Американские эксперты анализируют деятельности российских ЧВК на Ближнем Востоке и Африке. Часть 1

Недавно аналитическая группа The Asymmetric Warfare Group (AWG), которая спонсируется the Johns Hopkins University Applied Physics Laboratory (JHU/APL), выпустила доклад, посвященный анализу деятельности российских ЧВК на Ближнем Востоке и Африке. В нем констатируется, что все более напористая позиция Российской Федерации в период с 2007 по 2019 гг. в Восточной Европе и на Ближнем Востоке поставили перед американским военными новые варианты работы с незнакомыми задачами. После десятилетий работы по подготовке, оснащению и развертыванию для борьбы с терроризмом национальных сил США, оборонная стратегия Пентагона теперь должна учитывать «возрождение долгосрочной, стратегической конкуренции… со стороны ревизионистских держав (Китай и Россия)», что является «ведущим вызовом в новой стратегической среде». Основные приоритеты работы Госдепартамента подразумевают сейчас наличие фактора того, что «ревизионистская стратегия России не только стремится ослабить влияние США в мире и отделить нас от наших союзников и партнеров», но также и для того, чтобы подорвать и в конечном счете уничтожить «устойчивые каноны международного порядка, сложившиеся после Второй мировой войны». Одним из многих инструментов распространения своего влияния, которые Россия использовала для осуществления этой ревизионистской стратегии, заключается в увеличении использования российских частных военных компаний (ЧВК) в военных операциях и других областях стратегической конкуренции и конфликтов. С момента вторжения и затянувшегося конфликта на Украине, а также российского вмешательства на стороне режима Асада в Сирии, российские ЧВК были быстро растущим предметом анализа  при рассмотрении российских операций. Существует многие исследования по вопросам, связанным с российскими ЧВК: мотивы и природа их использования; их оснащение, обучение и персонал; их взаимоотношения и координация действий с Российской Федерацией; их правовые средства или параметры; что дает России значительные преимущества. Одна из многих причин, почему Россия использует такие группы, заключается в минимизации через этот алгоритм способности его противников принимать четкие и быстрые решения. Цель Москвы — попытаться все запутать и оставить… своих противников, в том числе американских военных, в неуверенности по вопросу того, как именно реагировать на то, что происходит и кто есть кто. Российская Федерация использовала самые разнообразные негосударственные силы для достижения национальных военных или внутренних целей безопасности. По мнению российского эксперта Сергея Суханкина, российский подход различает четыре типа компаний, определяя каждую в соответствии с услугами, которые они обеспечивают: военные компании-провайдеры, которые предлагают своим клиентам тактическое обеспечение в ходе военных действий (в том числе непосредственное участие в боевых действиях); военные консалтинговые компании, которые консультируют клиентов по вопросам, связанным со стратегическим планированием и реформой вооруженных сил, непосредственно помогают в подготовке военных кадров, персонала, а также обеспечивают руководство по работе с новыми видами вооружения; военные вспомогательные группы, которые обеспечивают вспомогательное обслуживание и функции (включая услуги в сфере информационных технологий и военной сфере); частные охранные компании [ЧОПы], которые занимаются антикризисным управлением, оценкой рисков, консалтингом в области безопасности, разминировании или обучении местных правоохранительных органов. Российские ЧВК относятся к компаниям, управляемые или состоящие в основном из российских граждан, основная часть которых осуществляет деятельность от имени клиентов (Российская Федерация, другие государства, или частные клиенты) в рамках тактической поддержки во время военных действий (в том числе боевой), непосредственной подготовки военнослужащих и другие аспектов военной поддержки. Именно такой вид ЧВК присутствует в Сирии и Ливии.

