «Братьями-мусульманами». То есть, искусственно подвесил это соглашение и вызвал шквал критики Майтиги со стороны серьезных фигур в Триполи и его родной Мисурате.
Таким образом, надо констатировать, что в борьбе за право контролировать нефтяные поля и доходы от экспорта углеводородов в Ливии (а собственно все последние по времени  боевые действия сторон с апреля с.г. были мотивированы именно этим обстоятельством по большому счету) наступила передышка. Такое положение дел помимо прессинга Вашингтона (ему надо сохранить видимость прорыва в урегулировании ливийскоо кризиса, как минимум, до ноябрьских выборов в США) обусловлен невозможностью сторон военным путем достичь заявленных изначально целей (для Хафтара – взять Триполи; для ПНС и Турции– отвоевать нефтяные терминалы в Сирте). Но самое главное – ОАЭ резко сократили дотации ЛНА на выплату жалования военным. Надежды возместить этот дефицит напечатанными в России ливийскими динарами не оправдались: их отказываются принимать племена, так как они не имеют фактической покупательной способности. Таким образом, позиции Хафтара в ЛНА были ослаблены неудавшимся наступлением на Триполи в июне, а также рухнувшим экспортом нефти и задержками с выплатой заработной платы государственным служащим в контролируемой ЛНА Восточной Ливии, что подорвало племенную поддержку дальнейшего блокирования работы нефтяных терминалов. В ответ на сокращение экспорта нефти Хафтаром Центральный банк Ливии приостановил некоторые государственные выплаты заработной платы работникам в Восточной Ливии и сократил доступ банковского сектора Восточной Ливии к ливийской системе клиринга транзакций. Сокращение добычи нефти также привело к сокращению добычи попутного нефтяного газа, что затруднило импорт дизельного топлива и привело к отключениям электроэнергии по всей стране, в том числе в Бенгази. Протесты населения в этой связи плюс требования С.Уильямс, которая тем самым решает задачу создания единого исполнительного органа для всей Ливии, вынудили восточное правительство премьер-министра Абдаллы аль-Тани, исполнительную власть которого поддерживала Палата представителей (ПП) в Тобруке, уйти в отставку 14 сентября (ровно с той же целью американцы вынудили Ф.Сарраджа также заявить о своей отставке), оставив лаву ПП Акилу Салеха Ису и Халифу Хафтара главными политическими игроками на востоке страны и раздираемый внутренними распрями ПНС на западе. Провал наступления выявил неспособность ЛНА фактически взять Ливию силой, что заставило некоторых сторонников Хафтара, таких как старейшины восточных племен, сосредоточиться на других приоритетах, включая экономический кризис в Восточной Ливии. Борьба Хафтара также привела к тому, что другие лидеры в Восточной Ливии, включая главу базирующейся в Тобруке Палаты представителей Акилу Салеха Ису, попытались позиционировать себя в качестве критического игрока Киренаики на внутриливийских переговорах. Разрешая сейчас экспорт, Хафтар в том числе стремится подорвать активность главы ПП и переложить вину за тяжелые экономические условия региона на своих внутренних соперников. Он также таким образом пытается сыграть на разногласиях внутри ПНС, которое борется с аналогичными экономическими проблемами и фракционностью, но его устойчивая поддержка поддержания экспорта в долгосрочной перспективе основана исключительно на успехе реформы финансового сектора Ливии. На сегодня США надавили на Центробанк в Триполи, заставив его в качестве ответного шага на разблокировку нефтяных полей Хафтаром, возобновить траншы на выплату зарплат госслужащим и бойцам ЛНА. С этой целью они пока сняли свои требования о международном аудите Центробанка и отставке его главы Кибира. Но как признают сами американские эксперты, маловероятно, что такое положение дел сохраниться долго. Мощные политически укоренившиеся ополченцы и их политические союзники на западе Ливии будут извлекают выгоду из этого статус-кво, а это означает, что они будут блокировать реальное перераспределение экспортных доходов в пользу Киренаики и ЛНА. Это делает очень вероятным сценарий того, что любой перезапуск ливийской нефтедобычи может быть недолгим и не продлиться дольше первого месяца. На этом фоне, с учетом того, что NOC поддержал сделку и возобновил экспорт, у ПНС будет мало рычагов для возвращения устойчивого экспорта нефти в краткосрочной перспективе. Неясно, в какой степени Майтига пользуется поддержкой многих влиятельных фигур в Триполи, включая Фатхи Башагу и Фаиза Сарраджа, для того чтобы провести многие структурные долгосрочные реформы. Прежде всего, реформирование финансовой системы и смещение главы Центрального банка. Такие реформы потребовали бы значительной поддержки со стороны большинства фракций ПНС, чего пока там не наблюдается.

62.26MB | MySQL:101 | 0,658sec