К визиту помощника госсекретаря США Р. Баучера в Пакистан

Помощник государственного секретаря США по Южной и Центральной Азии Ричард Баучер вновь посетил Пакистан. Его визит продолжался с 30 июня по 2 июля с.г. Основные пункты переговоров стали уже традиционными:

— пакистано-американские отношения на современном этапе;

— антитеррористическая операция в приграничной с Афганистаном зоне пуштунских племен;

— проблемы внутриполитического развития Пакистана;

— финансовая помощь США социальным проектам в Пакистане;

— вопросы регионального развития, представляющие взаимный интерес [1].

Традиционен был и список встреч: президент П. Мушарраф, премьер-министр Юсуф Раза Гилани, начальник штаба сухопутных сил генерал Кияни, лидеры политических партий, победившие на всеобщих парламентских выборах 18 февраля с.г., — Асиф Зардари (Пакистанская народная партия/ ПНП) и Наваз Шариф (Пакистанская мусульманская лига Наваз Шарифа/ ПМЛ Н). Иными словами, были охвачены все властные структуры, имеющие влияние на развитие внутренней и внешней политики Пакистана.

Столь частые за последние шесть месяцев визиты официальных лиц администрации, сената и конгресса США в Пакистан говорят о повышенном интересе Вашингтона в регионе Западной Азии, об обеспокоенности военной операции сил НАТО в приграничных с Пакистаном районах соседнего Афганистана и т.д. [2].

Для успешного ведения антитеррористической военной операции в Афганистане США необходим стабильный Пакистан, без внутренних политических потрясений, импичмента, экономических кризисов, Красных мечетей и т.д.

Июнь–июль текущего года — переломный этап и для США: завершается предвыборная президентская гонка, республиканцы и демократы в той или иной форме высказались за приоритетность продолжения военных операций как в Ираке, так и в Афганистане. 30 июня президент США Дж. Буш одобрил дополнительное финансирование военных операций в регионе, выделив на эти цели 162 миллиарда долларов на ближайшие полтора года.

В настоящее время в Афганистане находятся 32 тыс. американцев и 38 тыс. солдат сил НАТО из 40 стран. Как заявил президент США Дж. Буш, за последние два года численность коалиционных войск увеличилась вдвое и в ближайшее время будет только возрастать [3]. И основной театр военных действий — зона пуштунских племен на границе с Пакистаном.

Представляется, что нынешняя администрация США «выполнила» намеченную и финансовую, и военную программу в отношении Пакистана. В настоящее время США берут тайм-аут до инаугурации следующего президента, когда и будет представлена ее новая концепция «борьбы с терроризмом» в Пакистане. Подчеркивается это и тем приоритетом, который уделил Дж. Буш вопросам мировой торговли и помощи Африке на саммите G8, проходившем в начале июля в Японии.

Но вернемся к пакистано-американским отношениям. Несмотря на жесткий мониторинг внутриполитической ситуации со стороны США, в них произошел определенный перелом. До 18 февраля они в целом складывались гладко, ясно, перспективно. Исламабад в лице президента П. Мушаррафа был надежным союзников в борьбе против терроризма и исламского экстремизма, начиная с 11 сентября 2001 г.

Смешали всю игру парламентские выборы в Пакистане, мощная победа политических партий, враждебно настроенных по отношению к действующему президенту. Много было социальных перипетий в Пакистане за прошедшее после выборов время. В каждый свой приезд американские дипломаты и сенаторы касались двух основных вопросов — борьбы против исламских экстремистов в зоне пуштунских племен на границе с Афганистаном и сглаживания жестких противоречий как между ведущими политическими партиями, с одной стороны, так и между политическими партиями и президентом П. Мушаррафом — с другой.

Ведение военных операций федеральными войсками в Северо-Западной пограничной провинции в прошлые годы вызывало критику со стороны оппозиции. Сегодня новые власти избрали тактику сближения с боевиками. Еще в апреле текущего года коалиционное правительство во главе с премьер-министром инициировало переговоры с представителями боевиков.

Новый кабинет министров не отступает от стратегии борьбы с терроризмом, но предлагает отказ от ведения активных военных действий против боевиков в зоне пуштунских племен на территории Северо-Западной пограничной провинции на границе с Афганистаном и ратует за предоставление широкой социальной помощи племенам и диалог с боевиками.