Сирия

В то время, как количество действующих акторов и конкурирующих интересов в сирийской гражданской войне только росли с начала 2011 года, основные цели российских ЧВК там оставалась достаточно последовательными. Во-первых, поддерживать и защищать режим Башара Асада в рамках операций против террористических групп и оппозиционных сил. Во-вторых, Россия утверждала, что боевые действия против джихадистских сил в Сирии служат интересам внутренней безопасности: от 1500 до 2500 российских граждан с Кавказа и граждан других стран бывшего СССР воевали за «Исламское государство» (ИГ, запрещено в России) в Сирии и Ираке. В-третьих, вмешательство позволило укрепить военное присутствие для проекции мощности в регионе, включая расширение в 2017 году военно-морского объекта в Тартусе, авиабазы в Хмеймиме в Латакии, а также использование авиабазы Шайрат в Хомсе. Однако, несмотря на эти руководящие принципы и интересы, российское вмешательство в Сирии и на Ближнем Востоке, по-видимому, имеет импровизированный и гибктй к меняющимся международным и внутренним факторам характер.

Раннее участие ЧВК – Славянский корпус — группа «Моран»

Участие российских ЧВК в Сирии предшествовало официальному участию Российской Федерации в 2015 году через развертывание Славянского корпуса в Сирии в 2013 году, что часто упоминается как один из самых ранних примеров современного использования Москвой ЧВК. Подтверждения в прессе об участии этой группы в Сирии появились после того, как джихадисты заявили, что убили российских граждан под Хомсом. Публикация фотографий документов, удостоверяющих личность россиянина и связывающих его со Славянским корпусом (штаб-квартира  в Гонконге, но имеет корни из Санкт-Петербурга) и группой безопасности «Моран» (российским ЧОПом, предоставляющим бригады для перевозки грузов, поиска и спасение заложников, охраны и конвоя, в том числе судов, и другие услуги), должна была подтвердить сам факт присутствия этих групп в Сирии. В то время как представители Славянского корпуса утверждали, что «убитый» был жив и находится дома в России, независимые российские журналисты  сообщили, что документы были подлинными. При этом действительно «оживший» боец утверждал позже, что Славянский корпус не принимал участия в боевых действиях, а его основной задачей было обеспечение «обороны хозяйственных объектов Сирии, чтобы освободить подразделения сирийской армии от этих обязанности в рамках их контртеррористической деятельности». Подробные интервью с другими членами Славянского корпуса нарисовали другую картину роли группы. Новобранцы были доставлены самолетами в Ливан и затем по суше в Сирию, где они должны были выполнять пассивную и законную функцию безопасности в рамках защиты «энергетических объектов» по контракту с сирийским правительством. По их словам, сотрудники ФСБ “»были на борту и участвовали в проекте». Вместо этого, по прибытии в Дамаск, новобранцы Славянского корпуса обнаружили, что они работают на разных неназванных сирийских граждан, и что они должны были захватить и удержать объект нефтяной промышленности, который находится более чем в 500 км от Дейр-эз-Зора.

Оборудование, обучение и персонал

Славянский корпус был описан в прессе как плохо оснащенный и насчитывающий в общей сложности 267 человек. Один бывший участник утверждал, что он был разделен на две компании—Cos и «Славянский» (но неясно, отражали ли эти названия реальность их существования в качестве отдельных структур). Некоторые из бывших опрошенных членов были в прошлом военными и первоначально были набраны для антипиратских миссий на основе их военного опыта. Руководители Славянского корпуса утверждали, что их военный потенциал составляет около 2000 человек. Нет никаких указаний на то, что члены группы прошли какую-то дополнительную подготовку до своего развертывания в Сирии, но они были оснащены вооружением только по прибытии в Сирию через сухопутные переходы из Ливана. Помимо стрелкового оружия, они были снабжены разнообразным тяжелым вооружением и техникой сомнительного качества: зенитные орудия образца 1939 года, минометы 1943 года, четыре танка Т-72 (позже взятые сирийцами и замененные на Т-62, которые были в плохом состоянии и брошены), БМП, джипы и автобусы Hyundai с самодельной броней.

