Последствия расширения внешних связей «Талибана» в контексте внутриафганского перемирия. Часть 2.

Премьер-министр Пакистана Имран Хан предостерег иностранные державы от поспешного вывода военного контингента с территории Афганистана. «Все, кто вложился в афганский мирный процесс, не должны поддаваться искушению установить нереальные сроки. Поспешный уход международного сообщества из Афганистана был бы неразумным», – написал Имран Хан 26 сентября в авторской колонке американской газеты The Washington Post. «Мы также должны остерегаться региональных провокаторов, которые не заинтересованы в мире и считают нестабильность в Афганистане выгодной для их собственных геополитических целей», – добавил он. По его словам, за исключением самих стойких афганцев, ни один народ не заплатил за конфликт в Афганистане более высокую цену, чем народ Пакистана. «На протяжении десятилетий конфликта Пакистан взял на себя ответственность за заботу о более чем четырех миллионах афганских беженцев. Оружие и наркотики также хлынули в нашу страну. Войны нарушили нашу экономическую траекторию и радикализовали наше общество…», – добавил премьер-министр. Имран Хан читает, что «только процесс примирения, осуществляемый афганцами и возглавляемый афганцами, осознающими политические реалии и разнообразие Афганистана, может привести к прочному миру». Премьер добавил, что, несмотря на препятствия, мирные переговоры остались успешными благодаря мужеству и гибкости, проявленным всеми сторонами. Но, вместе с тем, Имран Хан отметил, что внутриафганские переговоры, вероятно, будут еще более трудными и потребуют терпения и компромисса со всех сторон. В заключение он повторил, что Пакистан будет и впредь поддерживать афганский народ в его стремлении к единому, независимому и суверенному государству, находящемуся в мире с самим собой и своими соседями.

Говоря об отношениях «Талибана» с другими региональными игроками, стоит отметить, что до событий 2001 года Россия и Иран поддерживали выступавший против движения «Талибан» Объединенный национальный фронт, также известный как Северный альянс. Несмотря на это, в последние годы талибы начали предпринимать попытки взаимодействия с Россией и Ираном. «Талибан» зарекомендовал себя в качестве боеспособной силы против террористической организации «Исламское государство» (ИГ, запрещена в РФ) в афганской провинции Хорасан (центральноазиатская провинция ИГ, известная как «Вилаят Хорасан»), появление которой вызывает озабоченность как Ирана, так и России. В свете этого в 2016 году Россия, Пакистан и Китай допустили ослабление санкций в отношении ряда лидеров «Талибана» при условии, что их деятельность не будет представлять угрозу национальной безопасности Афганистана.

 

Иран

Через два месяца после очередного раунда переговоров между США и «Талибаном» в декабре 2018 года Тегеран подтвердил, что делегация талибов посетила Иран для обсуждения с представителями правительства событий в Афганистане. Сообщается, что в борьбе против ИГ Иран обеспечил оружием и поддержал финансово некоторые группировки талибов в западной части Афганистана. Взаимодействие между Ираном и талибами – сложный вопрос, однако, учитывая, что в прошлом Тегеран поддерживал силы, выступавшие против движения, в данный момент в отношениях наблюдается очевидный сдвиг. Тегеран, однако, проявляет осторожность из-за антишиитской позиции «Талибана», и это отражено в комментариях министра иностранных дел Ирана Мохаммада Джавада Зарифа о том, что ««Талибан» не должен играть доминирующую роль в Афганистане».

Несмотря на его официальные заявления в поддержку нынешнего афганского правительства и призыв к ограниченному участию талибов в будущем Афганистана, неоднократно сообщалось, что Иран оказывает военную поддержку некоторым группировкам талибов и, возможно, пытается взаимодействовать с некоторыми отколовшимися фракциями, которые не довольны мирным соглашением с США. Если это так, Иран может стремиться сохранить связи с отдельными представителями движения «Талибан», если они будут представлять правительство в будущем.

