О миграционных проблемах Европейского союза

Как полагают эксперты, новый план реформирования миграционных правил Европейского союза окажет ограниченное влияние на снижение бремени мигрантов для его южных членов в то время, когда они сталкиваются с серьезными экономическими спадами. Это также приведет к возобновлению споров между государствами Южной и Восточной Европы, но при этом не приведет к существенному сокращению рычагов влияния Турции и других стран на ЕС. Это давление в общем-то очень четко было обозначено еще в марте с.г. В конце февраля после столкновения с сирийской армией, в результате которого погибли 36 турецких военнослужащих, Турция приняла решение не останавливать беженцев из Сирии, которые стремятся попасть в ЕС. Турецкие власти оценивали тогда число пересекших границу беженцев в 100 тысяч. Однако эти данные были опровергнуты как российскими военными в Сирии, которые не зафиксировали столь массового движения беженцев в сторону границы, так и руководством Греции. Афины в то время обвинили Анкару в организованной переброске мигрантов и сообщили о пресечении почти 25 тысяч случаев нарушения границы с начала марта. Отреагировал соответствующим образом и Брюссель. Он заявил о том, что «Совет ЕС признает возросшее миграционное давление и риски, с которыми сталкивается Турция, а также предпринятые ею существенные усилия по размещению 3,7 млн мигрантов и беженцев. Однако Совет категорически отвергает попытки использования миграционного давления для достижения политических целей. Эта ситуация на внешних границах ЕС совершенно неприемлема. Совет ЕС ожидает от Турции соблюдения в полном объеме положений соглашения 2016 года в отношении стран сообщества». В разгар миграционного кризиса в начале 2016 года Брюссель и Анкара договорились, что Турция закроет свои границы с ЕС для мигрантов, за что Евросоюз заплатит ей 6 млрд евро и предоставит безвизовый режим. Брюссель уже перечислил Анкаре свыше 5 млрд евро, однако отказался от безвизового режима под предлогом необходимости пересмотра антитеррористических законов в Турции, нарушающих права человека. Анкара в свою очередь пыталась снова прибегнуть к откровенному шантажу в рамках получения от ЕС новых траншей на обустройство сирийских беженцев на севере Сирии. Пандемия обнулила эти претензии и купировала новый виток миграционного кризиса, а также дала Брюсселю передышку для законодательного оформления новых реалий этого процесса.

23 сентября Европейская комиссия предложила новый пакт о миграции и убежище. Согласно действующим правилам ЕС, ответственность за них несет государство-член, в котором мигрант впервые попадает в Европу, что оказывает значительное давление на средиземноморские страны, такие как Греция, Италия, Испания, Мальта и Кипр. Новый пакт не отменяет этого принципа и вместо этого призывает остальную часть Европейского союза оказывать большую финансовую и материально-техническую поддержку средиземноморским странам. Европейский союз не смог провести миграционные реформы после миграционного кризиса 2015 года, когда страны Центральной и Восточной Европы отвергли план Европейской комиссии по автоматическому распределению мигрантов и просителей убежища по всему континенту. В течение последних пяти лет такие члены ЕС, как Германия, принимали мигрантов из таких стран, как Италия и Греция, на добровольной основе. Число мигрантов, прибывающих в Европейский союз морем, сократилось примерно с одного миллиона в 2015 году до примерно 123 000 в 2019 году. В период с января по середину сентября основными пунктами въезда мигрантов по морю были Италия (принимавшая около 22 400 мигрантов), Испания (17 200 мигрантов) и Греция (12 600 мигрантов). При этом именно эти южноевропейские страны являются одними из наиболее пострадавших от вызванных пандемией рецессий в Европе: Италия, как ожидается, сократит свой экономических рост на 11,2%, Испания — на 10% и Греция — на 9% в этом году.

Снижение уровня миграционных потоков, которые вызваны прежде всего пандемией, тем не менее принципиально не меняет главного факта: Европейский союз останется привлекательным местом для просителей убежища и экономических мигрантов, и государства-члены будут продолжать бороться за их принудительную депортацию. Новый план Европейской комиссии предполагает внедрение более эффективных механизмов обработки просьб о предоставлении убежища и миграции, а также более быструю репатриацию мигрантов, чьи просьбы отклоняются. При этом только 38,1% заявлений о предоставлении убежища в «первой инстанции», полученных Европейским союзом в 2019 году, привели к положительным результатам. Лишь небольшая часть мигрантов, чьи просьбы о предоставлении убежища или миграции отклоняются, фактически репатриируются, и большинство из них остаются в Европе нелегально. Это происходит потому, что большинство государств-членов ЕС не имеют возможности отслеживать каждого нелегального мигранта или обеспечивать исполнение решений о репатриации. Несколько стран ЕС имеют программы добровольной репатриации нелегальных мигрантов, но большинство из них были приостановлены с начала пандемии COVID-19.

Таким образом, государства-члены ЕС пытаются активизировать свои усилия по репатриации нелегальных мигрантов, но логистические и экономические проблемы при этом остаются нерешенными. В то же время ухудшение экономических условий в странах с большим числом беженцев, таких как Турция и Ливан, а также в транзитных государствах для мигрантов, таких как Ливия, Тунис и Марокко, означает, что тысячи просителей убежища и экономических мигрантов будут продолжать пытаться добраться до Европы морем. Нынешний план Европейской комиссии не предусматривает механизма распределения мигрантов по всему блоку, а это означает, что страны Средиземноморья будут продолжать нести большую часть бремени. Странам, которые не хотят принимать мигрантов из других государств-членов ЕС, предлагается оказывать финансовую помощь тем странам, которые испытывают наибольший миграционный прессинг, и участвуют в процессе репатриации. Хотя это теоретически означает дополнительную финансовую помощь таким странам, как Греция, Италия, Мальта и Испания, эти государства по-прежнему будут оставаться главным пунктом въезда мигрантов и, таким образом, будут нести ответственность за большинство заявлений о предоставлении убежища и миграции. 23 сентября греческое и испанское правительства заявили, что они будут настаивать на введении обязательного переселения мигрантов в Европейский союз. В то же время страны, включая Австрию, Чехию и Словакию, приветствовали тот факт, что предлагаемый комиссией план не предусматривает обязательного переселения мигрантов. План комиссии потребует ратификации со стороны Совета ЕС и Европейского парламента, а это означает, что он может быть изменен или даже отменен в ближайшие месяцы.

Это позволит Турции продолжать шантажировать Брюссель, что особенно актуально в условиях нынешнего кризиса отношений между Турцией и ЕС по вопросу геологоразведочной активности Анкары у побережья Кипра, и позволять большему числу мигрантов добраться до Греции, Кипра и Болгарии в качестве рычага давления в ее отношениях с Европейским союзом. Такие страны, как Марокко и Ливия, также будут использовать миграцию в качестве инструмента переговоров, когда будут просить членов ЕС, таких как Испания и Италия, об увеличении финансовых траншей в рамках новых пакетов экономической помощи.

52.14MB | MySQL:103 | 0,580sec