Координация с Россией и другими странами

Бывшие военнослужащие, сотрудники ОМОН и МВД якобы были завербованы главой группы безопасности группы «Моран» и подполковником запаса ФСБ Вячеславом Калашниковым, после чего другой вербовщик обеспечил оформление документов для Сирии и заказал паспорта. Один боец отождествил этот процесс непосредственно с ФСБ, («ФСБ взяла наши подписи»). В этой связи есть обоснованное подозрение в том, что ФСБ причастна к созданию Славянского корпуса, но и ФСБ, и группа безопасности «Моран» отрицали свою причастность к Славянскому корпусу. Один анонимный источник в прессе отметил, что двусмысленность в отношении государственной причастности к Славянскому корпусу, скорее всего, обусловлена тем, что «часто трудно сказать, где заканчиваются частные интересы и начинаются правительственные… в этом-то все и дело». Денис Коротков—российский журналист, освещающий российскую ЧВК—утверждал, что Славянский корпус «не может существовать без серьезной поддержки со стороны высокопоставленных чиновников в правительстве». Славянский корпус был расквартирован совместно с сирийскими военными новобранцами в Латакии. Неназванные сирийцы осуществляли контроль над тем, как корпус был оснащен. Последняя по времени боевая операция корпуса произошла, когда их в 2013 году послали на помощь сирийскому ополчению в соседнем с Латакией селе Сухнах, во время боя они получили огневую поддержку со стороны сирийских правительственных самоходок и авиации. Но два подразделения Славянского корпуса бежали после того, как противоборствующие силы боевиков начали контрнаступление, в силу чего произошел конфликт между руководством структуры и их сирийским «работодателем». После этого корпус вскоре разоружился и покинул Сирию.

Правовые вопросы

После прибытия на чартерных самолетах в Москву сотрудники Славянского корпуса, возвращавшиеся из Сирии, были задержаны офицерами ФСБ. Цифровые носители информации, паспорта, бланки неразглашения и билеты были конфискованы. В то время как большинство членов Славянского корпуса были освобождены, их глава Вадим Гусев (заместитель директора группы «Моран») и Евгений Сидоров (человек, отвечающий за вербовку рекрутов) были арестованы и обвинены ФСБ в осуществлении наемнической деятельности. Непонятно, почему они были арестованы по возвращении. Однако, несмотря на этот провал, он не положил конец карьеры всех вовлеченных лиц. Согласно сообщениям прессы, одним из командиров Славянского корпуса был Дмитрий Уткин —подполковник ГРУ (2-я отдельная бригада, 700-й отдельный отряд спецназа), который работал с группой «Моран» с 2013 года, а впоследствии основал ЧВК «Вагнер». Отдельная группа россиян продолжала работать в Сирии и осуществляла охрану ключевых объектов по контракту с Zeitpplus Consultancy Services, Ltd of Cyprus, но их контракты не предполагали участие в военных действиях.

Открытое вмешательство в Сирию

Появление формального военного участия Российской Федерации в сентябре 2015 года, что положило начало значительному росту наступательного использования ЧВК в Сирии. Российские ЧВК были активны в Сирии задолго до официального вмешательства России, а с осени 2014 года этот фактор привел к притоку российского персонала ЧВК. Особенно надо отметить значительную роль прежде всего ЧВК «Вагнер», временами выступающей под именем ОСМ. При этом вполне возможно, что некоторые открытые источники об участии других российских ЧВК ошибочно идентифицировали их как ЧВК «Вагнер». Ряд сообщений в прессе утверждал, что в Сирии действовала российская ЧВК «Туран» — якобы «мусульманский батальон», состоящий из бойцов из Центральной Азии и Северного Кавказ, который воевал вместе с ЧВК «Вагнер» в Сирии, но последующие журналистские расследования показали, что это был фейк. Открытая информация дает значительную детализацию об участии российских ЧВК по крайней мере в четырех основных эпизодах боевых действий в Сирии:

1. Освобождение Пальмиры от ИГ силами России, Сирии и других стран 13-27 марта 2016 года;

  1. Второе освобождение Пальмиры весной 2017 года, после того как город был отбит ИГ в декабре 2016 года;
  2. Осеннее наступление 2017 года на богатую нефтью провинцию Дейр-эз-Зор.
  3. 4 февраля 2018 г. Битва при Хашаме в Дейр-эз-Зоре, где совместные сирийские, проасадовские и российские силы ЧВК продвинулись на позиции США и коалиции, где попали под американские воздушные и артиллерийские удары.