 

Россия

В 2015 году Замир Кабулов, занимавший на тот момент должность посла РФ в Афганистане, подтвердил наличие каналов связи с талибами, по которым ведется обоюдный обмен информацией. Вместе с тем он подтвердил, что интересы талибов в борьбе с ИГ объективно совпадают с российскими. В ноябре 2018 года, несмотря на статус движения (в 2003 году «Талибан» был признан в РФ террористической организацией), Россия пригласила делегацию талибов в Москву для участия в форуме с другими афганскими политиками и представителями США, Индии, Ирана, Китая, Пакистана, Казахстана, Кыргызстана, Таджикистана, Туркменистана и Узбекистана. Данный шаг стал заметным изменением в отношениях талибов с Россией, учитывая, что руководство движения отказалось принять участие в аналогичной конференции, организованной в Москве годом раннее. Конференция 2018 года предоставила «Талибану» возможность обрести легитимность, а также установить или углубить диалог с другими региональными игроками. Московская конференция также продемонстрировала, что «Талибан» не был готов заключить мирное соглашение с афганским правительством. Фактически, на этом форуме он отклонил предложение Москвы о трехмесячном прекращении огня. В мае 2019 года Россия пригласила талибов и делегацию афганского правительства на очередной раунд московского форума. На этот раз представители официального Кабула предложили заключить соглашение о прекращении огня, которое снова было отклонено талибами, потребовавшими обеспечить уход с территории Афганистана войск США в качестве предварительного условия для прекращения огня. Однако во время подписания мирного соглашения с США в начале 2020 года позиция «Талибана» в отношении прекращения огня изменилась: талибы обеспечили обмен 1000 правительственных заключенных на 5000 пленных боевиков в качестве условия для начала внутриафганских переговоров и прекращения огня. Таким образом, роль России в качестве медиатора внутриафганского конфликта нельзя назвать основополагающей, однако ситуация может измениться в сторону усиления ее влияния в данном вопросе в случае если военный контингент США в скором времени покинет территорию Афганистана.

 

Китай

Взаимодействие с Китаем имеет решающее значение для «Талибана» с точки зрения расширения его дипломатического влияния в регионе. Руководство движения в последнее время предпринимало попытки расширить контакты с Пекином, делегация талибов посетила страну как минимум дважды, в июне и сентябре 2019 года. Афганское правительство обратилось за поддержкой к Пекину, чтобы побудить «Талибан» и Пакистан к участию в мирном диалоге, но усилия Китая по восстановлению мира и проведению внутриафганских переговоров не дали существенных результатов. Интерес в разрешении внутриафганского конфликта для Пекина, в первую очередь, заключается в том, чтобы он мог беспрепятственно реализовать масштабный экономический проект «Один пояс, один путь», проложив маршрут через территорию Афганистана. Несмотря на высокую заинтересованность обеих сторон в данном проекте, в настоящий момент продолжающиеся боевые действия и растущий уровень насилия на территории страны не позволяют Китаю существенно продвинуться в реализации этой части проекта.

Таким образом, «Талибан» использует свое участие в международных мероприятиях, таких как форумы в Москве и визиты в Иран и Китай в качестве возможности усилить свою легитимность и поставить под сомнение авторитет афганского правительства, а также чтобы настоять на уходе США из Афганистана и наладить отношения с другими игроками в регионе. Поведение талибов несет стратегический характер, их целью является подрыв влияния афганского правительства и установление контроля над большей частью территории Афганистана. Углубляя взаимодействие с другими странами региона, «Талибан» заверяет их в том, что в будущем  между ними будут установлены дружеские отношения. Однако отсутствие у талибов гибкости в вопросе разделения власти с правительством и другими группировками вызывает озабоченность у региональных игроков. Кроме того, строгое толкование «Талибаном» законов шариата может спровоцировать активизацию деятельности других экстремистских группировок, что вызывает серьезную озабоченность России, Китая и других стран в регионе.

52.54MB | MySQL:103 | 0,500sec