Последствия расширения внешних связей «Талибана» в контексте внутриафганского перемирия. Часть 1.

Похоже, в настоящий момент радикальное исламисткое движение «Талибан» (запрещено в РФ) стоит на передовой линии региональной дипломатии. Его руководство проводит официальные встречи с региональными и внерегиональными игроками, включая США, и, по всем признакам, получило предварительное одобрение на получение доступа к власти в Кабуле. Форма и степень власти талибов в Афганистане все еще не определены, но высока вероятность, что у нее есть будущее, учитывая, что в сентябре 2020 года уже начались мирные переговоры с афганским правительством о разделе власти. В феврале между талибами и делегацией Госдепартамента США во главе со специальным посланником Залмаем Халилзадом было подписано соглашение о прекращении насилия и разработке дорожной карты для внутриафганских мирных переговоров, которые потенциально могут привести к созданию национального коалиционного правительства. Между тем, существует мнение, что региональные державы, такие как Индия и Иран, интерпретируют сделку как верный признак того, что талибы получат доступ к власти в Афганистане с благословения Вашингтона. По этой причине правительства данных государств чувствуют острую необходимость пересмотреть свои возможности и соответствующим образом скорректировать внешнюю политику. Картина, которую мы видим сейчас, кардинальным образом отличается от той, что мир свидетельствовал в конце 2001 года после насильственного изгнания талибов из Кабула международной коалицией под руководством США. Вмешательство международной коалиции в дела Афганистана стало самой продолжительной и самой затратной кампанией не только для США, но и для их союзников. Более 2400 американских военнослужащих погибли в Афганистане, и до момента конца 2019 года война обошлась американской экономике в 2 трлн долларов. Война с талибами была нелегкой главным образом потому, что США не смогли ликвидировать убежища боевиков на территории Пакистана. В июне 2011 года президент США Барак Обама объявил о выводе 10 тысяч американских военнослужащих из Афганистана, к середине 2012 года территорию страны покинули еще 23 тысячи человек. Нынешняя администрация президента Дональда Трампа несколько изменила политику администрации Обамы, в 2018 году дополнительно развернув в Афганистане контингент из 3000 американских военнослужащих. Администрация Трампа также активизировала усилия по достижению мирного соглашения с талибами и внутриафганскому урегулированию. Нынешняя политика президента США по выводу войск из Афганистана также связана с опасениями, что выход американских вооруженных сил может привести к еще большему хаосу в Афганистане, учитывая множественные акты насилия талибов в отношении мирного населения, в особенности женщин, а также религиозных и национальных меньшинств в лице шиитов и хазарейцев. Участие талибов в управлении Афганистаном после вывода войск – вопрос проблематичный, но многое будет зависеть от результатов внутриафганского диалога, а также действий правительственных сил и антиправительственных формирований (в частности, запрещенных в России террористических организаций «Аль-Каида» и ИГ). Сделка с США вселяет в талибов уверенность в расширении внешних связей, получении легитимности вместе с возможностью оказывать давление на афганское правительство. Заметное изменение во внешней политике талибов можно увидеть в его связях с Пакистаном, а также во взаимодействии с такими региональными игроками как Иран, Россия и Китай.

 

Пакистан

Поскольку под контролем «Талибана» находится значительная территории Афганистана, его влияние было признано внешними субъектами, заинтересованными в мирной дипломатии и внутриафганском диалоге. По оценкам экспертов в данный момент 34% территории Афганистана находится под контролем правительства Афганистана, 19% – под официальным контролем талибов, а 47% оспаривается. Это во многом стало возможным из-за поддержки Пакистана, благодаря которой в последнее десятилетие талибы имели возможность реорганизовать свои силы в убежищах на его территории. При этом стоить отметить, что «Талибан» по-прежнему не включен в список иностранных террористических организаций Госдепартамента США. Хотя это не повлияло бы на отношения талибов с такими государствами как Иран, окончательный вывод войск США из Афганистана предоставил бы возможность другим региональным державам, таким как Пакистан, Китай и Россия, расширить свое влияние в стране. Тем не менее, в данный момент мало что известно о том, как талибы взаимодействуют с другими региональными игроками.

Пакистан имеет давние и сложные отношения с «Талибаном». После терактов в США 11 сентября 2001 г Исламабад, когда-то являвшийся опорой талибов, присоединился к американской «войне с террором», что стало поворотным моментом по сравнению с его предыдущей позицией в отношении движения. Хотя в последующие годы Пакистан восстановил связи с талибами, до недавнего времени многие сделки носили тайный характер. В 2015 году Министерство иностранных дел Пакистана пригласило делегацию талибов принять участие во внутриафганских переговорах в Мурри, ход которых осложнился известиями о смерти муллы Омара. В 2019 году глава политического офиса «Талибана» в Катаре мулла Абдул Гани Барадар, который годами находился в заключении в Пакистане, был приглашен в Исламабад для поддержания мирных переговоров с США. Данный визит талибов в Исламабад имел символический характер, так как в ходе него и талибы, и власти Пакистана использовали возможность подчеркнуть масштабы своих отношений. Исламабад очевидно стремится оставаться тесным союзником Афганистана и играть важную роль в будущем страны. По словам министра иностранных дел Пакистана Шах Мехмуда Куреши «Пакистан пытается помочь возобновить процесс диалога [между США и «Талибаном» – ред.], чтобы довести его до логического завершения».

62.28MB | MySQL:101 | 0,537sec