Таким образом, российские ЧВК в Сирии играли заметную роль в наступательных операциях. Выступая перед прессой, члены ЧВК «Вагнер» утверждали, что исполняют прежде всего нелегкие и трудные задачи на передовой, «часто выдвигаясь в первые ряды волн атаки и штурма населенных пунктов и позиций противника». Один из участников назвал роль ЧВК «Вагнер» в боях «как пушечне мясо». Россия, вероятно, широко использует российские ЧВК для выполнения высокорискованных миссий в качестве элемента последовательной политики России по минимизации потерь официальных российских военных в Сирии в рамках  снижения уровня политической чувствительности у себя дома. Роль и функции, выполняемые ЧВК «Вагнер» в боевых операциях включали наличие передовых советников, координацию огня и доразведку целей. Российские сотрудники ЧВК также якобы служили инструкторами для сирийских и лоялистских силовиков, и даже усиленные сирийские подразделения были созданы и обучены при их участии (например, сирийский 5-й добровольческий штурмовой корпус). Они также взяли на себя функции защиты сирийской инфраструктуры. По состоянию на конец марта 2019 года появилась новая российская миссия ЧВК в Сирии, которую называют Вегасскими стратегическими службами LTD (Vegacy, Vega). Vega имела ярко выраженный общественный профиль в Сирии и выполняла более традиционные военные контрактные работы (обучение, охрана объекта) и, по-видимому, не выполняет фронтовых боевых операций. Некоторые анализы открытой информации описывают персонал Vega как группу, в которой присутствовали как российские, так и украинские граждане.  СБУ Украины это отрицает и утверждает, что те сотрудники, идентифицированные как украинцы, с 2014 сотрудничают с российскими спецслужбами и что Vega — это прикрытие для ЧВК «Вагнер». Однако другие наблюдатели отметили следующее ярко выраженное освещение деятельности  Vega прокремлевской прессой. Это дает основания полагать что эта группа не более чем информационная операция по дискредитации западного освещения деятельности ЧВК «Вагнер» и других российских ЧВК. По состоянию на лето 2019 года, по крайней мере, одна российская ЧВК, известная как «Щит» оказывала охранные услуги на нефтяном месторождении к северу от Пальмиры, которое принадлежит российской компании «Стройтрансгаз». Об этом стало известно в июле 2019 год после того, как в арабоязычных СМИ появились сообщения об гибели трех российских граждан в Сирии, о чем не сообщили российские военные в Хмемиме. ЧВК «Щит», по ряду данных, действует при поддержке 45-й Гвардейской бригады ВДВ России, которая базируется в Кубинке. Руководство этой ЧВК состоит из ветеранов ВДВ. Одним из командиров может быть ветеран 45-й бригады Евгений Сидоров, который был арестован в 2014 году за свою работу с группой  «Моран» в Сирии. ЧВК «Шит», как сообщается, обеспечивает безопасность пяти объектов в Сирии и имеет 25-30 человек на каждом участке с их ротацией через 3 месяца с зарплатой около 120 000 рублей в месяц. По меньшей мере два бойца этой ЧВК, убитых в июле 2019 года, ранее воевали в Луганской Народной Республике в 2014-2015 годах, но в отдельных батальонах милиции (один в «Амуре», другой в «Витязе»”). Один из них также был ранее был членом ЧВК «Вагнер», начиная с сентября 2015 года по 2018 год. Осенью 2018 года семьи двух погибших получили свидетельство о смерти, которые подписали российские военные врачи, базирующиеся в Сирии. В отличие от ЧВК «Вагнера», ЧВК «Щит» не смогла получить ни танков, ни артиллерии, ни самоходных реактивных систем. Осенью 2018 года ЧВК «Щит» набирала военных, имеющих опыт эксплуатации 82-мм минометов «Василек», но неясно, успешно ли она решила этот вопрос.

52.54MB | MySQL:102 | 2,030sec