Терроризм, по словам современных пакистанских политиков, «представляет угрозу экономическому развитию, и Пакистан не допустит использования ими свой земли» [4]. Официальный Исламабад и многие политические партии поддерживают переговорный процесс, подчеркивая необходимость привнесения мира как в Северо-Западную пограничную провинцию, так и в Белуджистан, финансирование из федерального бюджета ряда инфраструктурных и образовательных проектов в регионе. Политика нового коалиционного правительства по вопросу о так называемом tribal area/ зоне племен входит в противоречие со стратегией США, которые настаивают на продолжении конфронтации, в частности, с движением Талибан [5]. Вашингтон утверждал, что боевики воспользуются передышкой для укрепления и наращивания своих сил.

Тем не менее федеральные власти предпринимают определенные шаги, направленные на заключение договора с представителями племен [6].

Вторым не менее важным для США является вопрос стабильности внутриполитической ситуации в Пакистане в целом. Известно, что две правящие партии — ПНП, ПМЛ (Н) — уже после всеобщих парламентских выборов 9 марта с.г. подписали так называемый Договор Марри. Согласно документу, стороны согласились на выполнение ряда условий, в том числе на восстановление в должности судей Верховного суда и судов местных инстанций, уволенных за отказ признать Временный конституционный указ о введении чрезвычайного положения в Исламской Республике Пакистан 3 ноября 2007 г. Собственно, вопрос о восстановлении уволенных судей и стал причиной правительственного кризиса, когда 12 мая с.г. девять министров, членов Пакистанской мусульманской лиги (Н), подали прошение об отставке в знак протеста против того, что судьи до сих пор не восстановлены. Фактически налицо развал коалиции или, как его называют в мировой прессе, «холодная война внутри коалиции». Выведя своих министров из состава федерального правительства, Наваз Шариф ушел в родной Пенджаб, крупнейшую провинцию Пакистана, главным министром которой избран его брат Шахбаз Шариф.

Определенная угроза дестабилизации внутриполитической обстановки сохраняется со стороны Наваза Шарифа, но она представляется незначительной, о чем свидетельствует провальный марш юристов в июне, инициированный ПМЛ (Н) [7].

В целом, именно правящие партии Пакистана, демонстрируя дружеские чувства по отношению к США, в то же время проявляют несогласие по ряду вопросов с последними. Это касается переговоров с боевиками зоны пуштунских племен. «Пакистанская антитеррористическая политика за последние восемь лет не смогла решить данный вопрос, поэтому она должна быть пересмотрена», — заявил представитель Пакистанской мусульманской лиги (Н), добавив, что «правящая коалиция согласилась на политический диалог с целью решения вопроса полосы племен, последующие действия будут решаться на основе консенсуса» [8] и «нашим иностранным друзьям не следует вмешиваться».

По мнению помощника государственного секретаря США Р. Баучера, именно «война партий» отвлекает правительственные силы и замедляет решение острых вопросов, в частности, вопросы поддержания правопорядка и законности в зоне пуштунских племен, и «коалиционным партиям следует похоронить свои разногласия и решить все вопросы, включая вопрос о судьях» [9]. В целом, конечно, в Пакистане в настоящее время уже не слышны громкие призывы к импичменту президенту П. Мушаррафу, пересмотру каргильского вопроса (провал военной операции в пакистано-индийском конфликте весной 1999 г.), признание нелегитимным введение режима чрезвычайного положения в ноябре 2007 г. и т.д. со стороны ПМЛ (Н). Немаловажную роль в этом сыграли и постоянные встречи с американскими коллегами.

В свою очередь, США тоже стоят перед выбором — на кого делать ставку в будущем, так как президент П. Мушарраф, видимо, отрабатывает последний президентский срок. Остаются двое — Асиф Зардари и Миан Наваз Шариф. Но можно «воспитать» и альтернативную фигуру, или Пакистан не откажется от излюбленного приема… правления военных.

1. Pakistan Times 03.07.08.

2. Наталья Замараева. Об основных интересах США в Пакистане 01.04.08, www.iimes.ru, Наталья Замараева. Пакистан в планах НАТО 30.04.08, www.iimes.ru.

3. BBC 03.07.08.

4. Pakistan Times 03.07.08.

5. Pakistan Times 03.07.08.

6. Наталья Замараева. Пакистан: переговоры федерального правительства с боевиками, 19.06.08, www.iimes.ru.

7. Наталья Замараева. Пакистан: марш протеста юристов, 16.06.08, www.iimes.ru.

8. Pakistan Times 03.07.08.

9. Dawn 01.07.08.

42.42MB | MySQL:92 | 0,938sec